June 21st, 2003

moose, transparent

мир вещей

Сами по себе такие явления, как, с одной стороны, декоративные пуговички на женской кофточке, которые на самом деле не расстёгиваются, и, с другой стороны, мужская рассеянность и забывчивость — так вот, сами по себе они ещё ничего.

Но вместе — взрывоопасное соединение.
moose, transparent

статья Шапира

Полгода назад я писал о филологической дискуссии вокруг академических изданий Пушкина. Речь тогда шла о статье Шапира, и статье Ларионовой&Фомичева, критиковавших Шапира (тем, кому интересна эта тема, советую прочитать как минимум первоначальную статью Шапира; см. также комменты к той записи). Оказывается, несколько месяцев назад появился ответ Шапира на статью Л&Ф. Он в основном посвящён разбору конкретных полётов. Я обнаружил её по ссылке из статьи Алексея Пескова в РЖ, которая является, в свою очередь, "наездом" на Шапира и Пильщикова (обоснованность которого я оценить не могу).

Update: Не работает, оказывается, ссылка на первоначальную статью Шапира (в моей декабрьской записи). Я послал письмо в "Журнальный зал" по этому поводу; надеюсь, они исправят.
moose, transparent

типология спама

Окей, такого я пока ещё не встречал.

Пришёл спам (на русском языке и продублированный в транслите), с таким заголовком: "Не сердитесь, пожалуйста!".

Тело письма начинается так:
Здравствуйте!
Пожалуйста не сердитесь, не ругайте меня сильно.
Хочу предложить вам [...]
Дальше идёт спам-спам-спам, а в конце письма:
Прошу прощения если это письмо раздражает вас, если
вам не интересно можете удалить его
Приму ваши гневные письма, только очень прошу сильно
не ругайте
Я чуть не прослезился.
moose, transparent

случайные мысли о пунктуации

Подумал внезапно, что у Моэма я готов всю "Луну и грош" променять на один только рассказ: "Источник вдохновения". На его мягкий спокойный юмор:
Она и сама признавала, что главное ее достоинство - это стиль, пышный, но хлесткий, отточенный, но не сухой, и только в прозе мог проявиться тот восхитительный, хоть и сдержанный юмор, который ее читатели находили неотразимым. Это был не юмор мыслей, и даже не юмор слов; это было нечто куда более тонкое - юмор знаков препинания: в какую-то вдохновенную минуту она постигла, сколько уморительных возможностей таит в себе точка с запятой, и пользовалась ею часто и искусно. Она умела поставить ее так, что читатель, если он был человек культурный и с чувством юмора, не то чтобы катался от хохота, но посмеивался тихо и радостно, и чем культурнее был читатель, тем радостнее он посмеивался. Ее друзья утверждали, что всякий другой юмор кажется после этого грубым и утрированным. Некоторые писатели пытались подражать ей, но тщетно; в чем бы ни упрекать миссис Форрестер, бесспорным остается одно: из точки с запятой она умела выжать весь юмор до последней капли, и никто не мог с ней в этом сравниться.
Я время от времени вспоминаю эту цитату, про точку с запятой, и её ненавязчивый юмор, обращённый на самое себя.

Зато "Луна и грош" у меня долго ещё, наверное, будет ассоциироваться с гениальным названием её французского перевода: по курсу.

Перечитаю-ка я сейчас "Источник вдохновения", раз уж нашёл его у Мошкова для ссылки.
moose, transparent

ни дня без слова

Обнаружил новое для себя слово в записи berezin'а про "Москву-Петушки":

Клёклый — вялый.

(возможно, также клеклый? так у Даля. Но в орфографическом словаре на gramota.ru — клёклый)

Хорошее слово.
moose, transparent

о прощании "пока"

ipain цитирует очень интересное свидетельство ранней стадии развития "пока":
В Москве люди прощаются довольно странным образом. Они произносят слова, оставляющие поле для догадок и размышлений наивному человеку, или провинциалу, или мыслителю. "Ну, пока!" "Всего!" - Всего-навсего. Что значит "пока"? Пока что? Пока оба собеседника еще раз встретятся, или пока научатся русскому языку? Чего это "всего"? Всего хорошего, или всего понемножку? Москвичи обьясняют оригинально безграмотный стиль при прощании... Некогда! Работать надо! Восстанавливать хозяйство! Укреплять предпосылки социалистического накопления! Снижать себестоимость! А вы - с какими-то еще прощаниями...
(М. Кольцов, "Правда", 1925, #236)

Значит, в 25-м году это уже было, и как минимум по мнению Кольцова было ещё только в Москве.

Есть ли, с другой стороны, свидетельства дореволюционного использования? Я, по крайней мере, никогда не встречал.

В своё время на меня произвело сильное впечатление одно замечание Чуковского в его "Живой как жизнь" (книга о русском языке, очень рекомендую). Чуковский приводит примеры новых слов и выражений, которые вошли в русский язык уже после поры его молодости:
Но вот миновали годы, и я, в свою очередь, стал стариком. Теперь по моему возрасту и мне полагается ненавидеть слова, которые введены в нашу речь молодёжью, и вопить о порче языка.
В числе прочих примеров таких нововведений он пишет:
Помню, как страшно я был возмущён, когда молодые люди, словно сговорившись друг с другом, стали вместо до свиданья говорить почему-то пока.
Помню, что когда я дошёл до этого места в книге, меня словно током пронзило осознание того, что, действительно, пока в форме прощания — вещь довольно недавняя, порождение 20-го века. До того, как прочёл у Чуковского, никогда об этом не задумывался. Именно этот пример почему-то меня особенно поразил и стал для меня чем-то вроде образца прочно вошедшего в язык нововведения — столь прочно, что языковое чутьё не распознаёт его в качестве новичка, если специально об этом не задумываешься.
moose, transparent

напряжение растёт, или пятый гарри поттер

Весь мир, затаив дыхание, ждёт вот этого:

— CHAPTER ONE —

Dudley Demented

The hottest day of the summer so far was drawing to a close and a drowsy silence lay over the large, square houses of Privet Drive. Cars that were usually gleaming stood dusty in their drives and lawns that were once emerald green lay parched and yellowing -for the use of hosepipes had been banned due to drought. Deprived of their usual car-washing and lawn-mowing pursuits, the inhabitants of Privet Drive had retreated into the shade of their cool houses, windows thrown wide in the hope of tempting in a nonexistent breeze. The only person left outdoors was a teenage boy who was lying flat on his back in a flowerbed outside number four.
Ну-ну