?

Log in

еще парочка забытых шедевров - Поклонник деепричастий [entries|archive|friends|userinfo]
Anatoly Vorobey

[ website | Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| English-language weblog ]

еще парочка забытых шедевров [сент. 14, 2014|12:02 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Вчера искал интересные примеры совершенно забытых книг 19-го века, бывших в свое время очень популярными. Про "Дочь молочника" я уже рассказал в предыдущей записи.

http://en.wikipedia.org/wiki/Robert_Elsmere

Типичный пример романа, забытого после того, как следующие поколения перестали интересоваться этими проблемами. Или, может, продолжали интересоваться, но не в форме художественной литературы? "Кризис веры, вызванный чтением немецких философов-идеалистов" - ах, эти старые добрые тыща-восемьсотые. Почему в 20-м веке перестали писать романы о кризисе веры? (т.е. наверняка не перестали, но перестали играть значительную роль в культуре). Люди продолжали верить, писатели в большинстве своем были религиозными людьми, у них вне всякого сомнения были свои частные кризисы веры. Но как-то это перестало быть подходящей темой для романа, почему?

http://en.wikipedia.org/wiki/East_Lynne

А это просто забавная штука, мыльная опера из 1860-х. Прекрасная и добродетельная девушка выходит замуж, рожает прелестных младенцев, но тут ее совращает злой аристократ, она бросает семью, рожает от аристократа внебрачного сына, он бросает ее, ну все как полагается. Но потом! какой поворот! после аварии на железной дороге во Франции все думают, что она умерла, а у нее всего лишь черты лица искажены шрамами, волосы поседели, и вот она возвращается в дом мужа, который женился на другой, и нанимается к ним гувернанткой, воспитывать собственных детей, которые не знают, что они ее дети! ах!

Эта книга тоже была невозможным бестселлером, и на ее основе тут же наклепали десяток-другой разных драматических обработок, и ставили на сцене всюду. В одной из этих пьес была фраза, которая вошла в поговорку как пример викторианской драматичности: "Умер, умер! И ни разу не назвал меня матерью!" (Dead, dead! And never called me Mother!). Это после того, как один из детей умирает, которых она теперь воспитывает в качестве гувернантки.

Английский оригинал: http://www.gutenberg.org/files/3322/3322-h/3322-h.htm
Русский перевод: http://flibusta.net/b/307564/read

Так и подмывает прочитать целиком, но я удержу себя, наверное, от этого соблазна... Тех, кто хочет прочитать в русском переводе, хочу предупредить, что он заметно сокращен в сравнении с оригиналом, выброшены (судя по нескольким страницам, что я сравнил) некоторые из описаний бурных переживаний или душевных качеств героев. Кроме того, забавно, что он, кажется, немного адаптирован в культурном смысле. В самом конце романа (спойлер, ах! спойлер!) героиня умирает, и на смертном одре признается мужу, что это она, его первая жена. Муж потрясен: он ее никак не мог узнать, не обращать же внимание на гувернантку детей, и потом, она назвалась "мадам Вайн", а настоящая ее фамилия "Вэйн" - ну никакого же сходства. Она кается во всех своих грехах и умоляет его помнить о ней как о той молодой невинной девушке итд. Он прощает ее и вверяет ее судьбу Богу, его голова склоняется к ее подушке... неужели чтобы поцеловать ее? Конечно, нет; при одной такой мысли он вспоминает свою теперешнюю жену (она в отъезде). Прощаясь с умирающей грешницей, он "позволяет своей мокрой от слез щеке дотронуться до ее щеки".

Переводчик решил, видимо, что это слишком чопорно, слишком по-английски, и поэтому в переводе "Карлайль несколько минут поддерживал ее, и голова его, отягченная горем, склонилась на подушку… и их губы встретились в последнем, прощальном поцелуе. Через несколько минут он вышел."
СсылкаОтветить

Comments:
From: once_for_all
2014-09-13 09:17 pm
Посмотрите еще Gene Stratton-Porter. Ее недавно даже пытались переиздать для любителей американской природы. Правда ее главный хит, Her father's daughter, решили не трогать.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: lavinya
2014-09-13 09:18 pm
Мне кажется, что у кого-то СЛИШКОМ МНОГО СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ :-)))
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: avva
2014-09-13 09:23 pm
Дочке мало дали домашних заданий на выходные :-)
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: taki_net
2014-09-13 09:38 pm
Кажется, последняя история чуть пикантнее - я так понимаю, что по викторианским порядкам, благодетельный супруг и его нынешняя леди - блудодеи, а муж еще и двоеженец, нет?
(Ответить) (Thread)
From: sergeartm
2014-09-13 10:42 pm

Марлинский теперь устарел - никто его не читает и даже над именем его глумятся; но в тридцатых годах он гремел, как никто,- и Пушкин, по понятию тогдашней молодежи, не мог идти в сравнение с ним. Он не только пользовался славой первого русского писателя; он даже - что гораздо труднее и реже встречается - до некоторой степени наложил свою печать на современное ему поколение. Герои à la Марлинский попадались везде, особенно в провинции и особенно между армейцами и артиллеристами; они разговаривали, переписывались его языком; в обществе держались сумрачно, сдержанно - "с бурей в душе и пламенем в крови", как лейтенант Белозор "Фрегата Надежды". Женские сердца "пожирались" ими. Про них сложилось тогда прозвище: "фатальный". Тип этот, как известно, сохранялся долго, до времен Печорина. Чего-чего не было в этом типе? И байронизм, и романтизм; воспоминания о французской революции, о декабристах - и обожание Наполеона; вера в судьбу, в звезду, в силу характера, поза и фраза - и тоска пустоты; тревожные волнения мелкого самолюбия - и действительная сила и отвага; благородные стремления - и плохое воспитание, невежество; аристократические замашки - и щеголяние игрушками...


Стук.. стук.. стук.. И.С. Тургенев
(Ответить) (Thread)
From: illy_drinker
2014-09-14 08:51 am
тут же вспоминается Макс Брод который был популярен и ему пророчили звание первого писателя в мире, а в итоге все досталось лучшему другу
(Ответить) (Parent) (Thread)
From: sergeartm
2014-09-14 04:35 pm
У Моэма достаточно много о превратности писательской доли,
(Подводя итоги)

Этим, во всяком случае, утешаешься, просматривая рекламы издателей. Когда читаешь эти длинные перечни книг, которые рецензенты превозносят до небес за остроумие, глубину, оригинальность, невольно впадаешь в уныние: где уж угнаться за таким количеством гениев! Издатели скажут вам, что в среднем жизнь романа исчисляется в девяносто дней. Трудно примириться с мыслью, что книга, в которую ты вложил не только всего себя, но еще несколько месяцев напряженной работы, будет прочтена за три-четыре часа, а через девяносто дней забыта. Даже самый трезвый писатель, не ожидая от этого никакой пользы для себя, втайне все же лелеет надежду, что хотя бы часть его книг переживет его на одно-два поколения. Эта безобидная вера в посмертную славу помогает многим художникам мириться с разочарованиями и неудачами, постигающими их при жизни. В том, как беспредметна такая вера, мы убеждаемся, вспоминая писателей, которым мы сами всего каких-нибудь двадцать лет назад предрекали бессмертие. Кто их сейчас читает? А при том множестве новых книг, которые выходят в свет, и тех, что оказались более долговечными, как мало вероятия, что сочинения, однажды забытые, опять всплывут на поверхность!
...
Единственное верное прибежище писателя — это находить удовлетворение в собственном труде. Если он способен почувствовать, что достаточной наградой за его труды явилось освобождение от душевного бремени и сознание, что ему удалось хоть в какой-то мере удовлетворить собственное эстетическое чувство — тогда все остальное ему безразлично.


Последнее он не абсолютизирует, в других местах дает иной взгляд, в том числе и про себе
Одну из тех своих книг я написал потому, что мне нужно было как-то просуществовать в течение года; другую — потому что был в то время сильно увлечен одной эксцентричной молодой особой и исполнению моих желаний мешали ухаживания более состоятельных поклонников, способных окружить ее роскошью, которой жаждала ее легкомысленная душа. Я же не мог ей предложить ничего, кроме серьезного характера и чувства юмора. Я решил написать книгу, чтобы заработав таким образом триста или четыреста фунтов, утереть нос своим соперникам. Ибо молодая особа была очень мила. Но быстро написать роман невозможно, даже при самой упорной работе, а потом надо ждать, пока его издадут; а издатель вам платит еще только через несколько месяцев. В результате к тому времени, когда деньги были получены, страсть, которую я мнил вечной, угасла, и у меня уже не было ни малейшего желания тратить эти деньги так, как я предполагал. Я предпочел поехать на них в Египет.

Добавлю еще Александра Сергеевича о памяти



Увы! на жизненных браздах
Мгновенной жатвой поколенья,
По тайной воле провиденья,
Восходят, зреют и падут;
Другие им вослед идут...
Так наше ветреное племя
Растет, волнуется, кипит
И к гробу прадедов теснит.
Придет, придет и наше время,
И наши внуки в добрый час
Из мира вытеснят и нас!

XXXIX

Покамест упивайтесь ею,
Сей легкой жизнию, друзья!
Ее ничтожность разумею
И мало к ней привязан я;
Для призраков закрыл я вежды;
Но отдаленные надежды
Тревожат сердце иногда:
Без неприметного следа
Мне было б грустно мир оставить.
Живу, пишу не для похвал;
Но я бы, кажется, желал
Печальный жребий свой прославить,
Чтоб обо мне, как верный друг,
Напомнил хоть единый звук.

XL

И чье-нибудь он сердце тронет;
И, сохраненная судьбой,
Быть может, в Лете не потонет
Строфа, слагаемая мной;
Быть может (лестная надежда!),
Укажет будущий невежда
На мой прославленный портрет
И молвит: то-то был поэт!
Прими ж мои благодаренья,
Поклонник мирных аонид,
О ты, чья память сохранит
Мои летучие творенья,
Чья благосклонная рука
Потреплет лавры старика!

(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: avva
2014-09-14 06:54 pm
Спасибо, хорошие цитаты.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: polkovnik_isaev
2014-09-14 02:41 am
Есть xороший сайт на эту тему: www.forgottenbooks.com
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: kray_zemli
2014-09-14 03:10 am
С современной позиции, полнейшая чушь написана.

Жизнь в большом городе уже всех научила служить не Богу, а Маммоне. Кому нужны мытарства религиозной дуры с улицы?

Ну а второе произведение вообще дибилизм. Как так "все думали, что она умерла?". И ведь ни слова про алименты!
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: pilpilon
2014-09-14 04:01 pm
вапщето я санктпетербуржка
вот там у нас в эрмитаже
замолкни люся все смеются
уже
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: isk
2014-09-14 05:48 pm
Кому нужны мытарства религиозной дуры с улицы?
да-да, давайте исключим из учебников жанну д`арк!!!
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: scrucis
2014-09-14 03:46 am
"Почему в 20-м веке перестали писать романы о кризисе веры? (т.е. наверняка не перестали, но перестали играть значительную роль в культуре)."

А как же Грэм Грин и Ивлин Во? Ну, особенно первый, конечно. "Суть дела" прямо по теме, и есть еще "Сила и слава"...

А если понимать "веру" расширительно, как вообще любой положительный идеал? Тут ведь еще дело в том, что положительный идеал - скоропортящийся продукт. Прогресс, расширение горизонтов, отказ от предрассудков, или, наоборот, откат назад, к ценностям предков и т.д. - так или иначе, происходит девальвацию положительных идеалов. Как пел Жорж Брассанс, "а если поспешишь, то успеешь умереть за идеалы, которые назавтра обесценятся" (Car, à forcer l'allure, il arrive qu'on meure Pour des idées n'ayant plus cours le lendemain).
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: mona_silan
2014-09-14 06:14 am
О, я отлично представляю мыльную оперу по этому роману! Причем в двух вариантах: а) героиня не только гувернует детей, но и клевещет на невинную вторую жену и делает ей пакости, но перед смертью во всём признается; б) вторая жена оказывается бякой, ненавидит пасынков и к финалу куда-то девается, а первая получает прощение мужа, излечивается от рака и пластической операцией возвращает былую красоту.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: _niece
2014-09-14 03:44 pm
Mrs Humphry Ward чуть не Лев Толстой указывал в списке важных для себя авторов - типа books that influenced me.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: marymoni
2014-09-14 04:12 pm
Можно еще упомянуть Иоганну Шопенгауэр (https://en.wikipedia.org/wiki/Johanna_Schopenhauer), мать философа Артура Шопенгауэра.

В свое время она была достаточно популярной писательницей, одной из самых известных женщин-писателей в Германии. И, если верить биографии Шопенгауэра, ее романы в течении длительного времени были намного популярней философских работ ее сына, что сильно его злило.

Вот еще немного о ней: http://badrak.kiev.ua/workshop/445
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: prometa
2014-09-15 07:41 am
Я осилила один из таких романов полностью. По-своему очень приятное чтение. Если уж столик розового дерева, то познакомишься с этим столиком детально, если уж диалог, то на три страницы. Герои красивы, проблемы высокоморальны.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: nuladno
2014-09-16 01:02 pm
О, я так в молодости осиливала "Шпиона" Ф.Купера в оригинале. Очень высокоморально, и на полстраницы - описание жемчугов, одетых одной из побочных героинь к обеду
(Ответить) (Parent) (Thread)