September 8th, 2003

moose, transparent

амер. политика-2 (англ.)

Ещё несколько интересных известий из мира американской политики и других американских тем.
  • Университет Индиана (не путать с Университетом штата Индиана) попытался было запретить своему профессору вести веблог на сервере университета, потому что профессор выражал там "анти-гомосексуальные" взгляды. Но потом они передумали и разрешили ему вести веблог. Сам веблог можно почитать здесь, но он не очень интересен.
  • Правда, одна из ссылок в нём хороша: статистика всяких разных опросов о гражданских правах в 2003-м году. Поучительные результаты, особенно в том, что касается общего отношения к гомосексуализму, а также об абортах. Заметно значительное изменение динамики ответов в сторону более негативного отношения к гомосексуализму в конце июля по сравнению с мартом; по-видимому, это может быть объяснено только решением Верховного Суда в конце июня объявить неконституционными анти-содомистские законы Техаса и других штатов, и последовавшего за этим решением обсуждения и ажиотажа в прессе и по телевидению.
  • ACLU защищает в судебном процессе организацию NAMBLA (идейные гомосексуальные педофилы); ничего себе! В принципе, позиция вполне логичная для ACLU и их принципов. Несколько напоминает известный случай, когда в конце 70-х ACLU защищала права неонацистов маршировать в деревне Skokie в конце 70-х, победила и подтвердила свои принципы, но потеряла на этом огромное количество членов и пожертвований. Интересно, чем закончится этот случай.
  • Начиная с прошлой недели примерно, в Америке больше автомобилей, чем американцев с правами на вождение (это не точно, а результат статистического исследования, но тем не менее). Вот статья об этом.
  • А вот интересная и длинная статья, из Нью-Йоркера 2001-го года, об авариях на дорогах, и методах, которые используют и использовали в Америке для их предотвращения и для увеличения безопасности водителя и пассажиров в случае аварии. В двух словах невозможно пересказать её содержание, могу только сказать, что мне очень понравилась и я узнал из неё массу нового для себя.
moose, transparent

legal affairs (англ.)

Немало интересных статей на темы, связанные с сексом, в октябрьском номере журнала Legal Affairs:
  • In Defense of Prostitution: статья Heidi Fleiss, профессиональной содержательницы борделя.
  • The Love Charm: забавный (но ничего особенного) рассказ Евгения Волоха.
  • A Viable Solution: статья Джеффри Розена, в которой он пытается совместить законность абортов с законами (принятыми во многих штатах), согласно которым уничтожение плода, даже на ранней стадии беременности, вследствие преступного нападения на женщину влечёт за собой дополнительное наказание, а в некоторых штатах даже объявляется убийством.

    Интересная тема, но статья меня разочаровала: Розен так и не говорит ничего путного об очевидной противоречивости данного положения дел. Он подробно объясняет, почему с юридической точки зрения нет проблемы и можно примирить такие законы (объявляющие плод — личностью, a person) и законность абортов, но юридическая возможность это одно, а очевидная противоречивость на уровне логики и здравого смысла, и возможное ощущение несправедливости данного положения — это другое, и это другое Розен оставляет без внимания.
moose, transparent

мимоходом

"кровавого" произносится [кравАвъвъ] (заглавная буква - ударный звук, [ъ] - нейтральный гласный, к-й называют также шва)

"сливового" произносится [сливОвъвъ].

Повторение трёх или более идентичных или почти идентичных слогов подряд обычно создаёт несколько комичный эффект и используется чаще всего в междометиях и для передачи речи животных, не так ли? Но в данном случае нет вроде бы такого эффекта.

Возможно ли, чтобы письменная форма этих слов, в которой тройное повторение согласного звука скрыто орфографической конвенцией, оказывала какое-то влияние и помогала предотвратить этот самый комический эффект? Или дело тут исключительно в служебной роли, с морфологической точки зрения, последнего слога (окончания -го [въ])? Или в чём-то ещё?
moose, transparent

мимоходом-2

А вот "не так ли" — очень литературная фраза. Пытался сейчас вспомнить, когда я в последний раз употреблял "не так ли" в живой разговорной речи, и не смог.

Пожалуй, ещё более литературный приём, чем деепричастия, без которых мы тоже обычно обходимся в разговорной речи.

Можно подумать о том, кто из русских писателей (классиков отдельно, или всех вместе) точнее всего передавал в диалогах обыденную разговорную речь — именно то, как мы на самом деле говорим, а не как мы думаем (под влиянием литературного образа разговорной речи), что говорим.
moose, transparent

израильское прошлое: обыденность и мелочи

Когда инфляция есть, но не слишком высокая, цены растут достаточно медленно, и рост их не очень-то замечаешь.

Я попытался вспомнить, сколько стоит билет на городской автобус в год моего приезда в Израиль (91-й год) и не смог (для не-израильтян: сейчас он стоит 5 шекелей 40 агорот, что равно примерно $1.20). Кто-нибудь помнит, может быть? Если не именно в 91-м году, но примерно в то время или даже ещё раньше, тоже расскажите.

Пытаюсь вспоминать ещё какие-нибудь простые и показательные характеристики цен того времени. Если память меня не подводит, обычная цена на питу с шуармой тогда была около 5 шекелей (а с фалафелем тогда небось где-то 3?). А цены на овощи на рынке, скажем, кто-то помнит? А курс доллара?

А ещё тогда были асимоны (жетоны для уличных телефонов), которые вскоре после того вышли из употребления. Я сохранил себе один, но он где-то затерялся с тех пор.

Что бы ещё такое повспоминать?

Update: и такой ещё вопрос: есть что-то, что стоило одинаковую (хотя бы примерно) сумму тогда и сейчас?
  • Current Mood
    idle
moose, transparent

булгаков по-английски

Сначала ссылки:


На рассылке переводчиков возник спор о том, какой из переводов лучше (есть ещё два перевода кроме этих - Мирры Гинзбург и "Diana Burgin and Katherine O'Connor", о них речь пока не заходила). Я посмотрел немного, любопытства ради. Оба перевода оставляют желать лучшего, но всё же Glenny явно лучше P&V, по той простой причине, что в переводе P&V совершенно ужасный, искусственный, зачастую даже корявый английский язык.

Например, название первой главы ("Никогда не разговаривайте с неизвестными") переведено в P&V как "Never talk with strangers" — брр, ужас какой. У Glenny — нормальное "Never talk to strangers".

В общем и целом у P&V видно больше внимания к нюансам русского оригинала, чем у Glenny, но корявость языка перевода совершенно это внимание нивелирует и перекрывает. Мне неприятно думать о том, что многие англоязычные читатели наверняка читают этот перевод и думают, что в этой корявости и странности заключена глубокая правда, что это, дескать, отличное представление по-английски сложного стиля Булгакова... эх!

Collapse )