November 8th, 2002

moose, transparent

Енеїда

Не знал, что в сети есть, оказывается, украинская "Энеида" Котляревського.
Дідона гірко заридала,
І з серця аж волосся рвала,
І закраснілася, мов рак.
Запінилась, посатаніла,
Неначе дурману із'їла,
Залаяла Енея так:--

Поганий, мерзький, скверний, бридкий,
Нікчемний, ланець, кателик!
Гульвіса, пакосний, престидкий,
Негідний, злодій, єретик!
За кучму сю твою велику
Як дам ляща тобі я в пику,
То тут тебе лизне і чорт!
І очі видеру із лоба
Тобі, диявольська худоба.
Трясешся, мов зимою хорт!

Вообще гениальная книга, да.
  • Current Mood
    happy happy
moose, transparent

о любовных письмах 18-го века

В 1742-м году, между августом и декабрём, Томас Маскал (адвокат по профессии; английское написание имени Thomas Mascall) получил шесть любовных писем от Урсулы Уотсон (племянницы торговца в небольшом городке; Ursula Watson). Маскал и Урсула жили в соседних областях в северной Англии: Маскал - в местечке St Mary-le-bow в Дареме (Durham), Урсула - в городке Houghton-le-Spring в Сандерленде (Sunderland). Расстояние между этими двумя местами - около 12 миль; но в то время это означало, что они не могли видеться каждый день.

(вот здесь можно увидеть их на карте. По этому адресу сначала в нижней части карты см. город Дарем (бывшее местечко St Mary-le-bow - теперь часть его), а если подняться на север (компас в левой части страницы), то страницей выше в правой части будет Houghton-le-Spring. Уменьшая постепенно масштаб, можно увидеть их в контексте всей страны)

В своих письмах Урсула убеждала Маскала, что слухи о её увлечении неким Томасом Гриффитом (Thomas Griffith) преувеличины, и что она любит одного его, Маскала, и будет любить "пока смерть не разлучит нас". Однако уже в следующем году Урсула передумала. Она обвенчалась с Гриффитом, утверждая, что не давала никаких обещаний Маскалу. Маскал подал жалобу в суд Дарема (а позже - апелляцию в суд всего графства Йорк). Он утверждал, что ухаживал за Урсулой Уотсон в течение двух лет, и за это время она четырежды устно обещала ему выйти за него замуж. Если бы ему удалось доказать в суде свои обвинения, Урсула автоматически стала бы женой Маскала (по законам тех времён устное согласие было юридически обязывающим (? -- legally binding)). В качестве подтверждения своих претензий, Маскал предъявил суду шесть писем Урсулы, и так-то вот, переписанные рукой судебного клерка и подшитые к делу, они и дошли до наших времён.


Этой историей начинается очень интересная статья Фей Баунд (Fay Bound) под названием "Writing the Self? Love and the Letter in England, c. 1660 - c.1760" (сокращение c. в названии означает circa, "примерно"). Я прочитал её в журнале Literature and History, номер 11/1 этого года. Баунд рассказывает о развитии жанра любовных писем в Англии в 17-м и 18-м веках; чем это развитие было обусловлено, что ему мешало и помогало, насколько оно питалось литературными жанрами и в свою очередь питало их
(например, в число факторов входили организованность почтовой системы, цена бумаги и письма (за письма тогда, кстати, платил получатель, а не отправитель), наличие пособий по написанию стандартных писем -- одно такое пособие, например, написал Ричардсон, автор "Клариссы"). Она описывает также источники, из которых мы знаем о таких письмах -- в особенности судебные архивы, в которые письма попадали в виде свидетельств. И ещё много интересного рассказывает.

Полностью статью Баунд всякий, кому это интересно, может взять и прочитать (формат PDF) - я положил её к себе специально для этой цели. Мне же хочется в этой записи процитировать полностью сами письма Урсулы, которые Баунд приводит в приложении к своей статье. Вот они -- прямо из 1742-го года, живые, яркие, полные любви и отчаяния.
Collapse )