August 20th, 2002

moose, transparent

on jury nullification

Интересное обсуждение интересной доктрины в американской юриспруденции: аннулирование (дела или обвинения) присяжными, или jury nullification по-английски. Плюс ещё здесь есть дополнительные интересные соображения по этому поводу.

Jury nullification означает, что присяжные могут отказаться вынести обвинительный вердикт даже в том случае, когда они уверены, что обвинение доказало виновность подсудимого -- это в случае суда присяжных; или могут отказаться предъявить обвинение подозреваемому, даже если они уверены, что прокуратура предъявила достаточно свидетельств для такого обвинения -- это в случае заседания большого жюри присяжных.

("большое жюри", grand jury -- специальное заседание присяжных, на котором они решают, предъявлять ли подозреваемому обвинение в уголовном преступлении на основании представленных прокуратурой свидетельств. Решение большого жюри обязательно в Америке для предъявления обвинения в уголовных случях).

Буквально пару дней назад федеральный суд отклонил апелляцию нескольких подсудимых, которые аргументировали свою апелляцию так: указания, зачитанные присяжным большого жюри перед заседанием, вынесшим решение передать обвинения в суд по их делам -- эти вот указания (а они более или менее стандартны всегда, и сложились в результате судебной практики) противоречат Конституции, потому что не упоминают того, что присяжные имеют право на jury nullification, имеют право не предъявить обвинение даже в случае достаточности свидетельств, в случае, если, по их мнению, есть probable cause, говоря юридическим языком.


Решение федерального суда можно прочесть здесь; там же есть интересное особое мнение судьи Хокинса, оспаривающего решение большинства.

А мне во всём этом случае кажется особенно интересным то, что всё здесь зиждется на том, что присяжные не знают о своих правах. То есть никто не оспаривает, что присяжные могут вполне законно отказаться предъявлять обвинение в таком случае; спор идёт о том, следует ли им об этом сообщать -- сторонники статус-кво считают, что если им об этом специально сообщать, то присяжные будут слишком часто руководствоваться не относящимися к делу мотивами и фактами, или, например, будут заниматься обструкцией не нравящихся им законов.

Есть что-то очень любопытное в этой ситуации, когда важно не право, а осведомлённость широкой публики (из которой, в конце концов, выбирают присяжных) об этом праве. А что если, например, кто-нибудь организует очень широкую оповещательную кампанию, поставив себе целью оповестить как можно больше граждан об этом их праве, так что практически в каждом заседании большого жюри непременно окажется кто-то, кто об этом знает? Тогда обсуждаемое решение апелляционного суда потеряет, получается, свою силу и релевантность? Любопытно, любопытно.
  • Current Mood
    curious curious
moose, transparent

две цитаты

Перевожу с английского две забавные шутки, прочитанные вчера и сегодня.

  • Плакат:

    НАГРАДА
    за поимку
    Эрвина Шрёдингера
    доставить
    ЖИВЫМ И МЁРТВЫМ



  • Есть 10 видов людей: те, которые знают двоичный счёт и те, которые не знают.
  • Current Mood
    amused amused
moose, transparent

не квой единой

Интересно, если вдруг вот решить и начать склонять "статус-кво" -- то как его склонять?

"Сторонники статус-квы"
или
"Сторонники статус-ква"
?

Интересный вопрос. Если именительный падеж -- "статус-кво" (средний род), тогда "сторонники статус-ква". Если же именительный падеж -- "статус-ква" (женский род), тогда "сторонники статус-квы".

Но, по-моему, всё решает винительный падеж. Если "статус-кво" (средний род), то "я увидел статус-кво". Если же "статус-ква" (женский род), то "я увидел статус-кву". По-моему, если уж склонять, так склонять, и "статус-кву" явно лучше.

Поэтому я предлагаю следующую парадигму склонения:
в именительном падеже: статус-ква (женский род);
в родительном падеже: нет статус-квы
в дательном: дайте статус-кве
в винительном: вижу статус-кву
в творительном: пользуюсь статус-квой
в падежном: рассуждаю о статус-кве

Ну и в множественном числе соответственно: статус-квы, статус-квей (!! -- не "статус-квов" мужского рода; хотя статус-квей тоже не очень регулярно, м.б. статус-ков? или -кев?), статус-квам, статус-квы, статус-квами, о статус-квах.

Ква!
moose, transparent

ещё о Лжеце

В продолжение к этой записи.

Обнаружил и почитал немного докторскую диссертацию Андреаса Бека, полностью посвящённую парадоксу Лжеца. Особенно первая её часть полезна -- там вкратце пересказываются основные попытки справиться с парадоксом Лжеца, и в чём их недостатки. Не слишком технический, но достаточно строгий формальный подход тоже многое упрощает и разъясняет.

Задача в общем случае сформулирована так: требуется построить предикат истины для семантически закрытого логического языка. Под семантически закрытым языком понимается такой, в котором для каждого утверждения X в языке можно также сформулировать утверждения об истинности/ложности X, и они тоже будут в языке: т.е. "X истинно" или "X ложно" должны тоже быть утверждениями языка. Парадокс Лжеца таким образом можно рассматривать как свидетельство невозможности формулировки понятия истины в семантически закрытом языке -- по крайней мере для обычных свойств предиката истины и достаточно широкой структуры языка. В свете этого объяснения разницы в подходах между математической и философской логикой, мы видим теперь, что стандартные математические формализации логики заведомо семантически открыты, поэтому парадокс Лжеца в них и не возникает. Разные подходы к решению парадокса Лжеца, рассматриваемые Беком, являются попытками изменить либо природу предиката истинности (вводя, например, новое значение "ни истинное, ни ложное") либо структуру языка, пытаясь запретить тем или иным образом, на тех или иных основаниях, предложения типа Лжеца.

Наконец, важно отметить, что как только математическая логика впускает в свой формализм возможность семантического замыкания -- например, с помощью гёделевского кодирования утверждений числами и рассмотрения "предиката истины" phi(X), который оперирует с численным аргументом: phi(X) истинно тогда и только тогда, когда X -- код истинного утверждения -- вместе с ним возвращается и парадокс Лжеца -- и принимает форму знаменитой теоремы Тарского о невозможности определения полного "предиката истины". Собственно, доказательство теоремы Тарского как раз и есть формализованный парадокс Лжеца.


Главной целью диссертации Бека является новая попытка обойти парадокс Лжеца -- на этот раз при помощи радикального переосмысления того, как определяется предикат истинности. В версии Бека он не "индуктивен" (под индуктивностью здесь понимается разворот истинности по цепочке -- напр. для того, чтобы определить истинность утверждения "X is false", мы должны вначале определить истинность утверждения X), a "общецелен" (holistic). Утверждения рассматриваются в качестве вершин графа, а связи между ними - в качестве рёбер графа; присвоение истинности утверждениям происходит не "по одному" вследствие индуктивного процесса, а всему графу сразу. Правда, подробностей, описываемых во второй главе диссертации, я ещё не читал, поэтому своего мнения по поводу попытки Бека пока не имею.
  • Current Mood
    busy busy
moose, transparent

о фодах и фодинках

Сексуальные привычки португальцев (англ.)

Ссылка не для пуритан, попрошу это учесть. Очень забавный словарик разных видов секса по-португальски, в двух частях (вторая часть здесь -- но это та же страница, просто другой коммент, ниже).

За ссылку большое спасибо LanguageHat.

Collapse )