October 17th, 2003

moose, transparent

дневник

Вчера вечером попал случайно на ул. Эмек Рефаим ненадолго, а там как раз шёл фестиваль вина, как оказалось. Движение перекрыли, весь транспорт заворачивали с двух концов улицы, а она вся была забита всякими временными киосками и стойками, в которых предлагали вина и сопутствующую еду. И огромная струящаяся толпа вокруг всего этого. Веселье.

Вот что с нами сделали непрекращающиеся волны терактов: заставили нас оценивать всё вокруг с точки зрения охраны и безопасности. Я шёл посреди всего этого веселья и автоматически размышлял о том, как в эту толпу могли внедриться террористы. В радиусе пяти метров вокруг меня было человек 30 как минимум; сколько жертв оставил бы за собой один самовзрывающийся террорист? А если бы их было больше одного?

Главную улицу (точнее, пол-улицы, примерно четыре квартала) перекрыли с двух концов, транспорт не пускали, поставили охранников, которые очень тщательно всех проверяли. От главной улицы отходит множество боковых улочек, но и их, как я увидел, все тоже перекрыли полицейскими кордонами; и пешие проходы вбок на другие улицы тоже. Тут они постарались. Но: на объявлении, которое повесили перед входом на улицу, было написано, что она закрыта для транспорта вчера и сегодня (два дня фестиваля) с 15:00 до полуночи. А на улице ведь полным-полно жилых домов. Что если террорист зашёл на неё вчера ночью и спрятался на целый день в каком-нибудь подъезде, поджидая толпу? Проверяла ли полиция все пролёты, крыши, подвалы и дворы на главной улице вчера и сегодня? Не знаю, но уже не очень в этом уверен.

А ещё ведь — дата фестиваля заранее была известна. Что, если неделю назад вежливый арабский парень из Восточного Иерусалима, объясняясь на хорошем чистом иврите, снял квартиру на этой улице? Кто и как мог бы такое отследить? Тут я вспомнил рассказ Борхеса, о человеке, который порвал с друзьями и невестой, заперся в комнате и просидел там несколько месяцев, чтобы никто не приписал ему сообщников, после чего убил президента [после довольно долгих поисков нашёл-таки этот полузабытый рассказ: "Авелино Арредондо"]. Мне стало совсем не по себе, и я постарался отбросить эти мысли и подумать о чём-нибудь другом.