December 30th, 2002

moose, transparent

ещё поэзия

Забавный Дмитрий Сухарев:
Здравствуй, племя!

— Ты, такая нежно­молодая,
Тоненькая, стройная такая,
Ты скажи, в детали не вникая:
Где взяла словечко прохоря?

— Я-то? Откровенно говоря,
Вычитала у Бродского.

— Так и думал.
Ну хорошо, чего стоишь, пошла вон.
moose, transparent

о самокритике и феминизме

Вот это, я понимаю, самокритика:
Слабоумием объят и лицемерием и лжею покрыт есмь, братоненавидением и самолюбием одеян, во осуждении всех человек погибаю, и мняся нечто быти, а кал и гной есмь, окаянной - прямое говно! Отвсюду воняю - душею и телом. Хорошо мне жить с собаками да со свиниями в конурах: так же и оне воняют, что и моя душа, злосмрадною вонею. Да свиньи и псы по естеству, а я от грехов воняю, яко пес мертвой, повержен на улице града. Спаси бог властей тех, что землею меня закрыли: себе уж хотя воняю, злая дела творяще, да иных не соблажняю. Ей, добро так!

Это из "Жития Протопопа Аввакума". А ссылка ведёт на его текст на вообще интересном сайте Антология древнерусской литературы. Там много всего хорошего есть, а вот, например, отрывок из анти-феминистского сочинения 17-го века "Беседа отца с сыном о женской злобе":
А сия в Бытии глаголется: «Позна Адам жену свою и роди от нея сына». Не Евва роди, но Адам роди. И во Евангелии глаголет: «Авраам роди Исаака». Слыши, сыне, не Сарра роди, но Авраам. Но аще и сосцами питаемся, но множицею от них кровию венчаемся; от жен бо многи крови пролияшася, и царства разоришася, и царие от живота гонзнули, села и домы раскопаша.
Горе граду тому, в нем же властелинствует жена! Горе, горе дому тому, им же владЪет жена! Зло и мужу тому, иже слушает жены! В нынЪшних вецех мнози человецы грады многими владЪют, а женам своим работают. Извыкли бо жены ихъ в зерцало призирати и вапами лица помазовати, и вЪжда свои возвышати, и черновидно лица воображати, и многимъ себЪ уряжением украшати; и многих очеса на видЪние красоты своея превращати: украшают бо телеса своя, а не душу. Уды своя связали шелком, лбы своя подтягнули жемчюгом, ушеса своя позавЪсили драгими серезами, да не слышат гласа божия, ни святых книгъ писания, ни отецъ своих духовных учения. Жены бо познали путь заблуждения, мужие же возлюбили на женах своих многая украшения, а сами восприяли убогое одЪяние на себЪ носити, все для жен своих украшения. О мужие! От кого есть прияли сия обычаи, иже многая полагают на женах своих украшения? От сего вам нЪсть ползы, толко лише вам злое погубление, ибо женское украшение — всегдашняя мужу сухота и приводит его до остраго меча. Много бо сего бываетъ, еже в великия долги себЪ влагают и от того вЪчно погибаютъ, понеже своего не имут, а жен украшают.
moose, transparent

о анекдотах и фразах

Есть такие ёмкие поговорки, которые в принципе происходят из анекдотов, и все знают, что они происходят из анекдотов, но анекдоты эти далеко уже не так важны, как фразы, которые вошли в язык.

Иногда и узнаёшь их уже не из анекдота, а из речи, из чьего-то использования. Например, фразу "вам шашечки или ехать?" я выучил просто потому, что её несколько раз использовали при мне, в разное время. Я никогда не слышал анекдота, в котором она является концовкой (мммм... как punchline-то перевести? словари предлагают только ужасное "кульминационный пункт"). Но, в общем, его и не нужно знать, и так очевидно, каким он может быть; сама фраза интереснее, чем анекдот.

Какие ещё есть хорошие примеры такого?
moose, transparent

обход стихов.ру

Новые гениальные находки на стихах.ру:

  • А после и её, дебелую,
    Поел октябрьский огонь.
    Но поцелуев пятна белые
    Проказой жгут его ладонь.


    (так и хочется прочитать: поел октяберьский огонь...)

  • Без звонких голосов ребячьих,
    Без любопытства их, тем паче,
    Была б ущербна наша явь!..
    А ты возьми её, исправь!


  • Страшная семейная драма:

    Мне не разъять тех свадебных колец
    как в водевиль не переделать драму:
    в моей крови живут - тевтон-отец
    и мать, потомок дальний Авраама.

    (дальше - ещё страшнее)

  • Мне приснилось, что дружба прогнила,
    Что любовь превратилась в помет
    И мой брат напоровшись на вилы
    Сам себе разметелил живот.


    (в общем, эта первая строфа - зенит и апофеоз, дальше не так интересно)

  • Чего мы ищем в этом мире?
    Богатства, славы иль добра?
    Печальна повесть о Джульетте
    Трагична Цезаря судьба


    Эта строфа меня так потрясла, что дальше я читать просто не смог.
  • И последнее на сегодня - стихи про маджахетку:

    Какое тонкое запястье!
    И кожи чудный теплый цвет,
    Но ручка эта, вот несчастье!-
    Сжимает грозный пистолет.

    (продолжение стиха про маджахетку здесь).
  • moose, transparent

    лытдыбр, автобусы

    1. Два часа назад. Я бегу с тяжёлой сумкой по автобусной станции Тель-Авива, стремясь успеть на автобус в Иерусалим. Точнее, сумка едет на колёсиках, я ей маневрирую перед собой с помощью длинной ручки. Передо мной идёт благообразный старичок-израильтянин, с сухим гордым еврейским лицом и убелённой сединами головой.
    Collapse )
    2. Вот ещё что мне интересно. Когда я жил не в Иерусалиме, а в Хайфе, а в Иерусалим только приезжал погостить изредка, я помню очень хорошо, что были такие большие двухэтажные автобусы, в основном на маршруте Тель-Авив - Иерусалим и наоборот. Я очень любил ездить именно на них, забираться на второй этаж и садиться на самое переднее сиденье. Оттуда всё замечательно видно и сидишь прямо над водителем, перед самым передним стеклом, на высоте второго этажа.

    Но в какой-то момент они исчезли. По-моему, за всё время моей жизни в Иерусалиме (последние 3 года) они мне ни разу не попадались. Я как-то даже забыл о них. А почему, интересно, и куда они подевались? Жаль.