August 30th, 2005

moose, transparent

книги: кундера

Прочитал сегодня "Неведение" Кундеры, его последний роман. Читал в английском переводе (Ignorance).

Не понравилось. И, в общем, уже после дюжины страниц знал, что не понравится, но не настолько, чтобы не прочитать вообще. Прочитал, и некоторые хорошие наблюдения отметил, но - но...

Наверняка не мне одному кажется, что новая, 'французская' манера письма Кундеры не дотягивает по качеству, именно литературному качеству, до его чешских романов (написанных на чешском языке, а не обязательно в Чехословакии). Конечно, дело, наверняка, не только и возможно не столько в языке (который я в любом случае воспринимаю только в переводе), но в самой манере письма, в романах, соединяющих литературное повествование и философские размышления автора.

"Бессмертие", "Неспешность", "Подлинность", и вот ещё "Неведение". Пожалуй, "Неспешность" - наиболее удачный из них; особенно полюбился мне вложенный рассказ о новелле Вивана Денона. "Бессмертие" когда-то давно было первой книгой Кундеры, которую я прочитал, и поэтому сохраняет моё особое расположение; но всё же очень много в ней слабого. "Подлинность" показалась мне настолько неудачной, что я отложил её, не дочитав до середины (может, вернусь ещё).

Философские размышления Кундеры интересны. Его психологические наблюдения почти всегда метки. Но вот персонажи при этом - хоть выписаны они тщательно, не поверхностно - неизбежно оказываются глубоко вторичными по отношению к этим размышлениям. Механические куклы, которые дёргают своими конечностями в ту или иную сторону, чтобы позволить автору вставить очередную пришедшую ему в голову мысль о любви, ностальгии, эмиграции, патриотизме, Чехии, старости, смерти, памяти или десятке других тем. Слишком откровенна, нага эта механичность, эта подчинённость. Слишком неинтересно становится следить за тем, что там вообще с ними происходит, с куклами, и к каким вторичным поворотам сюжета приведёт автор их линии их вторичных жизней.

Это очень заметно в "современной" части "Неспешности", это в несколько более мягкой форме пронизывает всё "Бессмертие", в "Подлинности" я вообще ничего, кроме этого, не заметил, и не смог читать; а "Неведение" - ну что ж, где-то посредине. Основные темы - ностальгия; возвращение в родную страну после многих лет отсутствия; память и её избирательность; ну и, конечно, жизнь, смерть и любовь, как полагается. Обо всём этом в книге сказано немало интересных слов, но роман - роман плохой, слабый.

"Преданные заветы", сборник эссе Кундеры (или, говоря по-другому, эссе из девяти частей, размером в книгу), значительно лучше большинства "французских" романов. Эту книгу я нежно люблю, часто перечитываю (по-английски, под названием Testaments Betrayed), и очень, кстати, рекомендую. Умная, меткая мысль Кундеры не скована там необходимостью придумывать каких-то вторичных героев, вести о них повествование, сверяться с ними по мере развития темы - и освободившись от этого груза, она оказывается в три раза умнее, чётче, интереснее.