September 30th, 2003

moose, transparent

политкорректные сказки

Вот я писал о сказке про медведя полтора года назад. О гениальной русской сказке про медведя.

И что же? Оказывается, её используют на аудиокассетах для детей. Все желающие могут скачать и послушать в mp3 (3 минуты, 3Mb).

Но! При этом:
  • Медведя сменили на медведицу (феминизм, не иначе!)
  • Липовую ногу заменили соломенной (глубокий символизм этой замены мне пока непонятен)
  • (самое страшное) в сказку внесли хэппи-энд! "А старик взял тяжёлый горшок, и — кинул ей на голову. Убил её."

Такая вот ужасная политкорректность.

Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье! умственного!! тупика!!!
moose, transparent

программистское: C, Unix

Гуляя по исходникам ядра Линукса в поисках информации о том, как в нём устроены real-time signals (см. 'man 7 signal', если вы не знаете, что это такое), я обнаружил случайно весьма удивительную конструкцию в C: Collapse )
moose, transparent

фильмы, книги

Посмотрели несколько дней назад The Lady Vanishes, старый фильм Хичкока британского периода, 38-й год.

(я вообще очень плохо знаю Хичкока. Этот фильм — четвёртый. Надо этот недостаток исправлять — поэтому и взял, собственно)

Мне очень понравилось. Много хорошего лёгкого юмора. Занимательная и вполне нетривиальная интрига. Отлично использована музыка, очень изобретательно (любопытно, кстати, что вся музыка, что есть в фильме — "внутренняя", т.е. воспринимается героями и даже играет важную роль в сюжете). Двое чопорных британцев, интересующихся только крикетом, выписаны просто идеально. И наконец, очень хорошая игра актрисы в главной роли, Маргарет Локвуд. Вот она:



Настоятельно рекомендую. А следующим моим Хичкоком будет "39 Steps", в один из ближайших дней. Что после него — не знаю.

Вкратце об остальном: ещё за последнюю неделю удалось посмотреть (и записать с телевизора) Mulholland Drive Линча (удивительный, гениальный фильм — об этом уже писал как-то, после того, как посмотрел его в кинотеатре); и ещё, неожиданно, Moulin Rouge! — ещё раз убедился, что мне нравится этот фильм, своим китчевым размахом, своей самоуверенно яркой палитрой, своими наглыми попурри — нравится, и всё тут.

Прочитал несколько романов-нуаров, об этом отдельно, наверное, напишу. Продолжаю читать Mr. Palomar Кальвино урывками, по маленькому рассказику в перерывах между другими вещами. Начал читать Bruno's Dream Айрис Мердок — первая её книга для меня, интересно, пойдёт или нет? — пока что идёт, но я только сегодня начал.
moose, transparent

о любви и информации: некоторые сумбурные мысли

Мне кажется, именно в "Ромео и Джульетте" впервые с особенной ясностью была выражена определённая идея того, как может складываться ухаживание, способом, особенно удобным — по крайней мере в границах своего стереотипа — для мужчины.

Я имею в виду попросту тот факт, что Ромео знает заранее, что Джульетта его любит, до того, как ему приходится объясняться ей в любви. Это предварительное знание ему обеспечивает монолог Джульетты на балконе, который он подслушивает снизу. С точки зрения распределения информации Ромео оказывается в привилегированном положении; настолько даже, что он может позволить себе колебаться:
"Прислушиваться дальше иль ответить?" (ответ ясен — конечно, прислушиваться!). Напряжение момента с точки зрения Ромео большей частью снято. Собственно, он оказывается в положении, в котором обычно находится девушка, которой признаются в любви. У него есть возможность выбирать, и нет возможности быть отвергнутым. Выбирать ему, конечно, на самом деле незачем, он уже сделал свой выбор, но Джульетта ещё этого не знает (на основании предыдущей сцены с поцелуем она ещё не может это заключить).

Конечно, такие ситуации встречались в литературе, в поэзии, в драме и до Шекспира; но, мне кажется, именно Шекспир описал такое развитие событий с особенной яркостью в этой сцене, и создал стереотип, который повторялся с тех пор бесчисленное число раз. Перечислять романы, фильмы, рассказы и поэмы, в которых возникала бы практически та же самая ситуация перевёрнутого с ног на голову (по сравнению с конвенциональной ситуацией) информационного потока, можно было бы долго, думаю. Конкретный трюк, обеспечивающий обращение информационного потока вспять, менялся и меняется: иногда это, как у Шекспира, подслушивание (намеренное или невольное), иногда подсмотренный дневник, иногда информация от третьего лица, иногда даже вымученное у девушки путём долгой словесной эквилибристики признание (см. например долгий диалог мистера Рочестера и Джейн Эйр в предпоследней главе романа Бронте), и ещё много разных было придумано приёмов и путей. Этот стереотип продолжает занимать, восхищать, привлекать к себе внимание. Любопытно: казалось бы, должны были быть и попытки оттолкнуться от него, представить его в качестве чего-то нечестного, не-мужского (ведь мужчина в этом стереотипе принимает на себя традиционно женскую роль), но что-то не припоминаются мне такие попытки.