Вы читаете avva

Колесо вращается быстрей - выборы [entries|archive|friends|userinfo]
Anatoly Vorobey

[ website | Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| English-language weblog ]

выборы [авг. 20, 2010|10:06 pm]
Previous Entry Поделиться Next Entry
У меня есть вопрос к людям, которые старше меня, и больше успели пожить в СССР. Я не застал советские выборы - т.е. не участвовал в них сам; помню только (очень смутно) комсомольцев-агитаторов, которые уговаривали всех ходить. У меня есть несколько вопросов к тем, кто участвовал.

Действительно ли 'все' ходили, или было много не ходящих на выборы? Может, вы сами не ходили или знаете людей, которые принципиально не ходили - расскажите. Если вы ходили, то почему, т.е. какие были аргументы за и против? Конкретно говоря, могли быть неприятности у тех, кто не пошел, и если да, то по какой линии, и знаете ли вы конкретные истории? - или это больше в сторону перестраховаться?

Расскажите, пожалуйста, о том, как это было обставлено, технически и организационно. Как вы знали, на какой участок идти голосовать, где находились сами участки? Как выглядели бюллетени? Как часто проходили выборы (Верховный Совет избирали, если я верно понимаю, раз в четыре года, но наверное еще что-то было)? Был ли какой-то выбор между кандидатами в каких-то случаях, или всегда один правильный?

Если есть еще что-то интересное о советских выборах, что я не спросил, расскажите!

Заранее большое спасибо.
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: drakosha_ru
2010-08-20 10:25 pm none (UTC)

(Link)

Выборы 1958 года в маленьком городке, как они сохранились в детских воспоминаниях:

Сначала появляется агитаторша с каким-то чуднЫм именем не то Аглая, не то Фаина, тощая казенная тетка с ненастоящим голосом, и бабушка зачем-то долго поит ее чаем, угощает пирожками с морковкой и разговоры разговаривает. Конечно, казенные люди - гости второсортные, неинтересные, но в нашем долгом зимнем одиночестве и Фаина-Аглая сойдет за гостью...

Потом наступает воскресенье, и мы с бабушкой идем в школу.

Школа, о, школа! Я уже посмотрела "Первоклассницу", я так хочу в эту загадочную школу, к урокам, к буквам, к цифрам, к детям, к жизни, но еще так долго ждать "два-года", что это за двагода такие, как пережить?

И вот мы входим и поднимаемся по лестнице, я готова уже впасть в восторг, но что это, почему лестница такая узкая, в кино совсем не такая была. Мы идем по длинному коридору с крашеными полами и голубыми стенами, вдруг дверь в какой-то класс на секунду распахивается и - о ужас! - парты свалены в кучу, хаос, осквернение храма - дверь закрывают и я делаю вид, что ничего не видела. Мы заходим в комнату с большими окнами, по периметру стоят столы, задрапированные чем-то голубым, это и есть класс, догадываюсь я, и понимаю куда из него делись парты. За столами сидят люди, но у них нет лиц. Бабушка наклоняется и расписывается, а тетка протягивает два листочка:
- Туда пройдите, пожалуйста, опустите в урну, а буфет на первом этаже!- приподнимается и машет рукой в конец коридора.

"Урна? Почему урна, зачем в урну" - не понимаю я. Мы входим в огромный зал, там тоже какие-то одинаковые люди, ходят мягко, как наша кошка, как будто на задних лапах, говорят тихими голосами, как при покойнике, а посередине стоит большой ящик, алтарь, если бы я тогда знала это слово, слева и справа от ящика как два манекена застыли пионеры в красных галстуках, а чуть в стороне голубыми тряпицами отгорожены кабинки, но мы туда не идем, в кабинки почему-то никто не заходит - что там? - умираю от любопытства:

- Бабушка, пойдем в кабинку, - я тащу ее за рукав, она не идет, поджимает губы.

Мы опускаем две бумажки в ящик, и пионеры, как по команде, вскидывают руки в приветственном жесте. Салют! Потом девочка тычет палкой в дырку, чтобы наши бумажки не застряли...

По пути в буфет попадаются классы, в которых кто-то выступает, мне очень хочется посмотреть, но дверь обступили большие люди.

- Пустите ребенка!

И вот я уже вижу размалеваных теток в сарафанах, но ничего не слышу, может быть потому, что я в шапочке и в косыночке под ней? Дядьки танцуют, высоко вскидывая ноги, за ними клубится пыль в солнечном луче, мужик на табуретке беззвучно растягивает баян. С трудом выбираюсь из толпы, ничего не слыша и не понимая от духоты, усталости и разочарования.

Твердые зеленые китайские яблоки в буфете.

1958, по-видимому, год...
[User Picture]From: avva
2010-08-20 10:49 pm none (UTC)

(Link)

Замечательно описано. Большое спасибо!
[User Picture]From: nameless__one
2010-08-20 10:54 pm none (UTC)

(Link)

Спасибо за прекрасный рассказ!

Я был одним из таких пионеров у урны. Помню как к урне подошёл совершенно пьяный мужик, долго не мог совмесимить листок с прорезью. Стоящий по другую сторону урны друг Сашка скривился и не поднял руку в салюте, а я механически отсалютовал и мне потом было за это стыдно.
[User Picture]From: status_constr
2010-08-21 02:17 pm none (UTC)

(Link)

хороше описание, совпадает до мелочей и навевает оспоминания :)

кажется, мы ровесники :)

я бы добавил к картинке тогдашнюю музыку из "Карнавальной ночи", "Бродяги" и "Господина-420", а также "Палому", Отса и Михаила Александровича; "Как соловей о розе"; "Не могу я тебе в день рождения"; "На призыв мой тайный и страстный, о друг мой прекрасный, выйди на балкон"; "Едут новоселы по земле целинной"; солист ансамбля им.Александрова СТРОЕВЫМ тенором выводит "Майскими короткими ноча-а-ами"...

ну и одежду - чернобурки, крепдешин, ситец, демисезонные пальто, шляпы, кепки специфические, не знаю, как описать... куртки на молниях тоже специфические, а на нас, дошкольниках - шаровары, перешитые из черт-те чего... но дома уже школьная ФОРМА заготовлена!!! полувоенная: мундирчик, фуражка с кокардой, ремень с железной пряжкой

и вообще: дома, пусть и в коммуналке, но есть БУФЕТ, ШИФОНЬЕР, ЭТАЖЕРКА. Хотя все книги на этажерку не помещаются, и они пока на газетах на полу прямо

абажур!!!

в общем, начали более-менее жить по-человечески

какие молодые они были тогда, наши родители

до горохового хлеба было еще лет пять

впрочем, это вовсе офтопик