September 6th, 2001

moose, transparent

английские звуки

Читаю вот потихоньку классическую монографию Отто Есперсена "A Modern English Grammar on Historical Principles" (первое издание 1909, читаю издание 1922). Собственно, это восьмитомник, и меня пока интересует первый том, фонетико-орфографический (Sounds and Spellings). Стараюсь заполнить некоторые лакуны в своём понимании развития английской фонетики.

Есперсен построил свою книгу очень интересно - организация довольно-таки необычная для монографии по истории английской фонетики. Сделано это так: сначала несколько глав посвящены как можно более полному и точному описанию фонетики и орфографии языка в период около 1400-го года. Как раз тогда средневековый английский (Middle English) начинает потихоньку превращаться в современный (Modern English), и проходит в этом процессе значительные и очень быстрые изменения в своей фонетике. Как раз в это время умер Чосер.

Так вот, сначала Есперсен дотошно прослеживает историю каждой фонемы английского языка 1400-го года, начиная от староанглийского (иногда и раньше, из протогерманского), и как она передавалась на письме. После этого он как бы ставит завершающую жирную точку, и продолжает исследования уже с 1400-го года в наше время, двигаясь как можно более хронологично, т.е. описывая все изменения в хронологическом порядке, насколько его можно выяснить. Получается, что он как бы становится на перепутье времён, и делит книгу на две части: одна - взгляд назад, другая - вперёд (до начала 20-го века). Очень любопытный подход. Обычно в такого рода исследованияй прослеживают развитие отдельных звуков или массивных сдвигов, но не пытаются вести синхронное описание "всем фронтом" сквозь века с 15-го века до 20-го. Просто потому хотя бы, что это очень тяжело. Но у Е. получается.

Вторая особенность подхода Есперсена - именно его постоянное и дотошное внимание к написанию, помимо звучания. Вообще говоря, лингвисты очень часто относятся к написанию с плохо скрываемым презрением или невниманием. Это своего рода маятниковая реакция: неумение чётко противопоставить звук и букву тормозило развитие лингвистики с античных времён и до 19-го века. Когда наконец удалось их чётко разграничить, и избавиться от кучи заблуждений, диктуемых орфографическими иллюзиями, пошла реакция в другую сторону, в сторону снижения роли письменности в развитии языка вообще. В конце концов, верно ведь, что у большинства существующих в мире языков письменности нет вообще, и что исторически лишь очень малая часть населения мира умела читать и писать.

Но с другой стороны, эта обратная реакция зашла, по моему убеждению, слишком далеко. В существующей стройной структуралистской картине существования языка, восходящей, по сути дела, к Соссюру, места для орфографии не находится вообще. В этой модели на самом нижнем уровне находится фонетика: произносимые и воспринимаемые звуки, на следующем уровне - фонология - появляются фонемы, т.е. наше внутренее психологические представление этих звуков, сведённое в звуковую систему, затем на уровне морфологии появляются морфемы, представляющие собой цепочки фонем, морфемы объединяются в слова, а слова - в предложения (грамматика и синтаксис). Передача речи на письме неизбежно находится в стороне от этой модели, играя в лучшем случае вторичную репрезентативную роль.

Что мне в этой картине не нравится? То, что на самом деле письменная культура (когда она есть) всегда оказывает сильное влияние на развитие языка, но учесть это влияние в существующей модели получается только в виде отдельных исключений. Например, "орфографическое произношение" (spelling pronunciation), когда слово меняет своё звучание под влиянием написания, очень широко распостранено. 200 лет назад слово "крепкий" звучало так же, как "крепкой", т.е. несмотря на букву "и" после к, к звучало твёрдо - и это случалось везде с буквами г,к,х перед окончаниями. Сейчас повсеместно "мягкое" произношение согласных, и главную роль в этом изменении сыграло, по-видимому, написание.
В английском языке, например, орфографические произношения особенно часты, в связи с тем, что слова, как правило, "импортируются" из других европейских языков в их чужеродном правописании. А в иврите именно благодаря особенностям правописания существуют множество слов-двойников, расщепившихся из одной формы в две в устной речи (простой пример: "эта" на иврите - "зу" или "зо", обе формы пишутся одинаково) .

Кроме того, надо упомянуть различение разных слов, звучащих одинаково, на письме (дизамбигуация омофонов). В русском это встречается относительно редко, в английском или французском - на каждом шагу: whether/weather, where/were, here/hear, heart/hart, thrown/throne, guessed/guest, raise/rays, и ещё много сотен примеров. Различаются не только омофоны-слова, но и омофоны-морфемы: suns/sun's, или множество омофоничных мужских/женских форм во французском языке. В китайском этот процесс зашёл ещё дальше, ввиду исключительной омофоничности письменного языка. Во всех этих случаях различие в письменной форме влияет на наше восприятие языка (если, конечно, мы умеем читать и писать). Английские слова than и then происходят от одного староанглийского слова; уже в староанглийском языке оно использовалось в обоих значениях (возможно, несколько более близких друг к другу, чем сейчас), но когда уже где-то в 17-м веке утряслось различное написание этих значений, окончательно закрепился в языковом сознании тот факт, что это теперь два совершенно различных слова.

По всем этим причинам подход Есперсена мне очень нравится. Он скрупулёзно прослеживает различные способы передачи звука на письме за последние 700 лет развития английского языка, и выявляет даже общие тенденции, свойственные той или иной эпохе. Лепота!
moose, transparent

ЖЖ-логия: статистика дней рождения

Итак, в русском ЖЖ, то есть у fif в списке друзей, уже сейчас почти 1200 человек. Это уже какая-никакая, а репрезентативная выборка. Можно попробовать посмотреть на дни рождения. Правда, множество юзеров запрещают показ личной информации, включая дни рождения. Стоит также помнить о виртуалах и множестве тестовых и заброшенных счетов. И всё же рискну немного поиграться с цифрами.

Итак, статистика по месяцам:

январь - 66
февраль - 51
март - 60
апрель - 72
май - 57
июнь - 65
июль - 80
август - 66
сентябрь - 63
октябрь - 66
ноябрь - 58
декабрь - 60

Всего учтены: 764 дней рождения. Сюда не входят всякие коммьюнитиз, и те юзеры, которые выбрали на странице персональных опций опцию не показывать свои личные данные.
Collapse )
moose, transparent

английские звуки-2

Вообще, читая сейчас Есперсена, в очередной раз подумал, какой был замечательный английский язык в эпоху как раз до Большого Сдвига Гласных (т.е. незадолго до 1400-го года). Просто вот как пишешь, так и произносишь. Написано know - читаем "кноу", написано
talk - читаем "талк", be, me, he - "бэ", "мэ", "хэ", daughter - даухтер. see - сэ; by, my - би, ми. Написано one - так и читаем: онэ.

Ну не это ли - заветная мечта любого ученика англ. языка? ;)

P.S. Самое главное забыл! Написано sun, читаем - сун ;)
  • Current Mood
    thoughtful thoughtful
moose, transparent

вертится в голове

Уже два дня звучит в голове одна и та же строка, принадлежащая перу известного шовиниста и русофоба (а может, русофоба и шовиниста, я не уверен):

Я не то чтоб сошёл с ума, но устал за лето.
Я не то чтоб сошёл с ума, но устал за лето.
Я не то чтоб сошёл с ума, но устал за лето.


К чему бы это?

А тут ещё, желая вспомнить весь стих, полез в книжку и обнаружил, что у автора вовсе даже "не то что схожу с ума...". А это, значит, я сам придумал. Опять. Кошmar.
  • Current Mood
    weird weird
moose, transparent

Россия - родина слонов (или как Белинский Соссюра обскакал)

Вот знаменитый отрывок из "Курса общей лингвистики" Фердинанда де Соссюра, где он определяет принцип произвольного характера знака:

Principle 1: The Arbitrary Nature of the Sign

The bond between the signifier and the signified is arbitrary.
Since I mean by sign the whole that results from the associating of
the signifier with the signified, I can simply say: the linguistic sign
is arbitrary
.

The idea of "sister" is not linked by any inner relationship to
the succession of sounds s-o-r which serves as its signifier in French;
that it could be represented equally by just any other sequence is
proved by differences among languages and by the very existence
of different languages: the signified "ox" has as its signifier b-o-f
on one side of the border and o-k-s (Ochs) on the other.

No one disputes the principle of the arbitrary nature of the sign,
but it is often easier to discover a truth than to assign to it its
proper place. Principle I dominates all the linguistics of language;
its consequences are numberless. [...]


А вот что писал наше бывшее критическое всё Виссарион Григорьевич Белинский в 1837-м году:

Язык состоит из множества отдельных слов. Когда мы произносим какое-нибудь слово, то соединяем с ним, в уме нашем, понятие о каком-нибудь предмете; так, например, произнося слово огонь, мы представляем себе эту стихию, со всеми её признаками, т.е. светом, жгучестию и горением, хотя бы в то время, как мы говорим, мы и не видели бы огня; когда мы говорим слово лошадь, то представляем себе умственно это животное, со всеми его признаками, т.е. отличительною фигурою, гордою поступью, быстротою бега, хотя бы и не видели перед собой лошади, когда о ней говорим. Из этого видно, что слова суть не что иное, как условные знаки понятий, выражаемых посредством различных сочетаний звуков голоса, потому что огонь мог бы называться лошадью, а лошадь огнём, и тогда мы с словом лошадь представляли бы себе светящуюся, жгучую и разрушающую стихию, а с словом огонь представляли бы себе красивое, сильное и быстрое четвероногое животное. Слова ignis, le feu, das Feuer, огонь принадлежат к разным языкам и произносятся различно, но выражают одно и то же понятие, равно как и слова: equus, le cheval, das Pferd - лошадь, конь.

  • Current Mood
    amused amused