December 9th, 2004

moose, transparent

навес для велосипеда

Отличная метафора о навесе для велосипеда (англ.). Вообще-то она из "Законов Паркинсона" (сделайте поиск внутри книги на название главы "Точка безразличия"), но как-то не запомнилось, когда читал в своё время. А сейчас в связи с одним техническим вопросом напомнили.
This is a metaphor indicating that you need not argue about every little feature just because you know enough to do so. Some people have commented that the amount of noise generated by a change is inversely proportional to the complexity of the change.

Очень верный и, увы, бесполезный совет (т.к. ему никто не следует. Сейчас подумал и понял вполне отчётливо, что сам тоже не следую).
moose, transparent

Дарвин, Маркс, ?

Читаю “Darwin, Marx, Wagner” Жака Барзуна. Само название этой (замечательной, очень умной и глубокой) книги наводит на некоторые размышления. Барзун написал её в начале 40-х (первое издание в 1941г.). По его замыслу, эти три имени — Дарвин, Маркс, Вагнер — являются наиболее яркими примерами интеллектуальных идолов современного мышления (западной цивилизации, заметим в скобках). Барзун подробно рассматривает и
анализирует историю возникновения основных идей, лежащих в основе учений этих троих людей, процессы мифотворчества, начавшиеся, как обычно, ещё при их жизни и особенно бурно расцветшие после их смерти, и пытается, весьма успешно на мой взгляд, оценить и описать их вклад в интеллектуальное наследие западной цивилизации к середине 20-го века. Подход его — всегда критический (полное название книги — “Darwin, Marx, Wagner: Critique of a Heritage”), меткий, изредка, мне кажется, несправедливый, но неизменно очень интересный.

Но если задать тот же вопрос сегодня, через 60 с лишним лет — какие имена характеризуют в первую очередь направление мысли западной цивилизации за последние 100-150 лет, кто в первую очередь должен считаться провозвестником того нового, что отличает эту мысль от настроений и идей предыдущих эпох? — то сразу становится ясно, что одно из имён оказывается лишним. Дарвин как был 60 лет назад, так и остаётся первостепенным примером великого учёного последни двух столетий; даже миф его в глазах широкой публики, несмотря на гигантский прогресс в биологии за прошедшее с тех пор время, остался практически без изменений (например, то, что именно Дарвин «открыл» эволюцию как было, так и остаётся примером совершенно ложного утверждения, являющегося тем не менее трюизмом в глазах широкой образованной публики; и всё, что пишет по этому поводу Барзун, верно и сейчас). Влияние Маркса и его учения на современное интеллектуальное мышление, к счастью, значительно ослабло за последние 60 лет (а среди собственно экономистов марксизм окончательно дискредитирован), но всё ещё остаётся весьма заметным, чаще косвенно, чем напрямую, и ни один экономист, социолог или политолог последних двух столетий не может сравниться с Марксом по влиянию, оказанному на движение и развитие интеллектуального наследия нашей цивилизации. Но вот Вагнер — даже как-то странно рассматривать его в том же ряду. Сама эта странность лучше иного долгого рассуждения демонстрирует уход музыки в маргинальность в том, что касается развития интеллектуальной традиции, поддержки единого идейного поля. Кстати, именно уход музыки, а не только «классической музыки»: хотя мы сейчас находимся в самом что ни на есть центре беспрецедентного в истории человечества взрыва музыкального творчества, разнообразия и доступности музыки самых разных жанров и направлений, ни одно из них не смогло (да и не пыталось пожалуй) сыграть ту интеллектуальную роль, какую играла классическая музыка для интеллектуалов 19-го и начала 20-го веков (и Вагнер, пожалуй, являлся как раз вершиной этого подхода).

Но если мы выкинем из этого списка Вагнера, и попытаемся ограничиться тремя именами, кого добавить в этот список сейчас, 60 лет спустя? Кто, наряду с Дарвином и Марксом, может считаться первостепенным интеллектуальным идолом нашей эпохи, человеком, заставившим нас говорить на новом языке, внесшим новые идеи — не столь важно, верные или неверные (да на этот вопрос и не всегда можно ответить, не то что достичь согласия), важно скорее их влияние — в интеллектуальный словарь 20-го и начала 21-го веков? На мой взгляд, ответ может быть только один: это Фрейд. Но и другие мнения, равно как и критику моих размышлений по этому поводу, я рад буду услышать.