March 8th, 2002

moose, transparent

слова-призраки: быв

Слова русского языка, которых нет в словарях. Это вообще отдельная и долгая тема (и я имею в виду не только и не столько матерщину). Но сейчас меня интересует странное слово быв.

Есть ли такое слово - быв?

  • "Быв приятель покойному родителю Ивана Петровича, я почитал долгом..." - Пушкин, "Повести Белкина". И ещё много примеров у Пушкина
  • Где я любил, не быв любим // Где я страдал без состраданья - Денис Давыдов
  • "... дожил до глубокой старости, ни разу не быв болен." - Владимир Соловьёв о Канте в энциклопедии Брокгауза и Эфрона
  • "Как она могла жить до сих пор, ни разу не быв в Венеции!" - Дина Рубина (это чтобы был пример из современного литературного языка)
  • 12,000 ссылок на Гугле, но это ни о чём не говорит, так как очень много среди них - сокращение "быв." . Но можно искать фразами, например, "не быв" - солидные 962 ссылки, "быв в" - 713, из них очень много ссылок на текст Библии, кстати.


Ну хватит пока примеров.

И в то же время я не смог отыскать этого слова ни в одном имеющемся у меня словаре. Ни в четырёхтомнике Ушакова. Ни в Ожегове образца 60-х. Ни в свежем Ожегове-Шведской (на словарях.ру). Ни даже в орфографическом словаре (там же), ни в орфоэпическом, ни в "Словаре трудностей русского языка". Нигде, короче. Даже в Дале нет, по крайней мере в статье на глагол быть/бывать; в то время как в самом тексте словаря, цитатах и т.п., "быв" встречается. Если кто-то найдёт в каком-то словаре, сообщите, пожалуйста. Хоть в качестве отдельной статьи, хоть в перечислении форм глагола "быть" или другой статьи - неважно. Хоть где-нибудь!

Почему это так? Кому так помешало это невинное слово? Может, кто знает?

Возможно, кто-то когда-то решил, что "правильно" использовать "будучи", а "быв" - это не по-русски. Но ведь у них немного различный смысл. "Быв" - это как бы "будучи" в прошедшем времени. "Никогда не быв" на "никогда не будучи" обычно не получится заменить. С другой стороны, "никогда не быв" часто можно поменять на "ни разу не побывав" (напр. в цитате из Рубиной выше). Но всё же это немножко другое, оттенок другой, да и не всегда так выйдет.

Почему же отказано этому слову в праве быть зафиксированным в словарях русского языка?

Загадка.
moose, transparent

сон

Вот какой мне только что приснился сон (по крайней мере один эпизод из него). Я вместе с какой-то компанией друзей (ни один реальный человек не просматривается). Мы едем на машине за покупками. Заезжаем в книжный магазин, где кроме всего прочего я покупаю несколько книг по стихосложению; заезжаем в продуктовый магазин, где покупаем всяких обощей и фруктов и много чего ещё; и ещё кроме того покупаем наркотики. А именно: траву, героин и ещё какую-то дрянь, какую, я уже забыл. Причём о том, как вообще выглядит героин и какая-то дрянь у меня понятие исключительно телевизионно-академическое, поэтому и во сне они как-то неуверенно складываются в пространственные формы - ну кажется что-то вроде белого порошка в пакетике и ещё какая-то дрянь в пузырьке. Ну хорошо, купили и едем домой. По дороге нам сигналит остановиться полицейская машина. Общая паника. Заезжаем в какой-то двор, очень маленький, посередине двора стоит большой стол. Начинаем зачем-то в полном унынии доставать все купленные вещи и раскладывать их на столе, для полицейского обзора видимо. Никто не знает, где прятать наркотики, все жутко боятся.

Тут мне приходит в голову смутно-гениальная идея. Я говорю, сейчас я всё устрою, погодите. Беру всю наркоту и выкладываю её, вместе со всякими другими пакетиками с овощами, специями и другими продуктами, в передней части стола, самой близкой ко входу во дворик. А как раз подальше от входа раскладываю всякие другие вещи, в том числе купленные книги. На недоумённые вопросы окружающих говорю мол, доверьтесь мне и увидим, что будет.

Ну хорошо. Расположились вокруг стола, ждём. Тут заходит во дворик один полицейский, высокий парень лет 25 с умным лицом. Кидает взгляд на стол, проходит вдоль него, и сразу обращает внимание на книги. После чего у нас с ним завязывается беседа о сравнительных достоинствах книг по русскому стихосложению, которая постепенно переходит на само стихосложение. Подробностей я не помню совсем, помню только как он в какой-то момент высоким увлечённым голосом разглагольствовал о верлибрах и гекзаметрах. Ну хорошо, болтаем мы с ним довольно долго, в конце концов он ещё раз ленивым взглядом окидывает весь стол, говорит нам, что мы можем ехать дальше, прощается со всеми и выходит из дворика. Причём как раз в тот момент, когда он уже подходит к выходу, сквозь него вваливаются внутрь дворика ещё двое полицейских, на этот раз жуткого вида злобные бугаи, и у меня уже просто ёкает в сердце, но он, не замедляя шага, увлекает их обратно наружу, что-то при этом объясняя (видимо, о том, что он уже всё проверил и у нас ничего противозаконного быть не может). Общий вздох облегчения. Все мы с окосевшими взглядами садимся на землю там, где стояли. Занавес.
moose, transparent

ЖЖ-обзор: 8-е марта 2002-го года

Интересные темы:

moose, transparent

bad writing contest (по-английски)

Забавная дискуссия в треде о Джудит Батлер и гендерной теории у verba. Впрочем, забавной она будет, пожалуй, в основном для тех, кто действительно знаком с тягомотными трудами Батлер или других американских гендерных теоретиков.

А я вспомнил сразу, прочитав эту запись, о замечательном соревновании за право считаться самым ужасным, самым непонятным английским предложением в учёной книге или статье - The Bad Writing Contest. Джудит Батлер заняла первое место (не по своей воле, конечно) за 1998-й год. Вот то предложение, которое завоевало ей этот престижный приз:
The move from a structuralist account in which capital is understood to structure social relations in relatively homologous ways to a view of hegemony in which power relations are subject to repetition, convergence, and rearticulation brought the question of temporality into the thinking of structure, and marked a shift from a form of Althusserian theory that takes structural totalities as theoretical objects to one in which the insights into the contingent possibility of structure inaugurate a renewed conception of hegemony as bound up with the contingent sites and strategies of the rearticulation of power.

Сильно, да? По-моему, сильно.