Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

ещё немного о Дарвине и Марксе

Большое спасибо за множество интересных комментариев к моей четверговой записи об интеллектуальных идолах 20-го века. На многие из них я не успел ответить вовремя. Позволю себе выделить в отдельную запись особенно интересные вопросы или предложения и свои мысли по их поводу.

Анонимный комментатор пишет, в ответ на мои замечания о кандидатуре Эйнштейна:
Знаете, даже странно как-то от вас слышать, что Эйнштейн не сильно мысль обогатил. Теория относительности все взорвала, путешествие во времени, искривление пространства, черные дыры, открытие фотона, атомная бомба и ядерные реакторы, E=mc^2, "бог не играет в кости", телепортация (EPR-paradox), тензоры и т.д. - все то, что прямо или косвенно связанно с его идеями, одобрено или обругано им, вдохновлено или загублено - не кажется вам что даже лексиграфически влияние его наследия не так мало, как вы утверждаете?

Мне кажется всё же, что влияние Эйнштейна вне физики — в первую очередь влияние символа, а не идола. Многое из вышеперечисленного я бы приписал к категории, которую можно назвать «весёлые картинки». У каждой эпохи есть свои весёлые картинки. Во время Жюль Верна, скажем, это было путешествие на Луну и в центр Земли, эфир, «жизненная сила», магнетизм и его мистические свойства. В наше время путешествие на Луну — реальность; зато у нас есть искривление пространства, чёрные дыры, путешествие во времени и «Большой Взрыв». Все эти идеи и понятия, не оказывают, однако, значительного влияния на движение человеческой мысли (вне тех конкретных наук, из которых они приходят); они служат скорее источником метафор, они питают воображение публики и развлекают её.

oblomov_jerusal предлагает Куна, ввиду популярности слова «парадигма». Слово, действительно, очень модное, но никакой новой мысли за ним нет — не у Куна, ясно, у него как раз есть, а в использовании этого слова общеинтеллектуальными кругами. Каждая эпоха, кажется, придумывает новое слово или фразу для одного и того же понятия, поскольку уже существующие слова кажутся затасканными или приобретают специальные оттенки. То, что в разные эпохи называлось «мировоззрением», «идеологией», «системой [взглядов, идей, верований, аксиом]», «структурой» итд. итп., теперь модно называть «парадигмой». Вклад Куна в данном случае заключается в подчинении существующего слова, имеющего до этого совсем другие значения (впрочем, и сам Кун не использовал его столь широко и туманно, как растянуло его вслед за ним общеупотребление).

Экономист ost не понимает, что в этом списке делает Маркс, и предлагает список имён, «влияние которых и на экономику, и на "интеллектуальное наследие цивилизации" несравнимо выше, чем Маркса». Не буду судить насчёт экономики, но в том, что касается интеллектуального наследия цивилизации, влияние каждого из этих имён мизерно по сравнению с влиянием Маркса. Возможно, ost понимает под интеллектуальным наследием цивилизации что-то другое, не то, что понимаю под ним я. Мне в первую очередь приходят на ум (на примере Маркса) такие идеи, понятия, и стереотипы, как: классовая борьба, её структура и её неизбежность; пролетариат и его цепи; «научная» неизбежность стройного развития человеческого общества от одной к стадии к другой, более продвинутой, с неизбежной коммунистической концовкой; капитал; теория ценности, основанная на количестве труда; эксплуатация трудящихся классов капиталистами; неизбежность революции в капиталистическом обществе; эфемерность философских, политических и юридических «надстроек» над производственным базисом; и ещё очень многое. Трудно, мне кажется, переоценить степень влияния этих идей, их проникновения в философскую и политическую мысль последних полутора веков, вдохновлённости ими бесчисленного числа писателей, людей искусства, ораторов, политиков. Все эти идеи вошли в массовое сознание благодаря Марксу и марксистам.

rsokolov просит пояснить, почему утверждение, что теория эволюции была создана Дарвином, является "совершенно ложным". Вообще-то это сложная тема, но если сильно упростить и одним предложением, то дело в том, что теория эволюции, т.е. развития одних биологических видов на основе других, активно обсуждалась начиная с конца 18-го века, а к концу первой половины 19-го века, до появления труда Дарвина, была (в среде учёных и исследователей) если ещё не общепринятой, то весьма и весьма влиятельной и движущейся в сторону общепринятости. Её тогда называли "теорией развития" (development). Главным новшеством Дарвина было не "открытие" эволюции, которую в его время открывать не надо было, она была у всех на устах и предметом жарких дебатов, исследований, монографий и научных статей; главным его новшеством было предложение считать естественный отбор главным или единственным (сам Дарвин колебался на этот счёт в течение своей жизни) механизмом, объясняющим течение эволюционного процесса.

Наконец, uncle_thompson спрашивает, почему я назвал психоанализ лженаукой. В той ветке много правильного хорошо написал _andrej (практически со всем, им написанным, я согласен и присоединяюсь), но я добавлю некоторые мысли в направлении, важном для меня. Я считаю психоанализ исключительно интересным и важным (ввиду его влияния на общественное сознание и популярные стереотипы) культурным явлением, и вместе с тем совершенно обанкротившимся с точки зрения своих научных претензий направлением в психологии. Фрейд, следует отметить, всегда утверждал, что психоанализ следует считать именно наукой, сравнивая его с естественными науками. Более того, он прямо заявлял, что об истинности психоанализа и его основных предпосылок необходимо судить по его клинической успешности; иными словами, он верил, что именно психоаналитический подход будет намного более плодотворным в лечении психологических расстройств и разного рода проблем, по сравнению с другими подходами, и это докажет истинность психоаналитического учения; а если не будет намного более плодотворным, то и истинности никакой нет. Мне кажется правильным применять эти критерии, на которых настаивал сам Фрейд; и если их применить, окажется, что психоанализ является лженаукой с методологической точки зрения, и несостоятелен с клинической точки зрения: сравнительные исследования показывают, что разные психотерапевтические подходы дают в среднем один и тот же процент успеха, что, согласно критерию Фрейда, означает провал психоанализа, призванного быть единственным истинно научным подходом к психотерапии и строению человеческой психики. Уже после смерти Фрейда среди многих его последователей стало популярным несколько разбавлять строгость его отношения к психоанализу; так, например, нередко говорят, что разные психотерапевтические подходы успешно применяются к разным неврозам и психическим расстройствам; и если психоанализ лучше подходит в таких-то случаях, а когнитивная терапия — в таких-то, то они все хороши и всё отлично. Такая «практичная» точка зрения вполне приемлема, но это не точка зрения Фрейда, и она несовместима с теми претензиями на научность психоанализа, на которых настаивал Фрейд.

Вместе с тем, культурное, идейное, философское влияние психоанализа и Фрейда на нашу цивилизацию и её интеллектуальное наследие поистине огромно. Об этом даже и не напишешь вкратце. Может быть, в другой раз, отдельной записью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →