Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Categories:

описание

Этот профессор, ортодоксальный еврей, особенно ревностно соблюдает заповедь, предписывающую не уничтожать никакой, пусть даже самый несущественный клочок бумаги, если на нём может быть написано имя Бога. В результате он не уничтожает почти ничего. Если он, скажем, распечатал научную статью, то не может выбросить распечатку, пока не просмотрит тщательнейшим образом каждый уголок каждого листа, на предмет просочившихся туда неясно каким образом Божьих имён. То же относится к домашним заданиям студентов, черновикам любого вида, счетам, всему, что угодно.

Когда заходишь к нему в кабинет — впрочем, уже много лет никто, кроме него самого, не заходит к нему в кабинет. Это просто невозможно: вообще-то просторная комната вся забита невыброшенными бумагами, сложенными в высоченные кипы. К полкам вдоль стен, тоже заставленным бумагами, подойти невозможно, да и вообще во всей комнате от бумаг свободен только узенький проход в два шага от двери к единственному незатопленному ещё бумажным потоком стулу. Со студентами он встречается в одной из свободных аудиторий.

Может быть, где-то там, среди этих бесчисленных бумажных кип, на обратной стороне мятого листка, бывшего когда-то частью давно позабытой и никому не нужной распечатки, прячется Тайное Имя Бога.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments