July 14th, 2003

moose, transparent

без-порядочное

Владение чужим языком как умение избегать очевидных, "универсальных" слов. Например, умение назвать что-то плохое (книгу, работу...) не bad, а poor. За этим простым выбором кроются бездны.

Можно очень хорошо знать язык пассивно, бегло на нём говорить, и всё равно при этом выйдет с таким лексическим "акцентом" без этого умения.
moose, transparent

seeing things

Очень хороший пятый номер "Иностранки", кстати.

Вот есть переводы Хини. Переводчик (Г. Кружков) рассказывает о своих соображениях по поводу перевода названия сборника, "Seeing Things":
Надо сознаться, название сборника “Seeing Things” доставило переводчику немало хлопот. “Зримые вещи” или что-нибудь в таком роде здесь не подходит: слово “things” вообще редко переводится на русский впрямую, к тому же акцент в данной фразе сделан на глаголе “seeing”, а не на существительном. Но как это перевести? “Зрение” — мало, “прозрение” — явный перебор. Множество других вариантов было рассмотрено и отброшено. Следовало обратиться к тексту — прежде всего к тексту заглавного стихотворения. В нем же речь идет не просто о зрении, а пришедшем к поэту новом, более глубоком, видении, обозначенном им латинским словом “claritas” (ясность). Критики отмечают, что тот “общий сумрачный фон”, который превалировал раньше у Хини, в этом сборнике сменился ощущением “ясности и прозрачности”. Это дает ключ к переводу названия: вынести из-за скобок подразумеваемое и сделать его русским названием и стихотворения, и книги.

Но как определить по-русски это подразумеваемое? Здесь уже авторского текста недостаточно; важен тот интертекст, который Хини, как мне кажется, имел в виду, а именно — рассуждение Джойса в “Портрете художника в юности” о термине “claritas”у Фомы Аквинского. Здесь мы имеем целую цепочку толкований. Это и “свет, исходящий из какого-то другого мира, для которого реальность — лишь тень”, и “миг, когда высшее качество красоты, яркое сияние эстетического образа, отчетливо познается сознанием, очарованном его целостностью и гармонией” (Шелли), — и, наконец, просто “завороженность”. Нужно было передать все это, не теряя смысла seeing, “зрения”, и я выбрал “прозрачность” за отсутствием лучшего варианта.
Но погнавшись за claritas, переводчик упустил, мне кажется, очевидное: ироничный подтекст названия. Seeing Things отсылает к просторечной фразе you are seeing things, что означает "тебе померещилось", "тебе что-то причудилось" (реже — в более серьёзном контексте: галлюцинации или призраки). Seeing Things одновременно настаивает на буквальном прочтении (но, конечно, не "зримые вещи" и даже не "зрячие вещи", а "глядя на вещи"), и обыгрывает это прочтение переносом смысла на призрачные образы, на "померещилось", на галлюцинации, на видеть то, чего нет, на seeing things that aren't there.

"Прозрачность" теряет это всё полностью и безнадёжно; тогда, может, уж лучше "Призрачность"! Тоже не очень подходит, впрочем.
moose, transparent

стихотворение утра

Свежая Горбаневская в "Звезде".

Семтекс, тринитротолуол -
какая красота
фонетики, забившей гол
в свои же ворота.

Лежит вратарь в углу ворот,
красив и недвижим,
и все мы, все, из рода в род
в углу ворот лежим.
moose, transparent

англ. чтиво: попытка словотворчества

Ричарду Докинзу, Даниэлю Деннетту и некоторым другим известным и знаменитым своей популяризаторской деятельностью учёным очень не нравится, что слово "атеист" и понятие атеизма во многих местах среди "простого народа" считаются чем-то неправильным, нехорошим, зазорным.

Как они решили это исправить? Они решили придумать и ввести в обиход новое, позитивное слово. Чтобы обеспечить его позитивность, они взяли очень "положительное" прилагательное английского языка: bright (светлый, умный, смышлёный итп.) и решили превратить его в существительное: a bright. По их замыслу, a bright должно обозначать человека, не верящего в различные суеверия, типа там Санта Клауса или Бога. И они призывают всех единомышленников вводить это новое "слово" явочным порядком, просто используя его где только можно.

(в общем, я упростил немного, сама идея была не Докинза с Деннеттом, но они её с огромным энтузиазмом подхватили и раструбили)

Поразмыслив, должен со всей ответственностью заявить, что более идиотской идеи я давно уже не встречал.

А вот и чтиво по этому поводу. Статья Докинза для англичан. Статья Деннетта для американцев. Сайт движения The Brights' Movement. Забавная запись в каком-то веблоге на эту тему.

Статья Докинза, как всегда, в полной мере демонстрирует его интеллектуальную заносчивость вкупе с тягой к нудной бессмыслице. Тем, кто использует фразу consciousness-raising мне вообще хочется что-то страшное сделать, во-первых. А во-вторых, очень смешно, как Докинз выказывает полную свою неосведомлённость, рассуждая о том, как он хочет превратить это новое слово "bright" в столь же положительное, каким стало "gay": " Gay is succinct, uplifting, positive: an "up" word, where homosexual is a down word, and queer, faggot and pooftah are insults". Ясно, что Докинз ничего не знает о новом весьма отрицательном значении слова "gay" в американском сленге; но как он великолепно этим подставляется, и сам же опровергает собственный тезис! Красота.
moose, transparent

о славе и почёте

Его вышли встречать на улицы Нью-Йорка четыре миллиона человек. В общей сложности каждый четвёртый житель США видел его во время его почётного турне. Кто он?

Collapse )

Цитата отсюда (интересная заметка, кстати).

Мне это напомнило благоречивые глупости о современном (образовавшемся во второй половине 20-го века, якобы) "обществе спектакля". То, что это именно глупости, данный случай вполне подтверждает. И ещё — как-то я читал подшивку Times в какой-то год второй половины 19-го века, не помню уже какой, и наткнулся как раз на смерть принца Уэльского. На следующий день после смерти вся страница объявлений Times была занята объявлениям об аренде какого-нибудь балкона или крыши частного дома на пути похоронной процессии, на время этой самой процессии. Ещё через день пол-газеты было отведено под описание похоронной процессии, похорон, сколько людей там было, какая это была часть от всего населения Лондона, схематические наброски того, кто где стоял и кто с какой стороны гроб держал, похоронные речи итд. итп.