Anatoly Vorobey (avva) wrote,
Anatoly Vorobey
avva

Category:

отрывок из Селинджера

Вышел новый перевод Селинджера; переводчик spintongues, редактор nastik.
Обсуждения я видел вот в каких местах:

- у Макса Немцова
- вот здесь, причем выложены два отрывка в оригинале, переводе Райт-Ковалевой, и новом переводе.
- у р_л



Я сначала думал написать, что мне нравится в новом переводе, а что не нравится, а потом передумал, и вместо этого перевел один из этих отрывков сам. Если кому-то интересно, то по моему переводу, наверное, можно понять, какие решения переводчиков я считаю удачными, а какие - не очень. Текст перевода ниже, и его можно сравнить с Райт-Ковалевой, Немцовым и оригиналом. Критика принимается.

----------------------------------------------

Когда мы ушли от морских львов, она не захотела идти рядом со мной, но далеко не отходила. Она шла как бы с одной стороны дорожки, а я с другой. Не подарок, но лучше, чем когда она за милю от меня шла. Мы поднялись посмотреть на медведей, на этом их холмике, и постояли там немного, но не было особо на что смотреть. Снаружи там был только один медведь, который белый. А тот, который бурый, засел в своей чертовой пещере и не думал даже вылезать. Только задница торчала. Рядом со мной стоял пацан, у него еще ковбойская шляпа прямо уши закрывала, он все время теребил отца: "Папа, скажи, чтоб он вышел. Скажи, чтоб он вышел." Я глянул в сторону Фиби, но она даже не засмеялась. Ну, дети всегда такие, когда злятся. Ни засмеяться, ничего.

После медведей мы вышли из зоопарка и пошли по парку, сначала пересекли такую аллею, а потом прошли по тоннелю, ну знаете такие тоннели в парках, всегда пахнет мочой. Там был проход к карусели. Фиби со мной все равно не хотела говорить, но уже как бы рядом шла. Я ее взял за ремень пальто сзади, просто для прикола, но она вырвалась и сказала "Не трогай меня, пожалуйста". Она все еще злилась на меня, но уже не так как раньше. В общем, мы уже подходили к карусели и было слышно эту дурацкую музыку, которую она всегда играет. Она играла "О, Мари!" Сто лет назад, когда я был ребенком, она то же самое играла. В каруселях хотя бы это хорошо, что они играют всегда то же самое.

"Разве карусель не закрывают зимой?" - спросила Фиби. Это она в первый раз рот раскрыла, можно сказать. Наверное, забыла, что должна на меня злиться. "Может, рождество потому что?" - ответил я. На это она ничего не сказала. Наверное, вспомнила, что должна на меня злиться. Тогда я ее спросил: "Хочешь прокатиться?" Я знал, что она наверняка хочет. Когда она совсем маленькой была, и мы с Алли и Д.Б. ходили с ней в парк, она с ума сходила по карусели. Ее от этой хреновины нельзя было оттащить.

"Я уже большая", говорит. А я думал, она уже не ответит.

"Да нет, что ты. Давай. Я тебя подожду. Давай.", говорю. Мы как раз подошли. На карусели было несколько детей, в основном совсем маленьких, а снаружи ждали их родители, на скамейках там. Я тогда пошел к окошку, где билеты продают, и купил один для Фиби. И отдал ей его. Она совсем рядом стояла. "Вот", говорю, "стой, вот еще бабки остались". И протянул ей то, что осталось от ее бабок.

"Не надо, оставь у себя. Держи их для меня" - говорит, и сразу так - "пожалуйста".

Как-то это очень тоскливо, когда тебе говорят "пожалуйста". То есть если это Фиби например так говорит. Мне сразу очень тоскливо стало. Но я засунул бабки обратно в карман.

"А ты разве не покатаешься?" - спрашивает. Она на меня смотрела как-то странно. В общем, было видно, что она уже не очень злится.

"Может, в следующий заход. Я на тебя посмотрю" - говорю. "Билет есть?"
"Да."

"Ну давай тогда - я тут на этой скамейке посижу. Я на тебя посмотрю." Я подошел к скамейке и сел, а она подошла к карусели и зашла на нее. Она ее всю обошла. То есть, один полный круг обошла. Потом она села на такую большую бурую побитую лошадь. Потом карусель поехала, и я смотрел, как она крутится, снова и снова. С ней было только пять или шесть еще детей, а песня была - "Дым разъедает глаза". Такой типа джаз, смешно. Дети все старались схватить золотое кольцо, и Фиби тоже, и я в общем боялся, что она свалится с этой чертовой лошади, но я ничего не сказал и ничего не стал делать. С детьми только так и надо: когда они хотят схватить золотое кольцо, то надо им дать и ничего не говорить. Если свалятся, значит свалятся - но тогда только хуже будет, если что-то говорил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →