December 2nd, 2005

moose, transparent

дневник

В дневнике следует написать, что я довольно сильно простудился и последние три дня кашлял, чихал и температурил. Но сейчас уже заметно лучше, а завтра, наверное, совсем буду здоров.

Вчера у нас в гостях была Лиза moro (вы читали, кстати, у неё о сионистском сахаре? стоит прочитать). Мы пили виски, чай, болтали совершенно обо всём, а потом Лиза вспомнила, что у неё в сумочке есть невыщелканный кусочек обёртки с пузырьками, и мы его вместе на троих выщелкали.

На выходные мы едем в Ришон ле-Цион, а в столицу вернёмся завтра вечером.
moose, transparent

чтиво (англ.)

  • Блог Скотта Адамса (автора комикса "Дильберт") интересней читать, чем самого "Дильберта" - туда я уже несколько лет не заглядывал. Вот отличная запись: Bluffing Literacy (и комменты там тоже).
  • Bitter Waitress - официанты и официантки рассказывают страшные истории о том, как им дают мало чаевых или ужасно себя ведут. Чаще всего они возмущаются оттого, что им дают меньше 20%. Дорогие американцы, вы зажрались требовать 20% чаевых!
  • Lost in Translation in Translation - о том, как тяжело переводить, и даже понимать, некоторые особенно лаконичные китайские афоризмы. [via languagehat]
moose, transparent

дневник, скучное

Что это такое - израильское, электронное, с надписью "мне нужны только израильские изделия!", и не сливает автоматически воду, когда отходишь от писсуара?

Ответ, надеюсь, очевиден: израильская электронная система автоматического слива воды.

Это чудо я наблюдал в одном здании в промзоне Петах-Тиквы, где провёл два дня в начале этой недели - фирма послала на двухдневные курсы. Там вообще было немало интересного. Например, классы, рассчитанные на большое количество учеников, в той фирме (которая организует всякие технологические курсы) называются по именам философов. "Комната Платона", "комната Аристотеля", и ещё одна - кажется, Диогена? чёрт, забыл.

Зато: я дважды проделал любимый, сам не знаю точно почему, маршрут. Я люблю идти пешком по улице Жаботинского, пересекая один за другим города. Одна и та же улица идёт сквозь Петах-Тикву, Бней-Брак и Рамат-Ган, причём видимой границы между городами практически нет, называется во всех трёх городах улицей Жаботинского, но нумерация домов разная в каждом городе. Я прошёл их насквозь, до начала Рамат-Гана, и выпил кофе в Arcaffe близ алмазной биржи - давно там не был, успел забыть, какой там хороший кофе.

Кажется, куда-то исчезла, растворилась та неприязнь, которую я много лет испытывал к Тель-Авиву. Его шумные толпы, грязные улицы, общее впечатление несколько захламленного и очень занятого собой людского муравейника не раздражают меня более. А то, что там просто-напросто много людей - и среди них, неизбежно, много также хороших людей - просто нравится. Я мог бы, кажется, даже поселиться сейчас в Тель-Авиве, что долгое время казалось мне совершенно невозможным. Другое дело, что Иерусалим я отнюдь не разлюбил, и уезжать из него незачем совершенно. Но всё равно, это подспудное изменение, этот скрытый до времени от себя самого прогресс в отношении к Тель-Авиву меня позабавил.