September 19th, 2004

moose, transparent

о террористах

Министр иностранных дел России: “Мы констатируем и продолжаем подчеркивать тот факт, что террористы не имеют ни религии, ни культуры, ни этноса.

Я не понимаю. Это как сказать “Мы констатируем и продолжаем подчёркивать тот факт, что дважды два — пять”.

Как это не имеют? Откуда же они такие взялись, без религии, культуры и этноса? С Марса прилетели?
  • Current Mood
    удивлённое
moose, transparent

о значении пунктуации

“Самым многозначительным графическим знаком в немецкой литературе” назвала литературовед Доррит Кон знак тире в определённом месте “Маркизы д'О” фон Клейста.

В третьем абзаце новеллы маркиза попадает в руки русских солдат, во время штурма цитадели, комендантом которой является её отец. От надругательства её спасает русский же офицер, граф Ф. В конце абзаца маркиза теряет сознание от потрясения всем пережитым, сразу после того, как спаситель переносит её в безопасную часть замка. “Здесь”, пишет Клейст, “здесь—он, когда вскоре появились её перепуганные служанки, распорядился вызвать врача”. И в дальнейшем граф Ф. тоже ведёт себя исключительно благородно.

Через несколько месяцев выясняется, что маркиза беременна, причём сама она об этом не имеет ни малейшего понятия. Постепенно читатель понимает, что забеременела она в результате того, что граф Ф. изнасиловал её как раз в то время, когда она лежала без сознания, до того, как сбежались служанки. В тексте этот промежуток времени символизируется как раз знаком тире после слова “здесь” в предложении, процитированном в предыдущем абзаце. Выходит, что этот знак тире, роль которого не вполне ясна при первом прочтении, получает огромное значение, как бы скрывая в себе и заменяя на бумаге скрытый до поры до времени от маркизы и от читателя половой акт.

Вот почему так знаменито это самое тире Клейста.

В оригинале оно выглядит так: “Hier—traf er, da bald darauf ihre erschrockenen Frauen erschienen, Anstalten, einen Arzt zu rufen...”.

О том же, что случилось дальше, читайте в самой новелле, если не читали; она того стоит.

P.S.в русском переводе, кстати, этот самый знаменитый знак исчезает, подменяется незаметной запятой, да и служанки внезапно оказываются уже на месте, а не сбежавшимися вскоре: “Здесь, куда вновь сбежались ее перепуганные служанки...” Таким образом переводчик умудрился полностью исказить смысл всей новеллы и сделать беременность маркизы действительно физически невозможной).

P.P.S. Библиография:
Dorrit Cohn, "Kleist's 'Marquise von O . . . .': The Problem of Knowledge", Monatshefte 67 (1975): 129-144.
Michel Chaouli, Irresistible Rape: The Lure of Closure in "The Marquise of O . . . .", The Yale Journal of Criticism 17.1 (2004): 51-81.