September 4th, 2004

moose, transparent

мимоходом

Кажется, самый первым эвфемизмом в поэтическом тексте, который я осознал в качестве такового (ещё не зная слова “эвфемизм”, конечно), была концовка песни Высоцкого на пластинке:

Лежал он и думал, что жизнь хороша,
Кому — хороша, а кому — не очень.
moose, transparent

нервное

Как ни пытаюсь, вот эту картину, когда голые дети бегут по двору, а террористы стреляют им в спину, я не могу представить. Возвращаюсь к этому, как языком на больной зуб, снова и снова, и снова не могу.

Это не укладывается у меня в голове.
Это не укладывается у меня в голове.

Какая идиотская фраза, ничего не значит вообще.

Зачем я поставил Высоцкого? Теперь он мне поёт такое:

Пожары над страной
Всё выше злее веселей
Их отблески плясали в два притопа, три прихлопа —
Но вот судьба и время пересели на коней,
А там галоп, под пули в лоб,
И мир ударило в озноб
От этого галопа.


Пожалуй, мне стоит пойти поспать.