Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

о Панюшкине

Во многих журналах обсуждают статью Панюшкина в GQ.

Слова из статьи, которые вызвали ажиотаж:
Всем на свете было бы легче, если бы русская нация прекратилась. [...] Я русский, но я всерьёз думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три, максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на каждого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения её окончатся, когда её пристрелят.

Самое обширное обсуждение — в журнале Житинского (родственника Панюшкина, оказывается). Ещё можно прочесть полный текст статьи.

Я о Панюшкине дважды писал в прошлом: первый раз и второй. Моё мнение о нём там высказано без обиняков, если это кого-то интересует. Собственно, свежая его выходка от прошлых отличается разве что интенсивностью, не качественно. Поэтому по большому счёту мне нечего сказать, но так как это ЖЖ, такие мелочи меня не остановят, и я всё же что-нибудь напишу, и ещё несколько ссылок на интересные обсуждения приведу.

Стиль Панюшкина здесь (и в предыдущих случаях, о которых я писал) — тщательно продуманная (убеждён в этом) нарочитая истеричность. При этом автор, якобы взвинчивая себя, может по сути дела договориться до чего угодно — всё равно поклонники спишут это на кровавую искренность и душевную боль. Так, в прошлый раз, когда я написал о Панюшкине, девушка mozzgi пришла и начала в несколько взвинченном тоже тоне объяснять всем, какой Панюшкин талантливый по сравнению с его бездарными хулителями, и какой он кристально честный, искренний, великий журналист, светоч, учитель, и проч. и проч. В этот раз она занимается тем же: "по-моему вы все кто изрыгает желчь на Панюшкина просто в лучшем случае идиоты, в худшем ура-патриоты и фашисты". Показательно также поведение юзера dbak; узнав, что Житинский согласен с некоторыми из мыслей Панюшкина из полной статьи, он замечательным образом переводит стрелки: "Позор, истерика! Вы что - не слышите боли, не слышите боли за Вас же и за подобных Вам твердолобых патриотов! Извольте извиниться, пока не поздно, сударь, иначе точно возникнет ситуация, когда бьют подсвечником!"

Видите вот это "Вы что - не слышите боли!" Вот в этом вся суть, на самом деле; всё объяснение востребованности истерики Панюшкина (об этой востребованности размышляет в своей записи toschick).

И ведь что здесь наиболее интересно? что границы на самом деле — нет. Можно зайти сколь угодно далеко. Я искренне полагал, что перепрыгнуть свой предыдущий истерический припадок, о котором я писал в сентябре, по уровню демагогии и подлости текста Панюшкину будет сложно. А он — взял эту высоту с лёгкостью, не задумываясь. В этом смысле неправ Максим Соколов, обращающий особое внимание на однозначность толкования слов Панюшкина. Он разбирает, как можно было написать немного по-другому, но так чтобы у текста оставалась возможность "нормальной" интерпретации.

Раньше меня этот вопрос тоже бы занимал, однако теперь я понимаю, что это не имеет никакого значения. Панюшкин может написать всё, что угодно. Скажем, через месяц он захочет ещё поднять градус скандальной истеричности, и напишет, что вот просто надо срочно завоевать Россию и всех русских отправить в газовые печи, поголовно, потому что иного они не заслуживают; и когда уже кто-нибудь побыстрее это сделает, надоело ждать. Тут же придёт девушка mozzgi и напишет, что все, кто возмущается таким текстом - бездарные фашисты, объединённые только одним желанием оклеветать совесть российской журналистики. Юзер dbak заявит, что невозможно в этом призыве не увидеть душевной боли за свой народ, и что возмущаться им могут только провокаторы, которых надо бить подсвечником. Ещё два десятка людей напишут, что, мол, как это показательно и одновременно горько, что все ухватились за эту скандальную тему газовых печей, не обращая внимания на по-настоящему важные темы, которые Панюшкин поднимает в своей статье, как-то: ... и ... . Именно так всё и будет.






Ещё один интересный полемический приём, который обсуждения статьи Панюшкина продемонстрировали несколько раз — перевод стрелок на законность. Идеально чистый пример — вот этот коммент yols у Житинского. Или вот ещё один пример, в той же дискуссии, чтобы далеко не ходить. Давайте разберёмся: что здесь происходит?

Предположим, я напишу: новая книга писателя такого-то - ужасная нечитабельная гадость. А мне кто-то оставляет коммент: писатель такой-то имеет право публиковать свои книги, если это не противоречит закону. Все только пожмут плечами недоумённо: ну имеет, ну и что, не о том ведь речь. А теперь пусть это будет не книга, а полемическая статья, а про автора говорят, например, что он - провокатор, истеричка, лжец, итп. Внезапно в точно таком же, и в той же мере не имеющем отношения к делу, переводе стрелок на законность подлог становится менее заметным. Потому что это конфликтная тема, да и есть наверняка люди, которые хотели бы запретить автору публиковать такие слова; не так уж сложно сделать вид, что критик — один из таких людей, и перевести разговор с вопроса о правдивости, моральности/аморальности, полемических приёмах текста - на вопрос о законности его существования. А так как все или как минимум многие участники обсуждения эту законность оспаривать не станут — то вот как бы всё и хорошо, автор оправдан и защищён.

При этом я думаю, что почти всегда использование этого приёма происходит бессознательно, не специально. Просто по сути дела нечего возразить - ну как действительно защитишь, например, слова Панюшкина о бешеной собаке? довольно тяжело это сделать; но защитить-то его как-то хочется! вот и хватаешься за свободу слова и законность как за спасательный пояс. Приём этот опасен и встречается очень часто, при обсуждении самых разных вещей.




Вот ещё интересное обсуждение у ppl, там есть немало хороших комментариев. Оттуда - верное замечание toschick'а: "это не статья, не информация, это "произведение современного искуства", песня, эпатаж, расчитанный на щекотание нервов публики определенного сорта" (и дальше в этой ветке он хорошо пишет).

Определение (тоже правильное, конечно) Максима Соколова: "... насквозь фальшивый истеричный пафос, то, что внутри издательского дома "Ъ" именуется техническим термином "слезы Панюшкина"..." — довольно забавный момент; интересно, действительно ли именуется; если да, то это весьма показательно. Девушка mozzgi, кстати, и туда успела с комментом, см. внизу.

Александр Бугаев призывает бойкотировать и нерукоподавать Панюшкина. Было бы здорово, но реально неосуществимо (см. выше о востребованности его стилистики).

Ещё verner забавно написал и хорошо подметил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →