November 5th, 2003

moose, transparent

стихотворение дня

М. Айзенберг, сборник "В метре от нас":

* * *

Нет ничего (но это ещё цветочки),
что так недавно было необходимо.
Нет капитанской дочки в её платочке
или в чём она там ходила.
«Нет ничего», но это ещё бравада.
Опыт хитёр, сознание воровато —
тянет последнее — первое на подхвате
и на цветных подушках в углу кровати.
Нет ничего, теперь отбирай по слуху,
что извелось, недавно ещё водилось.
Ящерку гладь, лягушку целуй и муху,
но не за тем, чтоб в девицу обратилась.


[по ссылке из шорт-листа премии Андрея Белого]
moose, transparent

сны

Приснились два технических новшества.

На стойке от телефона у меня есть кнопка; если нажмёшь на неё, то сама трубка, где бы она ни валялась в квартире, начинает громко пищать, чтобы можно было её найти. Так вот, приснилось, что этот механизм улучшили: я подхожу к этой стойке, думаю о какой-то своей книге, нажимаю на кнопку — и книга начинает пищать, где бы она ни была, и я её сразу нахожу.

Удивительно полезное нововведение! Хочу такое в реальности.

Потом приснилось, что всем квартирам, домам и улицам поставлены в соответствие сетевые адреса и домены: например, apt27.136a.jaffa-st.jerusalem.il или что-то в этом роде. И что можно сделать ping на данный адрес и узнать, дома ли тот, к кому собираешься идти.
moose, transparent

о важности контекста

Из речи Путина и нескольких записей в ЖЖ на эту тему.

Вне контекста:
Когда я был в Израиле, встречался с ветеранами Великой
Отечественной войны. Думаю, что им будет приятно узнать об этом.

В контексте:
В связи с этим мы приняли решение - после консультации с членами общины - открыть в 2006 году в Москве, в Центральном музее Великой Отечественной войны экспозицию, посвященную Холокосту и приуроченную к шестидесятилетию Победы. Когда я был в Израиле, встречался с ветеранами Великой Отечественной войны. Думаю, что им будет приятно узнать об этом.
moose, transparent

наивные мысли вслух об экономике

1. Предположим, цена продукта или сервиса зависит от субъективного восприятия ценности покупателем: того, что он от него получает versus того, что может себе позволить на него потратить. Тогда возникает такой вопрос: почему продавец на рынке продаёт свои помидоры по одной цене независимо от того, кто их покупает? Казалось бы, продавец мог бы вести себя так: иметь, скажем, одну стандартную цену в 4 шекеля за килограмм, но менять её в зависимости от покупателя. Если подходит кто-то, кому это явно слишком дорого, цену можно снизить; а если подходит богато одетый, очевидно хорошо обеспечнный покупатель, то ему можно сказать, что цена - 8 шекелей за килограмм. На практике это не проходит, однако; богатый покупатель возмутится и откажется платить 8 шекелей за килограмм, если на прилавке выставлена цена в 4 шекеля за килограмм. Но почему? Если ему эта цена по карману, если ему, по сути дела, неважно, сколько он заплатит, 4 шекеля или 8, он такие суммы не считает за деньги вообще, почему тем не менее он возмутится и откажется? Казалось бы, он должен руковоствоваться только соображением собственного subjective value.

Возражение номер 1: разные цены на один и тот же продукт - неудобно следить, вести отчётность. Ответ: это верно, скажем, в супермаркете, но не на рынке.

Возражение номер 2: цена не всегда одинакова. Например, можно ведь торговаться. Ответ: да, но это может только снизить заявленную цену, а не завысить. Тут есть очевидная асимметрия; почему, если (казалось бы) продавец и покупатель находятся в симметричных отношениях: они хотят совершить некий обмен ценностями?

Смежный вопрос. Торгуются два человека, например, опять на рынке. Покупатель может "передумать" - сказать, что готов заплатить определённую цену, а потом решить, что всё же не хочет, слишком дорого. "Передумывание" со стороны продавца встречается намного реже и в определённой степени табуированно. Если назвал такую-то цену, значит, готов за неё продать; если потом говорит, нет, всё же плати больше, это воспринимается как "нечестный" поступок в каком-то смысле. Опять асимметрия. Почему?

2. Я стою на улице и пытаюсь поймать такси. Оно мне нужно срочно, я опаздываю. Как назло, никакие такси мимо не проезжают, или проезжают, но занятые. В 20 метрах от меня стоит такси, в нём сидит водитель и явно отдыхает (скажем, читает газету, курит сигарету) и никого не поджидает. Я его подзываю, но он отказывается жестом, не хочет. Ну и ладно, не хочет так не хочет. Проходит ещё 5 минут. Водитель такси дочитывает газету и подъезжает ко мне. Однако я отказываюсь от его услуг. Почему? Мне неприятно и досадно: когда я торопился и отчаянно подзывал такси, ему было наплевать; а сейчас он соизволил подъехать, и я ему буду ещё деньги платить? Пусть идёт нафиг. Однако моё поведение нелогично. Он имел полное право не подъезжать ко мне, если не хотел (и я это понимаю). Если я к нему не сяду, возможно, ещё какое-то время буду ждать такси, и ещё больше опоздаю - плохо. Как ни крути, я причиняю вред самому себе своим отказом. Тем не менее, я так поступаю. Это не-экономичный поступок. Он не укладывается в теорию рационального экономического поведения, мне кажется.
moose, transparent

эволюция сетевых легенд

Интересно сравнить вот эту русскую версию истории про полёт на стуле (ещё один источник той же версии, без изменений, здесь) с её англоязычным оригиналом. Я встречал эту историю по-английски несколько раз, и она существенно не менялась, так что полагаю, что все разночтения между этими двумя версиями возникли благодаря переводу на русский язык. Что же изменил неведомый переводчик (или, возможно, последующие пересказы по-русски)?

Имя героя из Larry Walters стало Larry D. Walters — довольно забавное изменение, долженствующее, возможно, добавить солидности (сетевой поиск находит всего нескольких Larry D. Walters, наш герой среди них — только в русских версиях). Появились сведения о друге — "чернокожий сержант Вилли Томсон" (исключительно стереотипное имя), а также девушка Мэри, "под которую безуспешно бил клинья еще со школьных лет, а она отвергла его как придурка".

Появилось объяснение просчётов Лэрри: "метеошары были европейского производства и подъемная сила была указана в килограммах. Лэрри же все расчеты провел в фунтах". Это из серии "какие дураки американцы", очевидно. В исходной истории ничего такого не говорится и это наверняка выдумка. Появились "водители с хайвея", которых Лэрри подвёрг "бомбардировке банками с пивом".

И наконец, самое главное — появилась фатальная концовка! В реальности и во всех англоязычных версиях Лэрри спустился вниз и остался жив (хоть его шары действительно запутались в линиях электропередач). Зачем, интересно, было менять это обстоятельство? Собственно, эта история известна (в частности) тем, что её приняли в список Darwin awards невзирая на то, что он остался жив — обычно премией Дарвина награждают посмертно. Но уж очень она была хороша.

Интересные изменения.