October 21st, 2001

moose, transparent

Гёдель, полнота, терминология

Перечитывал некоторые классические статьи Гёделя (30-го и 31-го годов - о полноте и неполноте соответственно, в основном первую). Полузабавы ради перевёл аргумент статьи 30-го года (о полноте ограниченного функционального исчисления, или, на современном языке, просто логики первого порядка) в современные термины. Оказалось (нетрудным, конечно, но) на удивление муторным делом. Вообще в логике и теории множеств (по сравнению с другими дисциплинами) особенно тяжёлым делом почему-то оказывается читать статьи 60-100 летней давности. Наверное, потому, что наука только нащупывала себя, тычками наугад высекала в некоей общей ткани границу между собой и философией. Полная смена всей нотации тоже мешает, но не настолько, насколько мешает смена способа мышения.

Детская забава: пальцем водить по доказательству (в данном случае теоремы о полноте), пока не сможешь торжествующе ткнуть в строку: ага, вот здесь существенное использование аксиомы выбора, от которого не избавиться. В данном случае оно сильно замаскировано, между прочим, неявным использованием леммы Кёнига, по имени не названной.
  • Current Mood
    stressed stressed
moose, transparent

с днём рождения

С таким диким опозданием, что выглядит, наверное, смешно (но не было меня тогда в ЖЖ), поздравляю с днём рождения небесную рыбу alya. Очень желаю очень много хорошего и счастливого, и надеюсь, что когда-нибудь удастся встретиться и познакомиться.
  • Current Mood
    energetic energetic
moose, transparent

аналитическая философия: попытка грубого обобщения

Можно, грубо обобщая, выплёскивая дитятю вместе с водой, и т.п., попробовать сказать так:

Самым значительным вкладом 20-го века в философию стало естественное (как теперь понятно) расширение скептицизма по поводу содержания на скептицизм по поводу формы. А именно, осознание того, что вопрос

Is it true that X?

можно систематически заменять вопросом

What does it mean to say that X?

и последовательно изучать его, в расчёте на то, что такое изучение поможет ответить на первоначальный вопрос или, наоборот, осознать его бессмысленность.

В общем-то, расчёт этот часто оправдывается. Другое дело, что многие решили пойти по этому пути ещё дальше и отрицать возможность первого вопроса в принципе, что ни к чему особенно интересному не привело. Но это не так уж и страшно. Время исправит перегибы; важнее то, что до 20-го века второй вопрос вообще почти никогда не стоял (я не включаю здесь очевидные случаи споров о лучшем из нескольких возможных определений термина X).

Я бы сказал даже, что без учитывания этого второго вопроса невозможно сегодня последовательное и честное изучение почти любого философской проблемы. Да и привычка ставить этот вопрос ещё недостаточно укоренилась. Я бы эту привычку вдалбливал в головы первокурсникам, причём не только по философии, но и вообще всех факультетов.
moose, transparent

о дословном переводе

То, что многие простые слова и выражения дословно переводить не стоит - это понятно и знакомо.

Реже встречается другая ситуация: термин, состоящий даже из двух или больше слов, имеющий при этом совершенно аналогичную дословно конструкцию в другом языке - и тем не менее переводить дословно его не просто не рекомендуется, а прямо-таки нельзя.

Я как раз задумался об одном таком примере: непорочное зачатие. У этой фразы совершенно дословный аналог в английском - immaculate conception - и тем не менее переводить их один в другого было бы грубой ошибкой (можно без "бы" - так часто, увы, делают).

Дело в том, что в русском языке "непорочное зачатие", как правило, относится к зачатию Христа, а в английском immaculate conception, как правило, относится к зачатию Богоматери, а именно, утверждения, что она была зачата без единого следа первородного греха. Эта католическая доктрина (о непорочном зачатии Богоматери) с православием никак не связана и никак для него не релевантна, поэтому значение фразы "непорочное зачатие" в русском языке оказалось востребованным только в отношении самого Христа. В Англии же, сначала католической, а потом англиканской, споры вокруг этой доктрины играли очень важную роль, и полностью узурпировали для себя фразу "immaculate conception".

Но вот что любопытно - факты это всё культурные, а не языковые. Так получилось, что по-английски говорили там, где спор с католицизмом являлся важной частью политики и культуры; так получилось, что по-русски говорили там, где всем это было по барабану. Определённая интерпретация вообще говоря общего термина стала доминантной в обеих культурах; но в каждой из них доминантной стала своя интерпретация. Забавный случай.