November 2nd, 2001

moose, transparent

перевод и религия: опорные точки

1. Христианство в противоположность исламу и иудаизму.

2. В исламе и иудаизме главные тексты (Тора, Коран) всегда были даны на главном языке (иврите, арабском). Существовали переводы на разные языки и вернакуляры, но их вторичность всегда была несомненна. Первичным всегда был канонический текст на священном языке (стоп, поправка: не забывать о каноничности текста как относительно позднем изобретении).

3. Христианство как религия чужаков, иностранцев практически с самого начала. Священные тексты написаны на разных языках. Евангелия - часть на греческом койне, часть почти наверняка на арамейском (утерянные прото-Евангелия). Письма апостолов на греческом койне. Ветхий завет на иврите, с популярным переводом на греческом классическом (Септуагинта) (канонизация Ветхого Завета в христианстве: тоже относительно поздно, но с другой стороны Иисус и ранние общины жили по законам Моисея, т.е. Тора). Hexapla Оригена: шесть параллельных колонок - ивритский текст, ивритский текст, записанный греческими буквами, и четыре разных перевода.

4. Таким образом христианство, в отличие от ислама и иудаизма, в самом начале своего возникновения сталкивается с проблемой перевода священного текста, авторитетности разных версий и т.п. Вследствие общего "чужаческого" характера первых сект, равно как и обращения ко всем народам (ни эллина ни иудея), нивелируется идея святости конкретного текста на конкретном языке.

5. С точки зрения текстологии этот подход оказывается более гибким. Иудаизм и ислам в конце концов истребляют все вариации в священных текстах и строят окончательный, неизменный, абсолютно канонизированный текст (в иудаизме, скажем, к 9-му веку нашей эры, масоретская Тора; в исламе - ?). В современном ортодоксальном иудаизме является ересью подвергать сомнению догму о абсолютно точной передаче каждой буквы Торы от Моисея до наших времён. Это приводит к неизбежной доле шизофрении, учитывая весомые свидетельства того, что текст менялся (даже не прибегая к текстологическому анализу: например, некоторые цитаты из Торы в Талмуде не совпадают с современными версиями).

6. В христианстве же всё это не создаёт проблем. Некоторые версии становятся каноническими
на долгое время (например, Вульгата на латыни), но даже и в этом случае их авторитет подкреплён авторитетом Церкви, а не Бога. В принципе возможна их замена, редактирование и т.п. В результате Ренессанс создаёт обилие Библий на национальных языках во множестве разных версий, и это никак не мешает христианству. Более того, немало религиозных вопросов и проблем формулируются в терминах текстов и переводов, как, например, стремление протестантов к более "чистому", прямому, пониманию текста.

7. В современных переводах Библии переводчики сознательно пользуются методами "нижней" текстологии - т.е. анализом разночтений в манускриптах, осторожными попытками восстановления искажённых слов, и т.п. В иудаизме или исламе такое представить себе невозможно (отдельный феномен - редкие указания, как читать вслух то или иное слово, написанное в тексте Торы по-другому; они, однако, "застыли" во времени опять же ещё до средних веков, в манускриптах, сегодняшняя традиция бессильна менять их или добавлять к ним).