September 16th, 2001

moose, transparent

ментальный Блок

Наверное, где-то там в мозгу запрятано такое специальное реле. Оно позволяет людям любить поэзию Блока, считать его гением, и т.п.

А у меня оно отвалилось в младенческом возрасте, не иначе.

Иначе я никак не могу это объяснить.
  • Current Mood
    frustrated frustrated
moose, transparent

ты и вы: вариации на тему

Пустое вы сердечным ты
Она обмолвясь заменила.

Сухое вы игривым ты
Она обмолвясь заменила.

Плохое вы хорошим ты
Она обмолвясь заменила.

Скупое вы протяжным тыыыыыыыы
Она обмолвясь заменила.

Простое вы нескромным ты
Она обмолвясь заменила.

Живое вы протухшим ты
Она обмолвясь заменила.

Благое вы греховным ты
Она обмолвясь заменила.

Земное вы сакральным ты
Она обмолвясь заменила.

Блатное вы цивильным ты
Она обмолвясь заменила.
  • Current Mood
    weird weird
moose, transparent

результат бессонницы, r_l посвящается

Ненавижу писать слова.
Лучше буду рубить дрова.
Во дворе, где растёт трава.
Или в поле, где голова.
[...]
Или в пасть - головою - льва, [1]
Но не буду писать слова.
Чёрта с два!

[1] Неестественный порядок слов свидетельствует о душевном смятении автора.
moose, transparent

Вронский и виагра

moose, transparent

опять перелистываю Адорно

Theodor Adorno, Minima Moralia. Замечательная эта книга написана в формате "Человеческого, слишком человеческого" Ницше: небольшие, от одного абзаца до полутора страниц, разрозненные мысли с парадоксальными заголовками.

Адорно бежал от нацизма в 34-м, попал в Америку в 38-м, и вернулся оттуда в Германию в 53-м.
Minima Moralia была написана в начале 50-х, когда он был, возможно, в пике своего разочарования Америкой и западным обществом вообще, и в пике своего пессимизма.

Он был и остался убеждённым марксистом.

Книга эта битком набита замечательными, афористическими предложениями и гениальными мыслями. Он умеет не только чувствовать (музыку, искусство, литературу, культуру вообще), но и передать своё ощущение (точно, безошибочно, так, что захватывает дыхание) - не скатываясь ни в снисходительное упрощение, ни в вязкое теоретизирование. Какой это редкий дар!

Но редко это моё ощущение эстетического счастья простирается на целую главку Адорно - от заголовка до заголовка. Иногда это случается, но редко. Намного чаще где-нибудь посредине глаза спотыкаются на каких-нибудь "средствах производства" или "классовой борьбе", совершенно чуждых тексту, мысли, эстетике. Ужасное ощущение. Головой с размаху о столб.

Мне кажется (самообман, конечно), что, дотянувшись мыслью полвека назад в прошлое, я чувствую, как Адорно смиряет себя, ограничивает себя, опять и опять впихивает свою мысль, поднатужившись, в это проклятое прокрустово ложе. Опять и опять - "рабочий класс смирился..." Опять и опять - "новизна этой тактики буржуазии заключается в том...". Опять и опять.

Если бы не эта зараза, Адорно мог бы подарить миру (какому нахрен миру?? мне, мне подарить) поистине гениальную, свеже-вечную книгу.

Уже за одно это можно возненавидеть марксизм.