?

Log in

No account? Create an account
Поклонник деепричастий [entries|archive|friends|userinfo]
Anatoly Vorobey

[ website | Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| English-language weblog ]

опрос о самосознании [сент. 25, 2018|04:03 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Скажите, было у вас в детстве такое, что вы как бы осознали себя, т.е. почувствовали, что вы самостоятельно мыслящий человек с самосознанием, а вся жизнь до этого вам показалась как бы более наивной и механической? Можете указать в своей памяти на какую-то точку, в которой вы такое почувствовали?

Если да, то расскажите, в каком возрасте, если нет, то тоже напишите, что не было такого. Я не пытаюсь собрать точную статистику, но любопытно, как это бывает у людей.
Ссылка59 комментариев|Оставить комментарий

самособирающийся кубик рубика [сент. 25, 2018|02:50 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]



Ну что, все, кажется. Люди больше не нужны. Закрываем лавочку.
Ссылка17 комментариев|Оставить комментарий

немного о пошлости [сент. 24, 2018|09:51 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Проект "Полка" - "108 самых важных русских книг" со списками для чтения и подробными критическими статьями - кажется полезным, и неизбежные вкусовые разногласия с составителями меня совсем не смущают. Но интервью руководителя проекта Юрия Сапрыкина побуждают то ли качать головой, то ли ругаться в сторону. Посудите сами:

Журналист Юрий Сапрыкин — о поэзии и любимых книгах на «Полке»

Юрий Сапрыкин — о книжном проекте «Полка» и возвращении к слову
Сейчас не очень прилично об этом говорить, но мне жутко нравился Толкин, причем я застал момент, когда уже вышел «Хоббит», и его нужно было просить у друзей — а они не всегда были готовы расстаться с книгой...

Тогда все были без ума от обэриутов (ОБЭРИУ, или Объединение реального искусства, — творческое объединение писателей и поэтов, существовавшее в Ленинграде в 1930-х. — Esquire), но с течением времени немного по‑другому оказались расставлены акценты, стало понятно, что Введенский важнее Хармса...

Я понимаю, что для большинства моих знакомых роман «Обитель» — нечто такое, что даже в руки взять нельзя. А Алексей Иванов — это совсем беллетристика для масс, что-то вроде сериалов на канале «Россия»; книги, про которые не надо серьезно разговаривать. Но я не стыжусь если не любви, то любопытства и к тому, и к другому...

Тут интересно, что на уровне реальности я не вижу ничего дурного в этих оценках - мне тоже жутко нравился Толкин, я, если поразмыслить, ставлю Введенского выше Хармса (хотя и Хармс тоже нормалек, да?), итд. Но на мета-уровне, вот этао жеманное отзеркаливание своего мнения к коллективному какому-то бомонду, постоянная сверка часов с бомондом - это очень отталкивает. "Сейчас не очень прилично об этом говорить", сразу при этих словах какая-то желчь даже подступает к горлу. Это ведь ужасно, писать так. Вообще я себя тоже на таком ловлю иногда. В какой-то степени это неизбежно, у нас у всех есть референтные группы, мы поверяем и проверяем себя по ним. Но когда ты транслируешь свое мнение другим людям, вот так вот полуоборачиваться на каждом втором слове на родную тусовку, в которой "всеми любимый Чудаков" (это ж какая еще супер-ограниченная тусовка получается) - это как-то грустно выходит.

И вот еще два отрывка из этих два интервью, которые хоть сейчас вставляй в качестве примеров к статье Набокова про пошлость...

"С Бибихиным же ты оказываешься в дантовском темном лесу и следишь за тем, как мучительно ищется маршрут и до чего поразительным он оказывается[...] Я до сих пор помню его лирическое отступление о том, почему философ никогда не сядет в троллейбус. Философ не может стать частью толпы, которая расталкивает друг друга и пытается забраться в салон, — он всегда должен находиться в стороне и беречь свое одиночество."

"Я тут недавно ездил в Ясную Поляну читать лекцию, и мы сидели в кафе на входе в музей-заповедник. За соседним столом расположились очень выразительные мужики в тельняшках, в расстегнутых тулупах. Они на газетке разложили лучок, порезали чесночок и из-под стола что-то тихо разливали. И разговаривали о живительных свойствах лука, чеснока и этого — того, что разливали. Вдруг один из мужиков говорит: «А помните, „Москва — Петушки“…» — и давай ее цитировать прямо целыми абзацами. Народ не обманешь. Если на такой широкой, репрезентативной выборке Ясная Поляна и Петушки стоят рядом, то и нам сам бог велел."
Ссылка20 комментариев|Оставить комментарий

несколько не очень приятных ссылок [сент. 24, 2018|03:40 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

1. "Украденные невесты": длинный репортаж с фотографиями

"Когда муж меня украл, я его не знала — он меня вообще не видел до этого. Его родственники зашли в наш дом и увели к себе. Была зима, сугробы высотой метра два, мы шли 4-5 километров. Я не сопротивлялась, но замуж не хотела — правда, меня не спрашивали. Мне тогда было 14."

"Мне было 15 лет, сейчас 21. Он увидел меня в моем селе, немного пообщался, а потом приехал в Батуми, где я училась, и украл. Остановил машину и усадил меня туда. Я сопротивлялась, совсем не хотела замуж так рано, но их было пять мужчин, и я не смогла с ними справиться.

Мой отец был против и не одобрял будущего мужа — поэтому он меня и украл. Больше я не училась и не работала. У нас двое детей, мальчик и девочка."


2. Белки и медведи: Екатерина Попова о педофилах

«Мне было лет семь, зашла за подружкой, чтобы позвать её гулять. Так это было принято — стоишь в проёме и ждёшь, если гулять, домой не звали. Открыл подружкин папа, пожилой уже мужчина. Как сейчас помню, он работал водителем троллейбуса, и для него это был поздний брак, он годился дочке в деды по годам. Открыл, посмотрел на меня, выслушал, что я за Светкой, что гулять, что на горки. Позвал её, а пока та где-то в глубине квартиры одевалась или копошилась, полез мне рукой между ног: «У тебя штанишки тёпленькие, попу не застудишь?» Лицо красное, потное, лапа в моей промежности шарит. Вспомню — трясёт».


3. Сексуальное насилие над детьми: кто это делает?

Дальнейшее исследование форума педофилов, о котором рассказано в предыдущей статье.
Ссылка33 комментария|Оставить комментарий

продажность зла [сент. 23, 2018|12:22 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Интересная статья The Venality of Evil об экономическом кризисе в Венесуэле.

Несколько цитат, хотя вся статья недлинная и стоит прочесть:

On July 23, Alejandro Werner, the Director of the International Monetary Fun
d’s Western Hemisphere Department, announced that the Fund was expecting inflation in Venezuela to reach 1,000,000% by year’s end. In April, the IMF announced that Venezuela’s GDP was expected to be 45% below its 2013 level by the same time. These are mindboggling numbers. How and why could such a thing happen?
[...]
How is it, then, that Venezuela can have a GDP contraction that dwarfs that of the Great Depression, the Spanish Civil War (when GDP fell by 29%), or even the recent Greek crisis (when the economy shrank by 26.9%)? And how could this happen while simultaneously generating hyperinflation of a magnitude seen only in Germany in 1923 or Zimbabwe in 2008-2009?

The answer is surprisingly straightforward and well understood. The government used the oil boom that started in 2004 to disempower society and enhance state control over production and the market, while borrowing massively in international markets.[...] By 2013, the government’s excessive borrowing had caused it to lose access to international capital markets, triggering the start of the recession. In 2014, the price of oil fell sharply, making the previous import level unsustainable and triggering a much deeper collapse. It was clear at the time that the government needed to change its ways. Even members of President Nicolás Maduro’s administration pushed for a return to more market-friendly policies and for international financial support. Instead, Maduro’s government doubled down, deepening distortionary controls on the economy.
[...] Why, with clearly formulated alternatives on the table, did the government choose a predictably disastrous course of action, at such high human cost?

There are three possibilities: ignorance, intention, and strategic interaction [...]
Given the choice between re-empowering and starving its citizens, the regime chose the latter and bought off as many henchmen, through venal means, as it would need. Yes, the catastrophe would weaken the regime; but society would weaken even faster, assuring the regime continued control.

The Oxford English Dictionary defines “evil” as “doing or intending to do harm.” Ultimately, there is no other plausible explanation for what has happened in Venezuela.
Ссылка16 комментариев|Оставить комментарий

лучший код [сент. 22, 2018|12:21 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Hacker News: У какого проекта с открытым кодом, по вашему мнению, самое высокое качество кода?

Конечно, вопрос немного странный - это как спросить: "какой вы видели в жизни наилучшего качества стол?" Так много разных ответов можно представить, понимая по-разному слово "качество", плюс назначение стола и польза от него часто куда важнее его качества, как бы его ни понимать... Но, с другой стороны, такие дискуссии мне всегда любопытно читать просто чтобы видеть примеры, которые люди приводят, и что они пишут о них.

Какие-то проекты почти всегда всплывают, когда речь заходит о качестве кода: SQLite... OpenBSD... проекты авторства djb... Но в этом обсуждении я увидел много новых и/или неожиданных для себя названий. А в отдельных случаях, наоборот, вздрогнул от ужаса (LLVM? Linux kernel?? JQuery???). В общем, немало интересного, и сделал пару закладок на будущее.
Ссылка64 комментария|Оставить комментарий

abc-гипотеза и измененные состояния мозга [сент. 21, 2018|11:56 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Я не помню, писал ли об этом раньше, но если в двух словах: ABC-гипотеза это открытая проблема в теории чисел, из которой, если ее доказать, следует много других важных результатов. В 2012-м году японский математик Мотидзуки, вполне известный и уважаемый, объявил, что нашел доказательство, и опубликовал несколько длинных препринтов, по сути развивающих целую новую теорию, из которой следует ABC-гипотеза. Однако до сих пор ведущие математики в этой области не смогли убедить себя в том, что он действительно это доказал, и доказательство Мотидзуки остается в "подвешенном" состоянии уже 6 лет. Необычно тут также то, что есть некоторое число математиков (кажется, все японцы?), которые утверждают, что проверили доказательство и все правильно, но этим математикам тоже не удается убедить других.

Журнал Quanta опубликовал сегодня подробную статью, в которой это пересказывается: Titans of Mathematics Clash Over Epic Proof of ABC Conjecture. Там рассказывается, что в марте этого года два немецких математика, Шольце и Стикс, провели неделю в интенсивных беседа с Мотидзуки в Токио, и в результате объявили, что по их мнению гипотеза остается недоказанной, и подробно описали самое проблематичное место, с их точки зрения. Петер Шольце особенно известен из этих двоих - молодой и уже супер-знаменитый немецкий математик (получил премию Филдса в этом году). Мотидзуки, разумеется, с этим их заявлением не согласен.

Интересно, что еще в прошлом году, в комментариях к хорошей и подробной блог-записи о всей этой истории: The ABC Conjecture Has Still Not Been Proved - некто "PS" - не кто иной, как Петер Шольце - написал об этом же самом проблематичном месте в доказательстве в довольно интересных терминах (т.е. последующий визит к Мотидзуки в марте его не переубедил).

Согласно Шольце, большая часть статей - довольно тривиальные леммы, которые легко следуют из определений, а потом в одном месте говорится: "Если интерпретировать предыдущее обсуждение в терминах нотации, введенной в Следствии 3.12, из этого следует [главное неравенство]". Шольце не понимает, почему "из этого следует" и как следует, и утверждает, что ни в одном из последующих пересказов теории Мотидзуки другими "понявшими" это не объясняется. Более того, "те, кто утверждают, что понимают доказательство, не соглашаются признать, что в этом месте надо что-то специально объяснять". Мне сразу приходят на ум какие-то научно-фантастические метафоры, типа того, что теория Мотидзуки - это такой тайный способ действия на мозг и перевода его в измененные состояния, и у тех, кто "понимают доказательство", на самом деле хакнутый мозг и они искренне не понимают, почему это утверждение неочевидно...
Ссылка36 комментариев|Оставить комментарий

еще раз о надежности прессы [сент. 21, 2018|04:09 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

В прошлом году я писал об относительной надежности мейнстримных западных СМИ, и недавно попался показательный пример, подтверждающий это.

Две недели назад Нью-Йорк Таймс опубликовала ставшую уже знаменитой редакционную колонку от имени анонимного члена администрации Трампа: I Am Part of the Resistance Inside the Trump Administration. Автор статьи пишет о том, что хотя он разделяет идеалы республиканцев, но в рамках своей работы в Белом Доме изо всех сил старается останавливать наиболее взбалмошные и дикие порывы Трампа.

После публикации этой колонки разразился огромный скандал, во многом движимый стремлением Трампа обнаружить предателя, который это написал. Пресса и блоги обсуждали разных кандидатов, среди которых одним из главных был вице-президент Пенс. Разные высшие чины администрации (включая того же Пенса) выпускали заявления о том, что это не они написали, и предлагали добровольно пройти проверку на детекторе лжи. Неделю все только об этом и говорили, пока ураган Флоренс не сменил повестку дня.

Но вот какую любопытную мысль я хочу высказать, которую нигде не видел отмеченной. В самой статье нет вообще никакой инсайдерской информации, которая не была известна раньше (о том, что Трамп хвастался чем-то или ругал что-то при своих работниках, постоянно и так в прессе пишут; чего-то очень конкретного нет). Если бы кто-то захотел придумать такого персонажа и написать от его имени статью, это нетрудно было бы сделать.

Но ведь поклонники Трампа любят повторять, что мейнстримная пресса это фейк ньюз, так ведь? И что нельзя доверять там ничему, и что они что угодно против Трампа выдумают? Так почему же они все немедленно поверили этой колонке, а не стали говорить, что это чистый фейк и что в Нью-Йорк Таймс все выдумали?

Более того, сам Трамп немедленно этому поверил и начал писать об этом в твиттере, говорить в выступлениях, безуспешно искать предателя итд. итд. Тот самый Трамп, который постоянно повторяет, что Нью-Йорк Таймс это фейк ньюз, что ни одному слову про Трампа в ней верить нельзя. Тот самый Трамп, который говорит, что "если анонимные источники - это выдумки, не верьте". А тут анонимный источник, нет конкретных деталей - но все поверили и ищут. Почему?

Я думаю, это потому, что на самом деле авторитет Нью-Йорк Таймс остается очень высоким, и все понимают - Трамп в первую очередь - что там не может просто так появиться фальшивая колонка, и что если они пишут, что автор колонки - один из высоких чинов в администрации - то так и есть. Трамп, "Фокс Ньюз", другие про-трамповские СМИ настолько хорошо это понимают, что им не приходит даже в голову версия, что это обман. Все слова про "фейк ньюз" мейнстримных СМИ - это все пропаганда для дурачков. Сам Трамп в это не верит, и сами про-трамповские СМИ в это не верят, и их поведение в этой истории это иллюстрирует.

При этом сам Трамп сплошь и рядом говорит или пишет в Твиттере всякую ложь, распространяет всякие теории заговора, несет полный бред, возводит напраслину, итд. Все к этому привыкли и те сторонники Трампа, которые это понимают (т.е. не дурачки) отводят глаза и в лучшем случае бормочут что-то жалкое в духе "seriously but not literally". Выходит, что репутация, скажем, Нью-Йорк Таймс в области передачи фактов намного выше репутации Трампа С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ САМИХ СТОРОННИКОВ ТРАМПА (тех, которые не дурачки). И эта история с редакционной колонкой "сопротивленца" опять-таки хороший пример этого.
Ссылка134 комментария|Оставить комментарий

хроники культурной войны [сент. 19, 2018|02:52 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Несколько случайных примеров продолжающейся культурной войны и гигантски выросшей в последние годы силы культуры возмущения.

1. Another broadcaster loses a job over Colts announcer’s N-word

Речь опять идет о слове "ниггер" (я писал о предыдущей истории пару месяцев назад). Новая история в том же духе - слово используется для цитирования, а не для оскорбления, но это оказывается неважным. Радиоведущий рассказал на работе (не по радио, а в беседе с коллегами) историю, которую сотрудник когда-то рассказал ему 35 лет назад, и в ней было слово "ниггер". Одна из коллег, услышавших это, обратилась в отдел кадров. Радиоведущий добровольно уволился. Разведали, кто рассказал ему эту историю 35 лет назад, он последние 30 лет работал аналитиком на другом радиоканале. Его тоже немедленно уволили.

2. UCLA's infatuation with diversity is a costly diversion from its true mission

Начиная с этого года, все кандидаты на академические должности в университете UCLA обязаны подавать декларацию о том, как они продвигают идеалы "equity, diversity and inclusion."

3. Some Online ‘Mobs’ Are Vicious. Others Are Perfectly Rational.

Удивительная статья в Нью-Йорк Таймс, автор которой без иронии отстаивает точку зрения, что когда сетевые толпы используют культуру возмущения для травли, это может быть хорошо или плохо: хорошо, когда это во имя достойных целей и направлено против плохих людей, плохо, когда наоборот.

4. The Problem With ‘Hey Guys’

Хотя слово guys в американском английском формально является множественным числом "guy" (мужик, парень), в виде обращения оно используется для людей обоих полов, и большинство американцев не видят ничего странного в том, чтобы, скажем, девушка обратилась к группе девушек словами "Hey guys". Но есть активное меньшинство, которое видит в этом свидетельство мизогинии и патриархальной культуры (потому что все-таки происходит от слова guy). Статья о том, что в последнее время ширится признание этой проблемы, и многие люди и даже целые сообщества стараются перейти на другое инклюзивное обращение типа "folks" и "y'all", и критикуют тех, кто продолжает использовать "guys".
Ссылка130 комментариев|Оставить комментарий

книги: pop 1280 [сент. 18, 2018|05:21 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Jim Thompson, Pop. 1280
Джим Томпсон, "Население 1280".

Малоизвестный при жизни (1906-1977) автор "крутых" детективов, переоткрытый после смерти. Выбрал наугад один из его главных романов - оказалось потом, что именно он вошел в список "100 лучших детективов 20 века" Генри Китинга.

Это ближе к "нуару", чем к детективу - описываются несколько недель из жизни Ника Кори, шерифа крохотного городка в южном штате в начале 20 века. Главный герой - интересный тип антигероя: он не выполняет свои обязанности, никого не арестовывает, никогда никому не перечит и вообще ведет себя откровенно трусливо, по крайней мере поначалу, но вскоре мы начинаем подозревать, что что-то тут не так. Персонажи говорят на южном диалекте (не настолько ярко выраженном, чтобы тяжело было читать, впрочем). Повествование идет от первого лица и выполнено в тоне своеобразного наивного цинизма, который хорошо иллюстрирует, например, вот этот отрывок:
"The second thing I'm gonna do," I said, "is somethin' I should have done long ago. I'm gonna give you both barrels of this shotgun right in your stupid, stinking guts."

And I did it.

It didn't quite kill him, although he was dying fast. I wanted him to stay alive for a few seconds, so that he could appreciate the three or four good swift kicks I gave him. You might think it wasn't real nice to kick a dying man, and maybe it wasn't. But I'd been wanting to kick him for a long time, and it just never had seemed safe until now.

Книга понравилась, своим главным героем и этим одновременно "крутым" и циничным, и вместе с тем простоватым стилем. Не припоминаю другого такого сочетания. Рекомендую. Несколько романов Томпсона есть в русском переводе, но этого нет, кажется.

В комментариях - еще несколько понравившихся цитат.
Ссылка4 комментария|Оставить комментарий

задача на то, что такое программирование на самом деле [сент. 17, 2018|08:29 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Недавно Роб Пайк (один из разработчиков Юникса в классическую эпоху 70-х, соавтор Кернигана, сейчас работает в Гугле) привел интересный пример задания для начинающих программистов, который мне очень понравился. Я не могу процитировать его точные слова, но перескажу суть. Пайк писал о разнице между "программированием" и "разработкой программ" (programming и software engineering), подразумевая тут то, что работа программиста лишь на малую часть обычно состоит в том, чтобы писать новый код с нуля; куда больше времени уходит на то, чтобы читать существующий код, понимать его, изменять в нем ровно то, что нужно, тестировать, отлаживать, убеждать других людей в том, что изменение правильное итд.

Мне это понравилось и потому, что соответствует моим собственным мыслям (см. пункт 1 там), и конкретным примером, который привел Пайк. Он рассказал, что в конце 90-х как-то проводил курс по теме "software engineering" в университете; студенты на этом курсе теоретически уже умели программировать на C, но реально это означало, что они умели писать крохотные программы, выполняющие конкретные домашние задания на предыдущих курсах. Пайк задумался над тем, как наглядно показать им суть рутинной работы программиста.

В итоге первым домашним заданием курса было следующее. Возьмем исходный код редактора ed из версии Юникса V7. Для тех, кто не знаком с ed - это очень простой редактор, знаменитый своей недружелюбностью для незнакомых с ним пользователей. С другой стороны, весь его исходный код укладывается в 1700 строк, и это включает в себя команды редактирования, поиска и замены регулярных выражений, работы с файлами и даже режим шифровки. Для этого задания не нужно учиться работать внутри ed, но если вам интересно, можно прочитать хорошее объяснение.

Внутри редактора ed есть полезная команда - найти и распечатать все строки, отвечающие данному регулярному выражению. Она выглядит так: g/re/p, где re это какое-то регулярное выражение (regular expression). Например, g/long/p печатает все строки, где есть слово "long", g/some.*thing/p печатает строки с словами some и thing, между которыми есть что угодно, итд. Примерно в 1970 году Кен Томпсон, один из авторов Юникса и автор редактора ed, столкнулся с надобностью сделать ровно это, но в большом файле, который был настолько большой, что ed не мог его редактировать. Одним вечером он взял исходники ed, и сделал из них отдельную программу grep (g/re/p), которая делает именно это - находит все строки в файле, отвечающие данному выражению, и печатает их - и работает даже с очень большими файлами. С тех пор это стандартная команда Юниксов.

Так вот, задание Пайка: повторите то, что сделал Томпсон. Взять исходный код ed.c. Вы его раньше не видели, это 1700 строк кода на C, написанного практически без комментариев, но вместе с тем хорошего кода, написанного мастером своего дела. Сделайте из него отдельную программу grep, которая принимает в командной строке два аргумента: регулярное выражение и имя файла. Если хочется чуть большего, добавьте также стандартные опции -v и -n. У вас (пишет Пайк) два преимущества и один недостаток в сравнении с Томпсоном в этом задании. Недостаток в том, что вы не Томпсон. Преимущества в том, что вам это не надо делать на ассемблере (первые версии ed были на ассемблере), и вы уже знаете, что надо сделать, а не придумываете.

Мне понравилось задание Пайка: оно нащупывает определенный баланс между садизмом и простотой. Для опытного программиста это реально простое задание. Для начинающего оно кажется на первый взгляд садистским, но если серьезно подойти к нему, вполне выполнимо. Для тех, кто хочет попробовать самостоятельно, и знает C хотя бы на начальном уровне...

Вот исходник ed.c, чуть подчищенный, так, что он компилируется на современных системах (Linux/BSD/MacOS; пример командной строки "gcc -o ed ed.c", выдаст кучу предупреждений, но сработает). Ваше задание - сделать из него grep.c. Если хотите, чтобы я проверил - присылайте код мейлом, или ссылкой на github/pastebin.com/куда угодно в комментарии.

Бонус-задание на понимание кода. Разберитесь и объясните, каким образом этот редактор ed дает возможность редактировать файлы размером больше, чем умещается в оперативную память компьютера (а это факт) - как именно это устроено в нем. Для 1700 строчек исходника это в общем впечатляет.
Ссылка68 комментариев|Оставить комментарий

пилот варит мандарины!!! [сент. 16, 2018|06:07 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|]

Несправедливая, но смешная пародия на ЧГК (наиболее ранний источник, кажется):

Я наверное просто слишком тупой для этой игры.
Для меня она выглядит так:

Уважаемые знатоки, вопрос задаёт Игорь Крыволаптев из Мухосранска. Внимание на экран!

- Это что-то было как-то где-то, и Ленин, а иногда скифы, это что-то куда, пепелац, и в итоге получилось это. Каравай, глина, пинцет. О каком римском лекаре идёт речь?

Минута пошла!

-Так это... Свеча! Фарфор! Мебельный бульдозер! Нет-нет-нет! На кукурузном поле! Но он же в яйцах! ПИЛОТ ВАРИТ МАНДАРИНЫ!!! Стоп, белая сирень! Точно, может седан в крапинку? Филиал росгосстаха! Или это Снежана Филиповна? Пень в стразах! Кривая второго порядка и производная... ГРЕЧНЕВЫЙ СУП! Мы можем дудеть? Некрасивый колгоспник спит в гамаке. Точно. Значит правила Курска! Или это все же дирижабль?

*бдзынь!*

- Кто отвечает?
-Отвечает господин Друзь.
-Господин Друзь, Ваш ответ...

- Мы думаем это Елисиан |||, 2-ой век н.э.

-Это правильный ответ! Счёт становится 3:2. Поздравляем!
Ссылка48 комментариев|Оставить комментарий

о любви и роли женщины [сент. 16, 2018|03:10 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Из дневника Натальи Миротворской (дочь священника из Рязанской губернии, умерла после родов в 1922г. в возрасте 24 лет; весь дневник заслуживает внимания, за ссылку на него спасибо Светлане Мироновой). Из записей за 1914 год, Наталье 16 лет, она гимназистка.

21 августа 1914 года, Скопин

Петербург переименовали, он стал называться Петерградом. Хотят, чтобы ничего не было немецкого.

Зачем эта мерзость между мужчиной и женщиной? Это все отравляет в жизни. Разве не может существовать идеальная платоническая любовь? В начале она такова, а в конце - плотская. Читаешь в последнее время Толстого, Достоевского, и везде мерзость, и без конца мерзость. Разве не может быть чистым человек? Нет, так он устроен, чтобы развратничать, а особенно в теперешнее время. Мужчине это ничего. Но женщина жалка в этом положении, всякий может обидеть, обесчестить ее, и как защитится она, как покажет свою силу? А что после этого? Опять страдания! Опять мучения! Зачем же так все устроено?! Неужели нельзя ничего изменить? Мужчине что? Он свободен. А женщина разве может быть свободной? Нет... надо помнить обязанности девушки, жены, матери... Это ужасно!!! Как разрешить все это? Надо ждать, что покажет время, как все это разъяснится.

Я замечаю, что часто стараюсь во всем найти лучшее, светлое. Это помогает в разрешении трудных вопросов. Я найду светлую черточку, следую ей и облегчаю себя этим.

Я как-то писала, что не существует любви. Это неправда, теперь я переменила свой взгляд. Существует любовь! Я уверилась в этом, прочтя 'Анну Каренину' Толстого. Любовь может доходить до страсти, до безумной страсти. Человек может казаться идеальным, ты как ослепнешь, будешь видеть в нем только хорошее, не замечая отрицательных черт. Я отчасти испытала это на себе. Когда мне нравился Боря Высоков, то я не видела в нем дурных черт, мне их открывала Маня, хотя она не знала, что я им увлекаюсь. Я даже не могла хорошо представить себе его фигуру - только помнила черные глаза да грубоватый приятный голос. Можно, не отдавая себе отчета, решиться на все. Влюбленный хуже слепца. Женщина может так любить, но может ли мужчина? Не знаю. Я думаю, нет, они ужасные эгоисты, я их всех ненавижу. Но к чему ведет любовь? Все к одному и тому же. Лучше не думать об этом! Пишу полтора часа, голова в тумане. Дай Бог благополучно разрешиться всем этим вопросам. Я думаю, все будет благополучно и верю в добро! Довольно.

4 сентября 1914 года, Скопин

Я прочла доктора Мёбиуса 'Физиологическое слабоумие женщины'. Во многом я с ним согласна, во многом и нет. 'Женщина уклонилась от своего назначения - материнства. Каждая женщина стремится образовать себя, стать самостоятельной. Но многим это не удается, они погибают в борьбе. Конечно, у таких больных, развинченных женщин не может быть здоровых детей. Женщина должна быть 'здорова и глупа'. Она должна заботиться о детях. А в остальном - подчиняться мужчине, он должен быть глава ея', - говорит Мёбиус. С этим отчасти я, пожалуй, согласна. Женщина должна быть доброю матерью и верною женою. Но женщина может быть и ученой, хотя до сего времени этого и не было. Это потому что женщина была слишком угнетена и подчинена мужчине. Я не согласна с Мёбиусом в том, что женщина не может развиться больше того, что ей дано от природы, что она не может ничего долго помнить - у нее все заученное скоро вылетает из головы. Не все таковы, конечно, есть и зубрежки, у которых голова ничего не в состоянии запомнить. Мёбиус всех ставит в разряд таких. Это неверно, этого не может быть. Женщина может развиться, может быть умной и даже самостоятельной, но, конечно, надо придерживаться пословицы 'терпение и труд все перетрут'.

Мёбиус говорит, что женщина не может анализировать себя, что она слишком инстинктивна и не в состоянии анализировать свои чувства. Это неправда. Она живет не одним чувством, но может анализировать себя. В конце книги есть письма противников и согласных. Письмо одного из противников гласит: 'Женщина может быть образованной. Часто муж советуется с женою перед каждым своим делом. Она дает ему благоразумные советы, часто предостерегает от грозящих опасностей, становится его подругой'. По словам Мёбиуса, женщина - какое-то животное, она так низко стоит перед мужчиной, что никаким образом не может быть его подругой и помощницей. Это тоже неправда. Я наблюдала маму и папу. Папа всегда во всем советуется с мамой. Папа разгорячен, он не может ясно представлять дела, а мама здраво рассудит и охладит папу. Хотя папа часто вначале бывает не согласен, но потом, обдумав все, признает, что мама рассудила правильно, и поступает по ее советам, которые всегда бывают полезны и действенны.
Ссылка44 комментария|Оставить комментарий

шнобель 2018 [сент. 16, 2018|01:20 am]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Опубликовали список призеров Шнобелевской премии 2018 года (это пародийная премия, которую дают за абсурдные или абсурдно выглядящие исследования; в оригинале название Ig Nobel Prize).

Отличные призеры в этом году!

Экономика. Линди Хань Ю Лян и канадские ученые за исследование вопроса несправедливости на рабочем месте. В своей работе «Право на неправильное» они доказали, что от истязания куклы вуду начальника человек получает положительный эмоциональный эффект.

Медицина. Исследователи из Мичигана удостоились премии за нахождение эффективного способа быстрого выведения камней из почек путем катания на американских горках.

Здоровое питание. Джеймс Коул и ученые из Танзании, Зимбаве и Великобритании получили за публикацию в журнале Scientific Reports выводов о том, что диета, основанная на каннибализме, обладает меньшей калорийностью в сравнении с другими мясными диетами.

Медицинская диагностика. Акира Хориучи за разработку метода самоколоноскопии в сидячем положении.

Размножение. Группе ученых за создание эффективного метода для отслеживания ночной эрекции с помощью почтовых марок.

Биология. Шведские ученые за доказательства того, что профессиональные дегустаторы на вкус могут определить, что в вине побывала муха.

Литература. Исследователи из Великобритании, Австралии и Сальвадора за работу «Жизнь слишком коротка для „чтения гребанных инструкций“». Ученым удалось доказать, что люди почти никогда не читают инструкции к технике.

Мир. Франсиско Алонсо и группа испанских ученых за проведенный анализ воплей, проклятий и ругани со стороны водителей транспортных средств.

Психология. Шведские философы за исследования группы шимпанзе в зоопарке. Ученые выяснили, что обезьяны имитируют посетителей зоопарка примерно так же часто, как посетители - обезьян.
Ссылка23 комментария|Оставить комментарий

о принципах [сент. 15, 2018|07:17 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Я много думал в последнии дни об Англии и этих CCTV-камерах, которые в ней всюду развешены.

Знаете, эти камеры для меня давно - привычный пример того, как в Англии намного хуже с прайвеси и личной свободой, по сравнению с Америкой, скажем. Между Великобританией и Америкой много общего в том, что касается личных прав, отношений между человеком и государством, системы юриспруценции ("англоамериканская правовая система"). Но одновременно с этим жители Великобритании мирятся с ограничениями на личную свободу, которые для американцев звучат дико: то, что тебя могут посадить за "разжигающую ненависть" запись в Твиттере. Жесткая регуляция личного оружия (это отдельная флеймогонная тема, в к-ю я не хочу вступать, просто привожу как еще один пример). И то, что шагу нельзя ступить в публичном пространстве, не попав под камеры наблюдения, которые официальные лица могут изучать, совмещать, и знать все от твоих передвижениях.

И я всегда думал, что это очень плохо. И само по себе плохо, и как этакий маячок. Типа, это пусть не признак тоталитарного общества, но как бы кивок в его направлении, намек на то, что в эту сторону англичанам куда легче будет пойти, если потянет сильно, чем американцам.

Но в последние дни я думаю о том, что если бы не эти камеры, то Петрова с Бошировым - вероятно - никто бы не вычислил, и то, что попытка убийства Скрипалей дело рук ГРУ не было бы столь очевидно всему миру. Да, при трезвом взгляде на факты это было более или менее понятно и так (скажем так: с очень высокой вероятностью), но это одно, а конкретные исполнители - совсем другое. Да, с точки зрения России это возможно и не многое влияет - вон про Лугового много лет все известно, и что с того. Для внутренней аудитории можно гнать абсолютно постыдную пропаганду типа интервью с Симонян - те, кто схавали "крымских ополченцев" и "испанского диспетчера" и "спутниковую фотографию украинского самолета" итд. итд. итд. - те проглотят и это и не подавятся. Но все-таки Петров и Боширов - это очень важная улика, а без камер наблюдения ее бы не было.

У меня нет удобной морали, и я не превратился внезапно в сторонника повсеместных камер наблюдения только из-за этого случая. Просто напомнило мне в очередной момент, что у наших принципов и убеждений всегда есть цена, и проверять себя следует не по громким словам и добрым намерениям, а по такой вот неудобной цене. Если готов ее заплатить - хорошо, готов, но спросить себя об этом надо.
Ссылка252 комментария|Оставить комментарий

визуальное обучение [сент. 15, 2018|06:51 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

"Вашингтон пост": "Officials have brought large, colored charts and graphs into the Oval Office to illustrate Florence’s dangerous path for Trump, who is a visual learner."

Смешно. Забыли упомянуть, что Трампу еще принесли кубики, из которых можно сложить имя "Florence", и карту побережья с цветными карандашами для раскраски пути урагана.
Ссылка9 комментариев|Оставить комментарий

о литературном труде и робослониках [сент. 15, 2018|03:19 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

afuchs пишет о фантастике и литературе:
"Пытаясь понять, почему я не могу (теперь) читать фантастику, я говорю: есть два варианта. Либо для автора первичен литературный труд и неразрешимые вопросы, и тогда мне не нужны говорящие робослоники, либо же писатель преподносит технологические решения и свершения, и тогда мне неинтересна его рубрика."


Почему нельзя и то и другое?



Не знаю, есть ли такое, что писатель сознательно решает: "для меня первично то-то и то-то". У тех авторов, которые, по мне, идеально соединяют "литературный труд" и "робослоников" (напр. Джин Вульф), я затрудняюсь выделить одно из них в качестве "первичного" или "важного"; и даже если сам автор думал в этих терминах, мне неясно, почему меня это должно интересовать. Идеал встречается редко, но он ясно демонстрирует, что нет противоречия одного с другим.

Если я немного покривлю душой, то могу сказать так: мне нравится читать про робослоников, но я хочу также, чтобы это была хорошая литература, иначе мне это неинтересно. Может, если лит-качество книги оценивать по шкале от 0 до 100, то чтобы фантастика, т.е. книга про робослоников, мне очень понравилась и я ее всем хвалил, необходимо, чтобы она была минимум 80 по лит-качеству, и даже чтобы подошла как чтение для развлечения, нужно минимум 60, меньше этого - я отложу ее в сторону. Естественно, эти оценки субъективные и абсолютно бессмысленные и я на самом деле не выставляю их при чтении книги, а просто ощущаю, нравится или нет и насколько.

(Почему сказать это означает немного покривить душой? Потому что опыт показывает, что бывает, что книга настолько нравится в чем-то одном, что прощаешь ей другое; и то, что ты совершенно объективно и беспристрастно счел бы непростительным качеством в другой книге, тут почему-то перестает тебе так уж мешать. Один из примеров для меня - "Гарри Поттер и методы рационального мышления" (кстати, давно хотел написать, но все забывал - есть кампания по некоммерческому изданию этой книги на бумаге, осталось полтора дня, чтобы поддержать). С другой стороны, мне крайне не понравилась, потому что показалось очень плохо написанной, знаменитая "Дюна" Герберта, но подозреваю, что среди ее поклонников есть немало таких, которые так же строго, как я, относятся к литкачеству, просто в этой конкретной книге что-то захватило их так сильно, что пересилило и отменило эту строгость. А меня не захватило.)
Ссылка39 комментариев|Оставить комментарий

жизнь повторяет искусство: солсбери [сент. 13, 2018|03:57 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

mi_b заметил, что сегодняшнее интервью Петрова-Боширова на РТ почти без изменений повторяет вчерашнюю сатирическую статью в Newsthump (что-то вроде британского The Onion). Статья называется "Подозреваемые в отравлении Скрипалей просто ну очень любят Солсбери, настаивает Владимир Путин".

Петров: "Друзья нам давно уже советовали посетить этот прекрасный город."

Статья: "Once described as a must-see by Magenta de Vine, Petrov and Borishov admitted they were lured by the city’s magnificent thirteenth-century cathedral, which houses the Magna Carta and other extremely interesting relics worth getting on a plane and travelling three-thousand miles at a moment’s notice."

Боширов: "Там есть знаменитый собор, Солсберийский собор, он знаменит не только во всей Европе, он знаменит во всем мире, он знаменит своим шпилем, 123-метровым, он знаменит своими часами, самыми первыми часами, которые были изобретены в мире, которые до сих пор идут."
Ссылка215 комментариев|Оставить комментарий

как я познакомился с женой [сент. 12, 2018|10:51 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Вот старая и очень смешная шутка, требующая, однако, хорошего знания английского языка. В этом небольшом рассказике в каждом предложении какое-то слово или фраза (а иногда несколько) являются положительными формами - неиспользуемыми на самом деле - отрицательных идиом. Проще всего объяснить на примере: это как если бы рассказ по-русски был написан со словами типа "победимый", "уклюжий", "дуг", "дотрога", годовать", и так далее. Не припоминаю такого рассказа по-русски, но думаю, кто-то написал - если есть хороший, киньте ссылку.

Если все абсолютно слова и фразы вам понятны (и смешны), можете поздравить себя с весьма приличным словарным запасом в английском. Если не все - не расстраивайтесь, тут действительно много относительно редких литературных слов.

How I Met My Wife
By Jack Winter
(Published July 25, 1994 in The New Yorker)

It had been a rough day, so when I walked into the party I was very chalant, despite my efforts to appear gruntled and consolate.

I was furling my wieldy umbrella for the coat check when I saw her standing alone in a corner. She was a descript person, a woman in a state of total array. Her hair was kempt, her clothing shevelled, and she moved in a gainly way. I wanted desperately to meet her, but I knew I’d have to make bones about it since I was travelling cognito.

Beknownst to me, the hostess, whom I could see both hide and hair of, was very proper, so it would be skin off my nose if anything bad happened. And even though I had only swerving loyalty to her, my manners couldn’t be peccable.

Only toward and heard-of behaviour would do. Fortunately, the embarrassment that my maculate appearance might cause was evitable. There were two ways about it, but the chances that someone as flappable as I would be ept enough to become persona grata or a sung hero were slim.

I was, after all, something to sneeze at, someone you could easily hold a candle to, someone who usually aroused bridled passion. So I decided not to risk it.

But then, all at once, for some apparent reason, she looked in my direction and smiled in a way that I could make heads and tails of. I was plussed. It was concerting to see that she was communicado, and it nerved me that she was interested in a pareil like me, sight seen.
Normally, I had a domitable spirit, but, being corrigible, I felt capacitated as if this were something I was great shakes at, and forgot that I had succeeded in situations like this only a told number of times.

So, after a terminable delay, I acted with mitigated gall and made my way through the ruly crowd with strong givings. Nevertheless, since this was all new hat to me and I had no time to prepare a promptu speech, I was petuous.

Wanting to make only called-for remarks, I started talking about the hors d’oeuvres, trying to abuse her of the notion that I was sipid, and perhaps even bunk a few myths about myself. She responded well, and I was mayed that she considered me a savoury character who was up to some good. She told me who she was. “What a perfect nomer,” I said advertently.

The conversation became more and more choate, and we spoke at length to much avail. But I was defatigable, so I had to leave at a godly hour. I asked if she wanted to come with me. To my delight, she was committal.

We left the party together and have been together ever since. I have given her my love, and she has requited it.
Ссылка22 комментария|Оставить комментарий

ленин и печник [сент. 12, 2018|07:42 pm]
Anatoly Vorobey
[Tags|, ]

Перечитал "Ленина и печника" с некоторым изумлением (кстати, узнал еще, по наводке xgrbml, что стихотворение написано на материале рассказа Зощенко "Ленин и печник". Сравните текст, довольно любопытно. Но я сейчас не об этом).

Я вполне помнил сюжет стихотворения, но о чем-то просто не задумывался.

А по свежей по пороше
Вдруг к избушке печника
На коне в возке хорошем —
Два военных седока.
Заметалась беспокойно
У окошка вся семья.
Входят гости:
— Вы такой-то? —
Свесил руки:
— Вот он я…
— Собирайтесь! —
Взял он шубу,
Не найдёт, где рукава.
А жена ему:
— За грубость,
За свои идёшь слова…

Печник уверен, что его пришли сажать (военные седоки!), потому что он сказал грубое слово Ленину. Как мы все это читали в детстве, в школе, и не видели в этом ничего странного? Как это могло быть частью умилительной пропаганды про доброго дедушку Ленина для детей? Да, в итоге все обходится, потому что Ленин такой хороший, что

— Вон ты что, — сказал с улыбкой,—
Я про то давно забыл…

Но если б не забыл, а затаил, то все логично и правильно, надо сажать его, ведь такая логика? Я потерял, видимо, связь с детством, я не могу уже вспомнить, как воспринимал это тогда. Может, не замечал эту часть, как не замечал, не знаю там, христианские аллегории в Нарнии? Или все же замечал и ощущение было - "логично, так и надо"?
Ссылка85 комментариев|Оставить комментарий

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]