?

Log in

Зачем же ласточки старались? [entries|archive|friends|userinfo]
Anatoly Vorobey

[ website | Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| English-language weblog ]

"на это можно потратить жизнь, тогда вы это узнаете" [май. 29, 2016|02:53 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Замечательное интервью с Мишей Громовым (это гениальный математик такой, 43 года рождения, на Западе с 70-х, живет и работает во Франции, пользуется именем "Миша" как полным):

Миша Громов, Интервью журналу Rigas Laiks

Прочитайте, если вас интересуют математика, ее связь с миром, бесцеремонные и одновременно интересные суждения о других науках и предметах. Вот несколько цитат, но рекомендую все интервью.

О том, можно ли объяснить математику:
"Математику нельзя словами описать... Не знаю, есть ли способ вникнуть в Бога, но в математике такой способ есть, на это можно потратить жизнь, тогда вы это узнаете. Всякая попытка изложить математику популярно и просто, не вникая в ее суть, обречена на провал. Почти все книжки про математику (это относится и к теоретической физике) - это обман, они не имеют почти никакого отношения к предмету. [...]

Так же вы не сможете нарастить мускулы, глядя на гантели, если вам объяснять, что такое гантели. Сколько угодно можно смотреть - мускулы не вырастут. Математика очень трудна; чтобы ее понять, нужны очень большие усилия.

(То есть объяснения тут невозможны?)

Возможны, но надо иметь в виду, что если вы понимаете - значит, ничего не понимаете. Вы начинаете с полного непонимания и в ходе тяжелого, болезненного процесса начинаете понимать. Математика и теоретическая физика - предметы необъяснимые. Как нельзя объяснить, как надо ездить на велосипеде. Сколько ни говорите, ездить не будете, через это надо пройти. Чем больше вы пройдете, чем лучше вы будете, тем больше вы поймете. Не то что поймете сразу все; в математике большинство не понимает, что такое математика. Но по крайней мере есть шанс. Иначе это просто слова. То, что творчески придумывается людьми, всегда связано с невероятным усилием. На эту тему я недавно прочел интересный анализ: почему в Германии не смогли сделать атомную бомбу. Там были первоклассные ученые, но у них не было энтузиазма, они не работали на гипероборотах, как в Америке или в России. На гипероборотах - это не просто усилия, а суперусилия, тогда делаются новые вещи. Это огромный груз, невероятно трудный.

Опять же, мой опыт: когда я слушаю час лекции на мою тему и стараюсь понимать, то невероятно устаю. Когда я слушаю лекцию по философии, по истории или нетехническую лекцию по лингвистике, то могу слушать часами - это абсолютно несравнимая нагрузка на голову. Физика требует тех же усилий, что и математика, но для меня это впустую, потому что я там ничего не понимаю. (Смеется.)"


О реальном мире:

(Скажите, математика как-то связана с реальным миром?)

"(Смеется.) Как-то у Эйнштейна спросили, существует ли физическая реальность. На что он ответил: «Существует ли тра-ля-ля, бум-бум-бум?» Реальный мир - это некое слово, которое нельзя раскрутить, так же, как
нельзя раскрутить слово «Бог». По той причине, что язык к этому не приспособлен. Мы произносим это слово, но оно на самом деле ничего не значит. Потому что у нас нет контекста, в который его можно включить. Если называешь какое-то понятие, оно должно быть включено в больший контекст. Если контекста нет, то им является реальный мир... Большего контекста нет. Поэтому это так же, как говорить про Бога. Нет другого контекста, на этом разговор кончается. Например, когда вы говорите «стол», это часть мебели, часть дома. У вас есть куда его включить. А если некуда, то и говорить нельзя. Есть иллюзия чего-то - слов и прочего, но смысла нет. В этом смысле математика есть часть чего-то. Это вещи слишком большие, чтобы о них можно было говорить. Гораздо больше, чем наш язык. Язык - это лишь часть. Кроме того, есть еще такое общее правило: если на вопрос можно дать короткий ответ, то его не стоило задавать. Простых ответов нет. Ответ на любой интересный вопрос будет очень длинный, сложный и непонятный."


О психологии и философии:

(Вы говорите о вещах, в которых вы вряд ли специалист. Например, вы сказали, что все, что психология говорит о человеке, - это белиберда и чушь...)

"Да, видите ли, я немножко преувеличиваю, но исторически это так. У психологии очень печальная история. Возьмем самую недавнюю ее часть. Фрейд - это было ничего, Фрейд нес всякую ахинею, это нормально. Но то, что ее все повторяли, производит странное впечатление. Поэтому это сообщество не вызывает доверия. Имеется масса ситуаций, когда психологи выступают в судах, говорят сутками и несут полный бред. Но это не значит, что в психологии ничего нет. Там, несомненно, имеются и существенные открытия, но общая психология - белиберда в том смысле, что она не раскрывает сущности нашего мышления, она перпендикулярна глубокой сущности."

(А вы когда-либо в жизни - в текстах или в личном общении - встречались с хорошим философом? Который не несет белиберду?)

"Разумеется. Классическая философия, вся греческая философия, Кант -это исключительно нетривиально!
Я никаких не имею возражений! Современная философия у меня вызывает возражения. Я не очень много знаю, но то, что я читал, было исключительно примитивным. Начиная уже с Бергсона. Он, несомненно, был человеком ярким, но то, что он пишет, уже ерунда какая-то. А уж дальше... Французская философия - это уже даже не философия, это спуд какой-то... Вообще-то в философии есть две тенденции - одна научная, другая - поэтическая. А потом как-то стало путаться. Например, Ницше как научный философ ничего не стоит, но как поэт он очень интересен. Тот же самый Бергсон, с одной стороны, по существу был личностью поэтической, но притворялся, что он научный. Когда начинают цитировать поэзию как науку - это абсурд. Или Деррида - когда он начинал, он был вполне разумным философом, но потом он вдруг понял, что чем большую ерунду он порет, тем большим успехом пользуется. И начинает нести все большую и большую ерунду..."


О курении:

(А вы могли бы описать не математическим образом, а нормальным языком путь к нетривиальной идее, к нетривиальной мысли?)

"Черт его знает... Я могу поделиться собственным опытом определенного рода, который выглядит весьма непросто. Я в своей жизни много раз бросал курить. Сейчас конкретно я не курю семь или восемь месяцев. И каждый раз, когда я бросаю курить (пятый раз уже бросаю), я некоторое время не могу заниматься математикой. Открываю, а передо мной просто стенка, ничего не могу сделать. Могу заниматься другими делами, изучать язык или еще что-нибудь, но что касается математики, то около года в голове нет ничего. И в это время я ничего нетривиального не могу произвести. Могу слушать, повторять, учить, но не генерировать."

(Генерация нетривиальных мыслей у вас связана с курением?)

"Через некоторое время это проходит, но ассоциируется оно достаточно сильно. Курение, надо сказать, исключительно помогает, по крайней мере, помогало мне. И когда после перерыва я начинал курить, на следующие полгода приходились самые продуктивные периоды. Но черт его знает, как это работает. И второе, что я могу сказать, уже на другую тему: вы изучаете математику и хотите нетривиально ее понять. Учите ее, учите и ничего не можете понять. Проходят годы, и люди встречаются. Одни как ничего не понимали, так ничего и не поняли, а другие вдруг все поняли. Они ничего не делали, но вдруг все, что они учили, стало для них ясно. Это происходит без всякого усилия, где-то внутри. Но у одних происходит, у других - нет.
Причем для этого требуются очень длительные интервалы времени, не дни - годы. Почему? Как? Непонятно."
Ссылка57 комментариев|Оставить комментарий

fututiones и переводческое искусство [май. 27, 2016|04:16 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

В британском литературном журнале TLS разгорелась интересная дискуссия о переводе слова из Катулла.

В 32-м стихотворении поэт призывает Ипсифиллу оставаться дома, ждать его визита, и готовиться к... дальше в оригинале "novem continuas fututiones". В новом переводе Дэйзи Данн это звучит как "nine consecutive fucks", но автор рецензии TLS считает, что "fucks" подходит по смыслу, но недостаточно передает причудливость латинского слова, вполне возможно придуманного поэтом специально для этого стиха (до Катулла оно не появляется, после Катулла только у Марциала). Fututiones грамматически передает грандиозность, преувеличенность - вполне возможно, ироничную. Автор рецензии приводит другие версии переводчиков за последние десятилетия: "Fornifuckations", "fuctions", "fuckfests".

Читатели в письмах в редакцию спорят с ним: "fucks" именно передает верный тон, пишет один из них, и намного лучше, чем все эти излишне вычурные варианты, с одной стороны, и ханжеские "copulations" или "lovedelights" с другой. Еще один читатель предлагает "fuckulations", третий - "fucketitions", а один из переводчиков, упомянутых выше, тоже присоединяется к обсуждению, и пишет, что вместо своего выбора "fuckfests" он бы сегодня написал "fuckifications".

Для справки: так с этой строкой справилась русская переводческая традиция.

- Фет, 1886: "Чтобъ девять разъ тебя я обнялъ къ-ряду".
- Ольга Славянка, 2009: "Свой пыл доказать // Я в постели подряд девять раз уж готов".
- С.В.Шервинский (с примечаниями Гаспарова), 1986: "Девять кряду со мной сомкнуть объятий."
- Рахель Торпусман, 2001: "Мы с тобой девять раз подряд сольемся."
- (вариант Максима Амелина (2010) мне не удалось разыскать в сети, а бумажной книги его переводов Катулла у меня нет).
Ссылка25 комментариев|Оставить комментарий

неожиданный вопрос [май. 27, 2016|08:01 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Что вы думаете о Трампе?
Ссылка213 комментариев|Оставить комментарий

книги: crystal society, cordyceps, at the end of all things [май. 25, 2016|09:37 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Я продолжаю время от времени читать оригинальную прозу и фанфики с рациональным уклоном (в широком понимании этого слова). Конечно, в этих жанрах преобладает ужасная графомания, но опыт показывает, что если пытаться читать только то, на что есть очень похвальные отзывы хороших людей, то... все равно будет много дряни, но уже не больше, чем среди "официально" опубликованных книг, которые отбираешь по такому же критерию. И время от времени попадается что-то изумительное (как, например, Worm).

Три недавние попытки, со смешанными результатами:

1. Crystal Society. Фантастический роман, в котором автор показывает зарождение и взросление искусственного интеллекта в теле робота - интеллект возникает в результате взаимодействия автономных модулей, у каждого из которых есть свое "сознание", и которые сотрудничают и борются за контроль над общим телом. Повествование идет от имени одного из модулей. Идея небезынтересна, но к сожалению книга ОЧЕНЬ плохо написана. Деревянная тупость диалогов робота с людьми-создателями выводит из себя на первых же страницах. Поскольку каждый из модулей уже ИИ человеческого масштаба, зарождение ИИ на самом деле никак не показано и не объяснено. Скучно. Бросил, не дочитав до середины.

2. CORDYCEPS: Too clever for their own good. Забавная фантастическая повесть, начинающаяся очень удачно и смешно: "Honestly, who hasn't woken up in a hospital bed with no memory of how they got there? Like, that's a universal human experience, right? It's not weird? I'm asking because I actually don't know." Далее события развиваются очень странно, и всю повесть можно считать интеллектуальной загадкой - понять, что происходит. Чувство юмора и отлично исполненный внутренний диалог "ботаника"; но при этом автору не удается удержать планку, и к второй половине сюжет и персонажи "провисают", повесть я дочитал, но с определенным чувством досады.

3. At The End of All Things. Отлично написанный, совершенно захватывающий фанфик на тему "Сильмариллиона". Если вы не читали Толкина, причем именно "Сильмариллион", то вряд ли вам понравится, но если читали, даже очень давно и не помните - попробуйте. Завязка: мир Арды - это Земля 30 тысяч лет назад, в наше время все забыто, но вот люди, копая землю в поисках нефти, находят глубоко под землей Сильмарилл, который Маэдрос выбросил в пропасть... Даже то, что фанфик еще не закончен, не мешает по-моему.
Ссылка25 комментариев|Оставить комментарий

день полотенца [май. 25, 2016|07:26 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Сегодня, напоминают, День полотенца - неофициальный праздник поклонников Дугласа Адамса. А я как раз перечитываю все пять томов его трилогии "Автостопом по Галактике" (в оригинале). Но еще не доперечитывал, так что о своих впечатлениях напишу отдельно все же.

Сейчас только хочется вспомнить, что больше двадцати лет назад THGTTG была одной из первых книг, прочитанных целиком по-английски, и она целиком завладела моим воображением. Помню, как хототал над сценой с компьютером Deep Thought. Больше всего помню ощущение свежести и гиковской свободы: вот как можно, оказывается. В общем, спасибо за рыбу, ага.

========
– Вы имели возможность подавать заявления и жалобы в надлежащее время.
– В надлежащее время? – возмутился Артур. – В надлежащее время?! Впервые я услышал об этом, когда пришел рабочий. Замечу: это было вчера. Я решил, что он пришел вымыть окна, а он сказал, что пришел снести мой дом. Но он не сразу мне так сказал, нет! Сперва он протер пару окон и содрал с меня пятерку. И только потом сказал.
– Однако, мистер Дент, маршрут был выставлен для всеобщего ознакомления в местном бюро планирования и висел там девять месяцев.
– Ага, как только я узнал, то сразу же помчался прямо в бюро. Это было вчера в полдень. Вы ведь не особенно утруждали себя предупреждениями? Я имею в виду: никому ни слова, ни одной душе, правда?
– Но маршрут был обнародован для…
– Обнародован? В конце концов мне пришлось спуститься в подвал, чтобы отыскать его!
– Верно, там у нас находится отдел информации.
– С фонариком!
– Наверное, света не было.
– И ступенек тоже!
– Но послушайте, вы ведь нашли план!
– Да, – сказал Артур, – нашел. На дне запертого шкафа в заколоченном туалете. А на двери табличка висела: «Осторожно, леопард!»
Ссылка13 комментариев|Оставить комментарий

про точку зрения [май. 25, 2016|03:21 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Я смотрел недавно очередную серию "Игры престолов" и думал о том, что качество часто замечаешь по его отсутствию. Это первый сезон, в котором сериал совершенно расходится с книгами (еще не дописанными автором) и Мартин не участвует, насколько я понимаю, в работе над сценарием. И немедленно - пока что в мелочах - придуманный Мартином мир и его персонажи начинают расползаться по швам. Из проституток, рабов, аристократов, солдат и жрецов персонажи Мартина превращаются в американцев 21 века, разодетых в красивые костюмы.



В этой сцене евнух Варис, бывший "мастер над шептунами", хитрый и умелый интриган, беседует с проституткой Валой, которая помогала подпольному движению Сынов Гарпии убивать "наших" солдат. Она гневно бросает ему в лицо обвинение: вы с вашими солдатами и вашей королевой - чужаки в нашем городе Миэрине, вы пришли сюда "разрушить наш город и нашу историю". Варис в ответ говорит ей, мол, я понимаю твою точку зрения, но и ты тоже должна понять мою точку зрения, чтобы я мог помочь тебе и сделать тебя счастливой - и в итоге убеждает ее рассказать, кто финансирует Сынов Гарпии (хотя непонятно, откуда ей это знать) в обмен на мешок серебра и место на корабле для ее и ее сына.

От этой сцены *смердит* фальшью второсортной голливудщины. Можно ли представить в книгах Мартина проститутку, которая рискует жизнью во имя "истории" своего города? Это не проститутка, это американка начала 21 века, которая играет гордую и сильную духом женщину, готовую даже пожертвовать своим телом во имя благородного идеала - сохранения уникальной аутентичной культуры своего народа. Можно ли представить Вариса, блеющего что-то беспомощное про "я уважаю твою точку зрения"? Это не Варис, это американец начала 21 века, для которого слова про взаимное уважение точек зрения - просто самоочевидная аксиома, проговорить которую лишний раз - все равно что прокашляться. Наверняка ведь я не один такой, кого эта сцена возмутила и покоробила?

Мартин не то чтобы недосягаемая вершина литературного искусства. У него есть свои недостатки и "косяки". Но за то и ценим его, не в последнюю очередь, что проститутки у него - проститутки, а не набор ходячих второсортных морализаторских клише. Похоже, что очень быстро для сериала такая сложность характеров и мотиваций теперь станет недосягаемой. Если при этом каждая серия будет продолжать доставлять отмеренную дозу смертей, сисек и драконов, то зрители в массе своей, возможно, ничего и не заметят.
Ссылка105 комментариев|Оставить комментарий

графомания-1913 и эротика-1913 [май. 24, 2016|10:43 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

(эта запись - для взрослых, хоть в ней и нет бранных слов; пожалуйста, учтите это)

В книге Олега Лекманова "Русская поэзия в 1913 году" один из разделов посвящен графомании. Как вы, должно быть, подозреваете - или нет - графомания за 100 лет не очень сильно изменилась. Вот несколько понравившихся мне примеров (намного больше можно прочитать в статьях (первая, вторая), которая легла в основу книги).

Среди родных полей
И шума городского
Никогда мне не забыть
Тебя, о море голубого.

(С. К. Акимова «К морю»)
===

Птичка скачет, птичка вьется
Под названием скворца,
Из уст сладка песня льется
На унылые сердца.
Птичка пырхаясь летает
По селенью, у светлиц,
Кажду за сердце хватает
В заточении девиц…

(Л. Лундин «Вестник весны»)
===

Ты не зови меня порочным;
В моей измученной судьбе,
Я другом был тебе не вечным,
Но думал нежно о тебе.
И часто летнею порою
За рощей пышной, молодой,
Ты помнишь ли, гулял с тобою
Я мрачный, бледный и худой?
И долго я тоской мятежной
Не мог прошедшее будить
И ручкой милой, белоснежной,
Уста свои я шевелить.

(Н. Ганецкий. «Не зови меня порочным…»)
===

А еще один отрывок оттуда уже принадлежит к жанру эротической поэзии, и если честно, поразил меня: я совершенно не ожидал стихов такого содержания в начале 20 века. В середине и на Западе, или в конце и где угодно - пожалуйста; но в начале и в России? Наверное, мое удивление наивно. Не знаю. Так или иначе, это стихотворение очень отличается от всего остального в этом жанре, процитированного Лекмановым: там всюду "лилейные груди" и "опьянительный вулкан", а это - действительно хорошо написано, по-моему.

Я пальцы длинные целую,
Быть может рук, быть может ног.
Никто загадку их немую
Мне разгадать бы не помог.

И в темных чарах смутной мари
Кружась, как листья на воде,
Округлость двух я полушарий
Ласкаю — и не знаю: где?

Кругом обманны стали дали,
Обманны тени в терему:
К каким губам твоим припали
Мои уста — я не пойму.

(С. Рафалович. «Загадка»)
Ссылка40 комментариев|Оставить комментарий

мозг как компьютер [май. 24, 2016|03:26 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Я предлагаю обсудить очень интересное (на мой взгляд), и, пожалуй, провокационное эссе американского психолога Роберта Эпштейна

The empty brain
русский перевод: Мозг - не компьютер

Эпштейн утверждает - попробую перечислить основные тезисы, но лучше не верьте мне, а прочитайте статью:
- что в наше время царит метафорическое отношение к мозгу как к сложной системе обработки информации, как к очень сложному компьютеру, про который мы пока не понимаем, как он устроен и что там за алгоритмы внутри, но работаем над этим
- что эта метафора не само собой разумеющаяся истина, а всего лишь очередная попытка объяснить устройство человека недавно открытой "крутой" технологией
- что мозг неверно считать компьютером, что он не обрабатывает информацию в том смысле, в котором обычно используют эти слова
- что наша метафора мозг=компьютер мешает нам продвигаться в изучении мозга, из-за нее мы буксуем на месте

Подробные объяснения, вместе с прикольным примером однодолларовой бумажки, см. в статье.

Любопытно, что эта статья породила огромное количество отрицательных комментариев в обсуждении на Hacker News.

Как вы думаете - есть в этом что-то, и если есть - что? На самом деле меня интересуют не столько конкретные аргументы Эпштейна (некоторые из них меня совсем не убеждают), сколько вопрос о том, как можно усилить его тезис до максимально интересного и нетривиального утверждения. То есть, если вам построения Эпштейна кажутся фактически неверными или софистикой - как многим в Hacker News - то есть ли в них все-таки хоть какое-то рациональное зерно, и в чем оно состоит? Можете ли вы раскрыть подробно утверждение "мозг фундаментально отличается от компьютера" таким способом, который вас самих если не убеждает, то хотя бы заставляет серьезно задуматься?
Ссылка411 комментариев|Оставить комментарий

это феноменально-2 [май. 24, 2016|02:43 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

По следам моей записи о списке английских прилагательных от худшего к лучшему (от abysmal до phenomenal), тут организуют опрос с целью, как я понимаю, сделать то же самое по-русски. Поучаствуйте, если вам интересно:

http://proxfessor.livejournal.com/66103.html
Ссылка8 комментариев|Оставить комментарий

архивы и вятрович [май. 23, 2016|05:18 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, , ]

Я хочу подытожить результат бурной дискуссии, развившейся в комментариях к предыдущей записи, по крайней мере со своей точки зрения. А то у меня есть склонность к обсессивному накоплению новой информации и перепроверки старой, но у меня нет сейчас времени и возможности читать целые книги и длинные статьи об ОУН/УПА в 1941 году. Я хочу остановить себя.

Итак, я сослался на статью Джоша Коэна о директоре украинского института национальной памяти Владимира Вятровича. Джош Коэн цитирует нескольких западных историков, утверждающих, что Вятрович безнадежно ангажирован как историк, а кроме того в прошлом фальсифицировал подведомственные ему архивы СБУ - в том смысле, что затруднял доступ к "неудобным" документам, а также цензурировал их при публикации (Вятрович отвечает Коэну здесь). С частью критики в свой адрес и адрес статьи я согласен, а именно:

- Коэн на поверку оказывается автором, специализирующемся на жанрах "давайте не закрывать глаза на то, как в постмайданной Украине все плохо", "неча на Путина кивать, коли рожа крива", "Объективные успехи Хитрых Планов Путина не следует замалчивать" итд. Список его статей в The Moscow Times довольно-таки одиозен, с моей точки зрения.
(наверное, нужно пояснить: в каждом из этих жанров можно написать честную и объективную статью; но когда почти все деятельность автора укладывается в эти рамки, и в самих статьях он очень старательно не упоминает неудобные факты, речь идет об ангажированности).

- В статье Коэна нет конкретного примера типа: вот цитата из документа, вот та же цитата после того, как ее обкорнал Вятрович или его сотрудники.

- Коэн ссылается на других "многочисленных" историков, поддержавших мнение о Вятровиче, но не называет их.

- В своем ответе Вятрович идентифицирует много фактических погрешностей о себе самом в статье Коэна; я склонен полагать, что он прав.

Я полагаю, что Коэн не является в буквальном смысле слова продажным автором, и не считает себя частью российской пропаганды (см. его небезынинтересные комментарии здесь). Но ввиду очевидного обитания в прокремлевской идеологической сфере и однобокости своего подхода, я бы назвал его умеренным прокремлевским пропагандистом. Всего этого я не понимал, когда читал его статью и ссылался на нее, а также не знал, что за последние три недели ее подхватила ИноСМИ и растиражировали разнообразные прокремлевские авторы. Mea culpa.

Теперь о критике, с которой я не согласен. Я не думаю, что обвинения в адрес Вятровича фундаментально необоснованны. Под ними подписаны имена нормальных мейнстримных, насколько я могу судить, западных историков, и я уверен, что их цитаты не перевраны в статье. Легко также найти дополнительную резкую критику Вятровича как историка. Далее, оказалось, что Вятрович был движущей силой в принятии в прошлом году Украиной закона, объявившего преступной критику ОУН/УПА. Действительно ли это так - т.е. действительно ли закон такое утверждает - само по себе является темой спора, в рамках которого можно прочитать протест 70 западных и украинских ученых против этого закона, ответ Вятровича, который не оставляет сомнений в том, что он его поддерживает, и ответ Вятровичу автора письма. Все ссылки в этой ветке. Естественно, закон, грубо попирающий свободу слова таким вопиющим образом, я считаю злом.

Итак, на данный момент известно, что у ряда западных историков есть конкретные претензии к Владимиру Вятровичу как в смысле его квалификации как историка, так и в плане его деятельности на посту руководителя архива. Также известно, что он проталкивал и поддерживал закон, объявляющий преступным "неправильное" мнение о тех или иных исторических событиях. И еще - это самое важное пока что - после долгого и упорного поиска мне не удалось найти мейнстримных западных историков, которые были бы ЗА Вятровича, и которые бы отстаивали его исторические работы или его деятельность в качестве руководителя архива. Обычно, по моему опыту, в исторической науке дело обстоит так, что если ситуация действительно сложная и неоднозначная, но одна группа академиков представляет ее в качестве черно-белой и очевидной, нетрудно бывает найти других академических ученых, настаивающих на противоположной точке зрения или хотя бы на ее легитимности. Пока что тут я такого не вижу. В принципе может быть такое, что все или почти все западные историки, специализирующиеся на украинской истории во время ВМВ, занимают "просоветские" ангажированные позиции, а Вятрович сотоварищи как раз отстаивают истинную объективность, но это очень сильное утверждение, требующее мощной поддержки, следов которой я пока не видел.

Особенно меня удивляют попытки выдать претензии к Вятровичу за противостояние самой идее перевести архивы туда-то или открыть их публике. Не могу говорить за других, но мне мнение, естественно, что раскрыть тайные архивы советского времени - это замечательно, чем больше и быстрее, тем лучше, и то, что Украина это в определенной мере делает с 91-го года - одно из несомненных достоинств украинского режима, как он ни менялся за все это время, в сравнении с российским подходом. Консолидировать тайные архивы разных ведомств вместе и предписать полный доступ к ним - это прекрасно! Поставить в руководство этого процесса человека, к которому у мейнстримных историков накопился ряд очень серьезных претензий - выглядит весьма плохой идеей.

На этом я пока закрываю для себя эту тему, по крайней мере пока не появится новая информация. Особенно рад, как я уже упомянул, буду увидеть серьезные выступления в защиту Вятровича со стороны западных историков, и/или более конкретные описания претензий и обвинений в его сторону. Я также написал некоторым из процитированных историков и попросил больше подробностей - если ответят и смогу процитировать, напишу об этом отдельно. Любую информацию и аргументы, противоречащие моей позиции на эту тему, буду рад видеть в комментариях.
Ссылка44 комментария|Оставить комментарий

получилось как всегда [май. 22, 2016|07:56 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Год назад было:

Верховная рада Украины 9 апреля приняла закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917–1991 годов». Все документы, связанные с репрессиями, нарушениями прав и свобод человека, передадут в государственный архив института национальной памяти Украины. Возможность изучать их получат все желающие, в том числе и российские историки.

А теперь оказалось (перевожу несколько ключевых абзацев, советую прочитать всю статью, она интересная):

В марте 2014, Вятрович был назначен главой Украинского института национальной памяти... В мае 2015, президент Петро Порошенко подписал закон, который предписал передать все архивы "советских репрессивных органов", таких, как КГБ и его наследницы СБУ, государственной организации под названием Украинский институт национальной памяти
[...]

... скандальная известность Вятровича среди западных историков ввиду его готовности, как утверждают, игнорировать или даже фальсифицировать исторические документы. "Исследователи из его команды публикуют фальсифицированные коллекции документов", утверждает Джеффри Бердс, профессор российской и советской истории в Northeastern University. "Я знаю это, потому что я видел оригиналы, сохранил копии, и сверил их с опубликованными вариантами".

Бердс привел в пример книгу, подготовленную одним из коллег Вятровича, и состоящую из 898 страниц транскрибированных документов. Вятрович использовал эту книгу в качестве подтверждения своего обещания дать доступ исследователям ко всем документам в архивах. Бердс, однако, назвал эту книгу "монументальным образцом отбеливания и фальсифицирования. Удалены слова, предложения, целые абзацы. Что удалено? Все, что критикует украинский национализм, выражения неприязни и конфликта внутри руководства ОУН/УПА, разделы, в которых опрашиваемые предлагали свидетельства против других националистов, протоколы бесчинств".

Слова Бердса подтверждают многочисленные историки, с которыми я переписывался в процессе подготовки этой статьи. Их претензии к Вятровичу повторяют почти слово в слово все те же обвинения: игнорирует установленные исторические факты... фальсифицирует документы и вычищает из них неудобные части... ограничивает доступ к архивам СБУ под своим управлением.

=======

"Открывать архивы", передавая их под управление фальсификаторов-пропагандистов - это какой-то абсурд. Жаль.

Update: Мое внимание привлекли к тому, что автор статьи Josh Cohen вполне возможно не является объективным журналистом, если учесть например список его статей в The Moscow Times.

Я пока не знаю, что об этом думать - имя его я не помнил, про статью написал главным образом потому, что Foreign Policy - достаточно авторитетное издание, и ссылки на вполне нормальных, на первый взгляд, западных историков. Вот ссылка на ответ самого Вятровича:

http://www.kyivpost.com/article/opinion/op-ed/volodymyr-viatrovych-real-and-fictional-history-in-ukraines-archives-413382.html
(и по-украински: http://pereveslo.org.ua/index.php/suspilstvo/item/23547-zakryti-arkhivy-spravzhnya-ta-vyhadana-istoriya-vidpovid-v-v-yatrovycha-d-kohenu.html)
Ссылка405 комментариев|Оставить комментарий

лытдыбр [май. 20, 2016|06:18 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Каждый год в День независимости Израиля мы едем вечером в парк в центре города, погулять среды огромной толпы, купить потешные надувные сине-белые молотки с флагом, чтобы бить друг-друга по голове, и баллончики, чтобы стрелять пеной (да-да, честное слово), и браслеты, что светятся в темноте - и посмотреть на фейрверк. И каждый год я сталкиваюсь с одной и той же проблемой - не знаю, в какое время точно начнут стрелять разноцветными огнями, и не хочу пропустить или наоборот слишком долго ждать. И каждый год я захожу на сайт муниципалитета, на котором почему-то каждый год приводят полный список певцов и артистов, выступающих на разных площадках города, а о времени начала фейрверка умалчивают; и каждый год ищу в гугле и не нахожу; и в конце концов от друзей узнаем, что то ли в 9:30, то ли в 10 вечера, но точно никто не знает (на самом деле в 9:30, оказалось); и каждый год, уже когда вечер закончился, я думаю, гм, надо бы не забыть в следующем году это время и не метаться, наверняка в то же время начнут. И забываю, конечно. Как заставить себя помнить что-то через год? Написать записку - потеряется, сказать Р. - она тоже забудет, может написать запись в ЖЖ? Но тогда через год я и не вспомню, что писал ее год назад, вполне возможно.

На первый взгляд нетривиальный, можно сказать глубокий, чуть не философский вопрос, но минутное размышление его решило: я посмотрел, в какой день в следующем году будет День Независимости (он в разные даты каждый год, потому что по еврейскому календарю), и поставил себе напоминалку на этот день в Гугл-календаре.

А когда мы гуляли в парке - огромная толпа, много тысяч людей вокруг полностью забили бульварную аллею и все проходы мимо нее, с трудом можно протолкнуться - примерно в 9:27 мы потеряли младшего ребенка. Ему два года и он безбашенный, когда видит что-то, что ему нравится - прет туда, а уже потом вспоминает, что потерял маму. Мы высматривали место встать поудобнее, чтобы смотреть на фейрверк, Даник стоял смирно рядом с нами, и мы не смотрели прямо на него буквально несколько секунд, и вдруг его уже нет рядом с нами.

Первые 10 секунд ты просто не веришь в то, что что-то случилось, бегаешь вокруг, зовешь ребенка и знаешь, что он просто чьей-то спиной заслонен и сейчас отзовется. Следующие 20 секунд у тебя нарастает тревога в груди и такое странное чувство - ощущаешь раздвоение реальности, только ты не знаешь еще, в какой ты копии - в той, где мальчик совсем рядом и сейчас ты его углядишь и это еще не считается, или в той, где он Потерялся. А потом врубается адреналин и становится реально страшно. Вокруг ОЧЕНЬ много людей, которые еще несколько часов не будут расходиться (концерт же щас начнется после фейрверка). Ни одного полицейского или охранника в поле видимости нет - они все стоят в 200-300 метрах, на периметре огороженной зоны в центре города. Плотность людей такая, что даже если мальчик ушел на 20 метров, его можно искать и искать - а если он испугался, заблудился и пошел куда-то по парку, забитому людьми - то это надолго. Умом понимаешь, что вряд ли что-то случится, ну какие-то взрослые возьмут его за руку и приведут к охранникам и через несколько часов информация с разных сторон от нас и от него протолкнется, соединится и мы будем знать, куда бежать. Но когда думаешь, как он будет бояться и реветь это время (а он очень маменькин сынок пока что), и что мы эти несколько часов будем думать, и что если что если что если

Я поставил Юлю у забора, сбросил рядом эти идиотские надувные молотки и наказал ей стоять и не двигаться. Мы с Р. бегаем раздельно вокруг, ищем ребенка и кричим его имя. Проходит минута, две, три, самое близкое пространство мы уже обыскали. И тут врубается фейрверк. Точно по графику. Огромный грохот и ни фига не слышно, и вся толпа замерла на месте, задрав голову. Представьте вид сверху на этот пятачок парка: весь усыпан людьми, и все неподвижны и задрали головы, кроме двоих фигурок, которые зачем-то бегают между ними зигзагами, протискиваются меж неподвижных тел в самых узких местах - и что-то вроде кричат, но за грохотом ферйверка никакой двухлетний малыш не может их услышать. Я мечусь туда, сюда, кричу "Даниииик", хоть и сам еле слышу себя - и одновременно у меня в голове крутятся картинки, вне моей воли, как будто я проецирую себя в будущее: я вижу себя еще через полчаса все еще бегающим тут, еще через час объясняющего что-то охранникам, еще через три часа пересекающего весь парк в поисках в совсем уж нелогичных местах. Странная пустая взвинченность; вроде и паника, но под контролем.

Еще минут через пять такого потешного метания я решил подбежать поближе к детской песочной площадке неподалеку, где уже проверял несколько раз, но она ж может для него послужить магнитом - и испуганный заплаканный Даник вышел мне навстречу. Мы вернулись с ним к Юле, дозвонились до Р. с четвертого раза (потому что грохот, не слышно), и стали смотреть на фейрверк. Детям очень понравилось.
Ссылка35 комментариев|Оставить комментарий

дабы не слышать [май. 20, 2016|04:20 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Интересный репортаж о том, как снимали последний клип группы "Ленинград" - "В Питере пить".



Меня позабавила фраза "Массовке из учеников было предложено надеть наушники дабы не слышать нецензурных слов из текста сценария".

В этой сцене произносится одно нецензурное слово "нахуй". В массовке участвуют ученики примерно 4-6 класса, судя на глаз. Какой есть шанс того, что кто-то из них не знает этого слова и будет травмирован его использованием?

Представил себе как продюсер или там режиссер беседуют с этими ребятами, объясняют им про наушники.
Ссылка19 комментариев|Оставить комментарий

волчек [май. 20, 2016|02:37 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Интервью с Дмитрием Волчеком, издателем "Митиного журнала".

Много жесткого жжения глаголом. Я не буду цитировать более политические высказывания - о России, Украине итд. - посмотрите сами. Но вот об, извините, гетто русской литературы. Что вы думаете о нижесказанном?

Клянусь вам: я понятия не имею, кого там номинируют на «Большую книгу», не знаю лауреатов и не собираюсь их читать. Жизнь коротка, и у меня просто нет времени на ерунду. Я честно не понимаю, почему я должен читать Сенчина после Пруста, Кафки и Вирджинии Вулф. Чего ради? Спросите литературного критика или просто компетентного читателя во Франции, Канаде, Дании и ЮАР, что он думает о последнем романе Юзефовича или шорт-листе «Большой книги». Ничего он не думает. С какой стати это должно быть интересно мне? Да, я родился в России, думаю по-русски, отвечаю вам сейчас по-русски, но, ей-богу, это не значит, что упомянутая вами Гузель меня должна увлекать больше, чем Кадзуо Исигуро или Эльфрида Елинек. Я очень много читаю, вообще не выхожу из дома без книги. У меня огромная библиотека, я постоянно покупаю новые книги, в том числе и в России. Но это не означает, что я должен жить в унылом гетто и следить, кого там выбрали старостой.


(меня интересует эта тема, потому что я уже много лет читаю по-английски намного больше, чем по-русски, несмотря на периодические попытки окунуться в родной язык поглубже. Т.е. выходит, что я веду себя противоположно тому, что пишет Волчек - может, лауреатов и не назову, но интересуюсь тем, что пишут по-русски, стараюсь найти для себя больше интересного - а результат выходит тот же).

P.S. О, еще Волчек упоминает феномен писателей типа Фадеева или Кочетова, "описанный, например, Михаилом Золотоносовым в замечательных исследованиях о нравах советских писателей". Судя по всему, речь идет о книге с совершенно подкупающим названием

Гадюшник. Ленинградская писательская организация: Избранные стенограммы с комментариями (Из истории советского литературного быта 1940—1960-х годов).

На первые несколько взглядов она выглядет очень интересной; наверное, буду читать.
Ссылка84 комментария|Оставить комментарий

одних стихов полсотни [май. 20, 2016|01:58 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

(из комментариев в ФБ к записи про Евтушенко)

"Легко прочитаю по памяти полсотни стихов Евтушенко, к которым можно предъявить любые претензии, но они ЕСТЬ в русской литературе, хотим мы этого или нет. Так что, любезные несуществующие фб-юзеры-лузеры, идите баиньки, и пусть вам приснится хотя бы обожаемый графоманами Бродский."

Есть и в наше время в жизни место подвигу.

(интересно - это уже не про Евтушенко и никак не связано с ним, просто подумалось - какой процент носителей русского языка может самостоятельно вспомнить, перечислить и прочитать по памяти 50 стихотворений любых авторов (детские и слова песен не считаются)? Ну или в абсолютных величинах, сколько есть таких людей, как вы думаете? Я бы оценил верхнюю границу в 5000 человек)
Ссылка56 комментариев|Оставить комментарий

марксизм в американской науке [май. 18, 2016|03:06 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, , ]

Общее устройство академической науки в западных странах меня интересует давно, и все лет 20, что я об этом что-то читал, узнавал и думал, политический перекос в левую сторону в университетах и колледжах был само собой разумеющимся. Это не что-то новое. В конце концов, студенческим волнениям 60-х (которые поддерживали и многие из профессоров, конечно) скоро будет полвека.

Нельзя сказать, что над этим не задумывались и не обсуждали раньше; конечно, обсуждали (например, почти все 90-е такие обсуждения прошли под флагом "политической корректности", понятия, которое правые высмеивали и критиковали, а левые либо отстаивали, либо утверждали, что это выдуманная и раздутая проблема). Но в последнее время я заметил более активное возвращение к этой теме, и более серьезный взгляд, в том числе слева, на то, как почти полное отсутствие правых/консервативных/республиканских мнений среди ученых во многих дисциплинах приводит к конформизму, слепым пятнам, иделогическому давлению.

Много об этом писал в последние годы психолог Джонатан Хэйдт. В 2011-м году он попросил участников большой конференции по социальной психологии, около 1000 человек, поднять руки, если они либералы, потом если консерваторы итд. Из тысячи человек шестеро признались в консерватизме. Его это так заинтерсовало, что он занялся проблемой левого перекоса в академической науке напрямую. Ссылки на множество статей и выступлений есть на его странице. Я особенно рекомендую вдумчивую статью The Yale Problem Begins In High School, где Хэйдт пишет о том, что уже в старших классах американских школ возникает проблема "опасных" тем, в которых навязывается идеологический конформизм; а также Where microaggressions really come from: A sociological account, где пересказываются основные тезисы интереснейшей социологической статьи, оперирующей понятием "культура виктимности" (culture of victimhood).

Недавно известный политический журналист Николас Кристоф опубликовал статью в "Нью-Йорк Таймс" под названием "Признание в либеральной нетерпимости" (ссылка ведет на перевод, выполненный юзером vsopvs, спасибо! - оригинал здесь). Она вся посвящена "левому перекосу" в общественных и гуманитарных науках (в естественных науках перекос тоже есть в сравнении с населением, но намного меньше и похоже, что создает меньше проблем). В частности, я понимал, что дела плохи, но не понимал, насколько:

Четыре исследования обнаружили, что доля профессоров-гуманитариев, являющихся республиканцами, составляет от 6 до 11 процентов, а в общественных науках - от 7 до 9 процентов. Консерваторы встречаются в точных науках и экономике, но они практически под угрозой вымирания в таких областях как антропология, социология, история и литература. Согласно одному из исследований только 2 процента профессоров английского языка являются республиканцами (хотя значительная из часть относится к независимым).

В качестве контраста можно отметить, что около 18 процентов ученых в области общественных наук - марксисты. Так что в некоторых дисциплинах легче найти марксиста, чем республиканца.


"Легче найти марксиста, чем республиканца". Трудно к этому что-то добавить, не правда ли?
Ссылка386 комментариев|Оставить комментарий

ноль на ноль [май. 17, 2016|01:58 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Угадайте автора (вы его знаете).



Update: как многие правильное отгадали, это Карл Маркс. После него осталось несколько неопубликованных статей, в которых он стремился объяснить начала дифференциального исчисления, а также куча черновиков и конспектов математических учебников. В конце 60-х значительную часть всего этого опубликовали в СССР, под названием "Математические рукописи".
Ссылка51 комментарий|Оставить комментарий

невеста [май. 16, 2016|11:20 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

r_l попросил прочитать рассказ Чехова "Невеста" и прокомментировать, чем он хорош или плох.

Оказалось, что я его не читал раньше. Ощущения очень неожиданные. Процитирую свой отзыв по прочтении (если вы не читали сам рассказ, он вам ничего не скажет - прочитайте, он короткий, по ссылке половину места занимают комментарии).

=========
"Хороший очень, по-моему. За шаблоном мятущейся юной души скрывается настоящая героиня и настоящая трагедия - Нина Ивановна. Все самое важное сказано вскользь (дайте мне свободу, осталась приживалкой, ни положения в обществе, ни прежней чести).

А Надя просто эгоистичная молодая дура, которая вообще ни о ком и ни о чем не умеет думать. Но про нее сказаны все "правильные" обычные слова, она выходит в сад и смотрит на луну итд.

(рассказ раньше не читал, комментарии не стал читать, извините если что)"
=========

Потом прочитал комментарии и там конечно все только о Наде, в том числе в критике современников. "В творчестве Чехова, по мнению критики, появляется новый герой -- порвавший со своей средой, нашедший в себе силы для решительного шага." Эта Надя - совершенно никчемное существо. Не случайно не сказано, чему она там поехала "учиться" в своем Петербурге, какие "экзамены" сдает. Кристально чистый стереотип. А мать - живой человек.
Ссылка74 комментария|Оставить комментарий

притча о водителе и жильце [май. 16, 2016|01:25 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Раз в неделю я веду дочку к репетитору на частный урок. Репетитор принимает учеников в здании, рядом с которым почти нет общественной парковки, а те места, что есть, всегда заняты. Обычно я становлюсь подальше, но иногда, если мы почти опаздываем, я заезжаю во двор и ставлю машину на чью-то частную стоянку - буквально на минуту-две, столько занимает привести дочку к нужной двери и выбежать обратно к машине.

Мы живем в большом многоквартирном доме, рядом с которым часто нет свободных общественных парковочных мест. Наша частная стоянка находится недалеко от одного из входов в здание. Время от времени, когда я въезжаю во двор, я обнаруживаю, что наше место занял кто-то, кому нужно было забежать в дом на минуту-две. Если водитель действительно быстро выходит, я не раздуваю из этого скандал, но пока я жду его, то про себя размышляю о том, какой он человек. Пару раз было, что я отчитал такого водителя и возмущенно потребовал больше так не делать.

Я совершенно легко, не задумываясь об этом, переключаюсь из одного отношения к такому поступку к прямо противоположному. Я вообще заметил это недавно только потому, что второе случилось буквально через 10 минут после первого.

И тут дело не в фундаментальной ошибке атрибуции - когнитивном искажении, которое склоняет нас объяснять собственные поступки внешними обстоятельствами ("ну что делать, опаздываем"), а поступки других людей - их личностными качествами ("вот такой он [нехорошее слово]"). Нет, я уверен, что в этом случае ошибка атрибуции играет незначительную роль, потому что я хорошо помню, как объясняю себе свое отношение к такому поступку в обоих случаях. Я не считаю водителя, который встал на мое место, [нехорошее слово]. Я "понимаю его точку зрения", но искренне считаю, что он поступает неправильно ***и я бы так не поступил***.

Когда я водитель, я искренне уверен, что в качестве жильца я бы вполне понял такой поступок, особенно если речь идет о минуте-двух.
Когда я жилец, я искренне уверен, что в качестве водителя никогда бы так не поступил, даже если речь идет о минуте-двух.
И я способен переключиться из одного режима в другой мгновенно, не замечая этого.
Осознание этого меня несколько беспокоит.



Применение двойного стандарта - когда одну и ту же ситуацию мы интерпретируем и судим по-разному, в зависимости от нашего личного в ней участия или заинтересованности - не есть что-то редкое, осознанное, выполняемое специально.

Напротив, оно происходит с нами - нет, мы производим его - ежедневно и постоянно и обычно бессознательно. Нужно прилагать специальные усилия, чтобы замечать у себя двойные стандарты и противостоять им - если, конечно, хочешь противостоять и считаешь это важным. Более того, в культурах и сообществах, где сознательное вранье считается зазорным, а уличенные в нем получают удар по статусу и репутации, двойной стандарт становится более важным, а то и основным источником лицемерного поведения. Его несомненное преимущество в сравнении с сознательной ложью - правдоподобное отрицание (plausible deniability).


Смежная тема к теме о двойном стандарте - то, насколько наш личный опыт или личная заинтересованность дают нам незаменимую "инсайдерскую" информацию, право на "особое", привилегированное мнение на данную тему. Об этом немало интересного написано в недавней записи Скотта Александра (одного из лучших англоязычных блоггеров планеты) Skin In The Game; как раз прочитав его запись, я вспомнил о том, как осознал ситуацию жильца и водителя, и захотел написать об этом.
Ссылка70 комментариев|Оставить комментарий

о фекалиях и бактериях [май. 16, 2016|12:41 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Хорошо, что есть юзер shkrobius.

С химической точки зрения, наше пищеварение - безумие. Мы живем на планете, в атмосфере которой 20% кислорода, мы им дышим. Дышим = используем кислород как окислитель для производства энергии из "еды". Безумие заключается в том, что это окисление происходит у нас в тканях, а вовсе не там, куда "еда" сперва попадает. Попадает же она туда, где условия ровно те, которые существовали миллиарды лет тому назад, когда кислорода на Земле не было. Там царствует анаэробная микробная жизнь, которой мы делегировали пищеварение. Вся наша роль в том, чтобы слегка пощепить белки и всосать то, что легче всего всосать. Остальное делают симбиотические бактерии. Мы делимся с ними "едой", они делятся с нами метаболитами, и на этом основан наш симбиоз. Проблема в том, что анаэробная ферментация очень неэффективна, и для нас от такого симбиоза мало проку. Аэробное пищеварение было бы куда более эффективно. По всем законам, Б-жеским и человеческим, от такого союза давно пора отказаться. Но поди от него откажись...

Почему так вышло? Животные начинались в воде. Кислорода в ней мало, еле хватает на дыхание. Использовать его еще и на пищеварение - расточительно, поневоле приходится использовать анаэробное пищеварение. Но это когда было-то... С тех пор мы уж 300,000,000 лет на суше, где кислорода завались, а пищеварение с тех пор не изменилось. Да и как оно может измениться? Наши симбионты в этом не заинтересованы. Если мы попробуем изменить ситуацию, они нас убьют, так как для них мы просто источник "еды" для анаэробной ферментации, и более никакой ценности не представляем. Мы от них полностью зависим, а они могут себе и другой источник еды найти. Поэтому изменить ситуацию теперь может только чудо. Смысла в таком пищеварении мало, но по историческим причинам избавиться от установленного порядка себе дороже. За радость побегать по травке на солнышке приходится платить сотрудничеством с мафиозной компанией внутри.
Ссылка47 комментариев|Оставить комментарий

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]