June 29th, 2003

moose, transparent

небольшая загадка

На четверть загадка, на три четверти — просто хочется привести понравившуюся цитату.

Загадка: назвать автора и книгу.
Несомненно, какая-нибудь лестинца воздействует на меня как обязывающий стимул: если мне надо воспользоваться ей, я вынужден соответствующим образом по очереди поднимать ноги, даже если мне не хочется этого делать. Лестница стимулирует подъём даже в том случае, когда, не видя в темноте первой ступеньки, я спотыкаюсь об неё. С другой стороны, следует не упускать из виду две вещи: во-первых, чтобы подняться по лестнице, я должен заранее знать, что такое лестница. Ходить по лестнице учатся и, стало быть, учатся реагировать на стимул, иначе стимул ничего бы не стимулировал. И, во-вторых, только усвоив, что лестница понуждает меня подниматься (переходить с одного горизонтального уровня на другой), я признаю возможность такового её использования и числю за ней соответстующую функцию.

С того момента, как я признаю в лестнице лестницу и прописываю её по ведомству "лестниц", всякая встреченная лестница мне сообщает о своей функции и делает это с такой степенью подробности, что по типу лестницы (мраморная, винтовая, крутая, пожарная) я понимаю, легко или трудно будет по ней подниматься.
P.S. Интересно, возникнет у кого-нибудь после прочтения этой цитаты та же литературная ассоциация, что и у меня?
moose, transparent

цитата из Томпсона

Хантер Томпсон (Hunter Thompson) — это такой американский журналист, известный своим энтузиазмом, субъективным стилем и нападками на всех, кто ему не нравится. Благодаря ему в английском языке появилось слово gonzo. Вот как его определяет OED: "Of or relating to a type of committed, subjective journalism characterized by factual distortion and exaggerated rhetorical style".

Самая известная его книга — "Fear and Loathing in Las Vegas".

Мне попалась сегодня цитата из его новой книги, "Королевство страха" (Kingdom of Fear): Collapse )

Естественно, такой стиль и такая цитата у меня вызывают отвращение (естественно, замечу в скобках, что от такое нагнетание вранья и ненависти, как у Томпсона и множества других журналистов, писателей и "интеллектуалов", порождает массы людей со столь промытыми идеалистически-радикальной риторикой мозгами, о которых я писал несколько месяцев назад). Но я о другом подумал.

Почти и нет больших ненавистников Америки, чем сами американцы (не все, естественно, а некоторые), и эта цитата в очередной раз сей факт демонстрирует ("we are human scum, and that is how history will judge us..."). Между тем выражения этой ненависти широко обсуждаются, их хвалят, книги попадают в списки бестселлеров итд. итп. Американцы любят любить себя, это хоть и клише антиамериканизма, но клише верное. Однако американцы и ненавидеть себя тоже любят, вот в чём дело.

Если заменить в высказывании Томпсона Америку на Россию, а американцев на русских (или россиян, как угодно), то мы получим идеальный вид радикально-русофобского высказывания как раз того вида, о котором не перестают причитать российские "патриоты" в кавычках (в том числе представленные и в ЖЖ). Причём на самом деле таких высказываний в российской прессе, думаю, не бывает: никто не пишет всерьёз про русских "мы — последняя мразь", как Томпсон пишет про американцев. В представлении "патриотов" вся "либеральная" пресса только так и пишет, конечно, но их представления сильно отличаются от реальности. "Патриоты" немалую часть вины за многочисленные беды России взваливают на "либеральную прессу", промывающую народу мозги своими "анти-русскими настроениями", в то время как на самом деле эта пресса обычно весьма умеренна по сравнению с риторикой типа томпсоновской.

С одной стороны, мне симпатичен взгляд многих умеренных наблюдателей (не только консерваторов!), считающих, что подобное растущее (в течение последних нескольких десятилетий) нагнетание само-ненавистнической риторики в американской левой среде (особенно академической, но не только) — довольно опасное явление, грозящее в перспективе неприятными последствиями для американской политической культуры или даже, в отдалённой перспективе, для Америки вообще. Но, с другой стороны, мне нравится тот факт, что Америка оказывается способной проглотить всё это и многое другое, и, несмотря на все эти потоки радикальной ненависти (не только с леволиберальной, но и с праворадикальной стороны тоже, и с других сторон), переварить всё это и и не заболеть несварением желудка. Причиной этому я вижу в первую очередь уникально (почти уникально) американский бескомпромиссный подход к свободе слова, и политический абсолют первой поправки к конституции. Разрешая всем говорить всё, призывать к чему угодно, и называть какими угодно словами, американское общество не разрывает себя на радикальные фракции, а уравновешивает себя радикальной риторикой во всех возможных направлениях, сохраняя за счёт этого тяни-толкая во все стороны, парадоксальным (?) образом, сильное и жизнеспособное ядро.
moose, transparent

о лестницах

jsn правильно отгадал автора и книгу, из которой взята цитата о лестницах. Что же касается литературной ассоциации... у меня она вот какая (в сети не нашёл, поэтому набиваю этот короткий рассказ полностью).

Хулио Кортасар

Инструкция, как правильно подниматься по лестнице.


Всем нам доводилось подмечать, что на местности нередко возникает выступ, вздымающийся под прямым углом к её поверхности, а над ним — ещё один, помещающийся подобным же образом по отношению к первому, и так далее, причём означенные выступы поднимаются — по спирали или зигзагообразно — на ту или иную высоту. Если, наклонившись, положить леую руку на одну из горизонтальных поверхностей, а правую — на соответствующую вертикальную, то можно на мгновение стать обладателем ступеньки (часть лестничного марша). Каждая из этих ступенек, состоящая, как мы видим, из двух элементов, помещается несколько выше предыдущей и ведёт несколько дальше — принцип, придающий смысл всей лестнице как таковой, ибо любая другая конструкция, возможно, и породила бы формы прекраснее и живописнее, но не обеспечила бы возможности перемещать заинтересованных лиц с первого этажа на второй.

Collapse )

P.S. Я также нашёл оригинал этого рассказа на испанском. Выкладываю и его, вдруг кому-нибудь интересно.
Collapse )
moose, transparent

ещё о переводческом ханжестве

Цитата из "Ста лет одиночества" Маркеса:
[...]Пьетро Креспи сказал:
— Она ваша сестра.
— Мне всё равно, — сказал Хосе Аркадио.

Пьетро Креспи вытер лоб платком, благоухающим лавандой.

— Это — вопреки природе, — объяснил он, — и, кроме того, запрещено законом. Стыд и срам.

Хосе Аркадио взбесила не столько учёность, сколько бледность Пьетро Креспи.

— На срам я... на стыд — тьфу! И не суйтесь к Ребеке ни с какими расспросами. Вот что я вам скажу.

А теперь — последняя реплика Хосе Аркадио в оригинале:
— Me cago dos veces en natura —dijo—. Y se lo vengo a decir para que no se tome la molestia de ir a preguntarle nada a Rebeca.
Так вот, "me cago dos veces en natura" означает примерно [поправьте меня, если что — испанского языка я не знаю] "да срать я хотел на вашу природу" (более буквально, "я сру два раза на природу").

Перевод с испанского М.Былинкиной и Е.Любимовой, издан в 1999-м году. На обложке ещё специально написано "впервые публикуется полный текст романа на русском языке", лгуны несчастные.

Как же мне надоело это идиотское постыдное ханжество, этот стародевический подход к художественному переводу. Тьфу, противно.
  • Current Mood
    disgusted
moose, transparent

об испанских ругательствах и английском дизайне

Да, кстати, пока искал перевод "me cago" для предыдущей записи (испанского-то я не знаю), нашёл вот такую интересную страницу: краткое введение в испанские ругательства (по-английски). Много примеров знаменитого испанского "религиозного" мата и вообще интересно.

И раз уж англоязычные ссылки, то — совсем на другую тему — рекомендую этот небольшой, но очень смешной рассказ (англ.) о британском дизайне таких бытовых вещей, как краны в ванной и двери в поездах.
moose, transparent

немного англоязычного чтива - 1

Вот есть интересная статья о "локальных" версиях Гарри Поттера. Автор рассказывает про русскую "Таню Гроттер", в частности.

Мне понравился вот какой аргумент у него насчёт того, почему Роулинг не должна иметь возможности запрещать всякие "локальные" версии (сейчас она эту возможность имеет и активно использует):
Potter's publishers, in defense of strong global copyright, would say that works like Tanya Grotter are theft, and such theft destroys the incentive to write in the first place. But the incentives argument is surprisingly unpersuasive in the international setting. To say Rowling will stop writing for fear of international parody is a difficult case to make. Only the most famous and lucrative works are parodied overseas. If an international adaptation is a sign you've made it rich, how can it be a serious financial deterrent for new writers?
Мне это не приходило в голову, но ведь действительно, это верно. Обычный аргумент типа "копирайт нужен, т.к. без него никто писатели не будут писать" здесь совершенно не работает (он и вообще не работает, но это уже другой, более сложный и гораздо менее очевидный вопрос; в данном же случае всё просто).

А сколько хороших или гениальных книг в истории мировой литературы были переделками или пародиями предшественников? Да, конечно, "Таня Гроттер" на гениальность не тянет, но ведь копирайту на эти вопросы наплевать, он действует одинаково во всех случаях.
moose, transparent

немного англоязычного чтива - 2: affirmative action

В эти дни в Америке очень много споров и разговоров об affirmative action (то есть практики расовых предпочтений неграм и иногда другим расам при приёме в университеты; есть и другие виды affirmative action, но сейчас обсуждают этот). Это вызвано недавним решением Верховного Суда, подтвердившим конституциональность такой практики (хоть и с серьёзными ограничениями) — на мой взгляд, очень плохое решение.

Когда сторонники affirmative action защищают эту практику, они почти всегда используют один из двух хорошо известных аргументов в пользу affirmative action. Первый аргумент условно назовём аргументом коллективной вины: суть его в том, что все белые должны чувствовать вину за рабство, в котором держали предков теперешних американских негров, а также за эпоху, в которую во многих местах они были ущемлены в гражданских правах (до середины 60-х годов примерно) — и поэтому нужно дискриминировать в пользу негров, чтобы перевесить столетия рабства и ущемления в правах и восстановить справедливость. Второй аргумент условно назовём аргументом цветущей сложности: он говорит, что университеты (и государство) заинтересованы в том, чтобы среди студентов было много представителей разных этнических и расовых категорий, и поэтому допустимо некоторое количество расовой дискриминации для достижения этой цели.

Я лично считаю оба аргумента несостоятельными, естественно. Точнее, я считаю первый аргумент совершенно безумным и вредным, а в случае второго саму по себе цель считаю в определённой мере достойной, но использование расовых предпочтений для её достижения — абсолютно недопустимым.

Верховный Суд США подтвердил законность критериев приёма, учитывающих расу (но — и это важно — учитывающих её "мягким" путём; конкретные квоты или системы, в которых за расу насчитывается определённое количество баллов, суд признал незаконными), опираясь на аргумент "цветущей сложности". Аргумент "коллективной вины" им не рассматривался и скорее всего провалился бы задолго до того, как дошёл бы до Верховного Суда. С юридической точки зрения он несостоятелен совершенно.

Но вот здесь, в веблоге Брэда Делонга, профессора экономики из университета в Беркли, есть интересное и честное выражение, скажем так, "старолиберальной" позиции, стоящей за affirmative action из соображений коллективной ответственности. Это оформлено в виде наезда на правого журналиста Эндрю Салливана, но в основном Делонг именно выражает свою точку зрения на affirmative action, и её стоит почитать тем, кого интересует эта тема (хотя бы для того, как в моём случае, лучше понять эту вредную и неадекватную, с моей точки зрения, идею!).

Кроме того, вслед за записью следует длинная цепочка комментов, в которой разные посетители и иногда сам Делонг спорят на тему affirmative action. Внутри этой цепочки можно найти немало интересных аргументов, и несколько занимательных историй. Я её тоже полностью прочитал.

Ответ Салливана на запись Делонга можно прочитать здесь, в его веблоге (запись под названием "The Arrogance of Some Liberals").

Наконец, чтобы закрыть список хороших ссылок, накопившихся у меня на эту тему за последние пару дней: в веблоге The Volokh Conspiracy (очень интересный и хороший веблог, с уклоном в вопросы юриспруденции) можно прочитать замечательное письмо профессора Станфордского университета, негра, об affirmative action. Он не приводит там никаких особо новых аргументов, но очень хорошо, мощно, убедительно представляет, в том числе и на личном опыте, несколько важных и хорошо известных. Само это письмо является в свою очередь реакцией на статью Евгения Волоха, критикующую статью либеральной журналистки Maureen Dowd в "Нью-Йорк Таймс", в каковой статье она раскритиковала Кларенса Томаса (единственного негра в составе Верховного Суда США) за то, что он голосовал за отмену affirmative action. Статью Волоха тоже стоит прочесть. И последнее: в ЖЖ тема решения об affirmative action обсуждалась довольно подробно в журнале verba.
moose, transparent

по скидке

"Сдай два тома Ричарда Баха, получи дополнительный том Коэльо в подарок!"

Вот так надо книги продавать. Заодно и круговорот макулатуры в природе обеспечен.
  • Current Mood
    ехидное
moose, transparent

галопом по ЖЖ: еврейские квоты

Несколько записей в последние дни обсуждали вопрос еврейских квот в советских университетах, "среза" абитуриентов. Было немало интересных личных историй, статистики, рассказов, спекуляций и рассуждений.

Три основных записи с комментариями на эту тему, в хронологическом порядке:

Если я упустил ещё какие-то интересные неподзамочные записи на эту тему, киньте ссылки.
moose, transparent

Толстой

В дневнике у levkonoe обсуждают, какой Толстой был плохой писатель, на примере отрывка из "Войны и мира".

А мне — вот так штука — как раз все подчёркнутые и выделенные там несообразные слова и фразы как раз особенно нравятся, особенно выделяют для меня прозу Толстого. Ну, не все, возможно, но большинство уж точно.

Возмножно, дело опять в этой гладкости, которая у Толстого как бы должна быть (ведь он главный прозаик классической русской литературы), но на самом деле нет — и хорошо. Не знаю.

А статья Логинова, на которую там ссылка есть в комментах — это счастье я давно уж как-то читал. Это сущий бред просто.
  • Current Mood
    задумчивое