July 14th, 2007

moose, transparent

об иерусалиме

Грустно читать, но, увы, все так: статья в LA Times о том, как светское население постепенно сваливает из Иерусалима.

Примеры там прекрасные, конечно. Упоминаются злополучные "раздельные" автобусы, в которых ультраортодоксальные пассажиры требуют от женщин садиться только сзади - вопреки всем законам и с молчаливого - криминального - согласия мэрии и полиции. Какой стыд, одни автобусы эти!

Или вот этот красавчик:

Weil (35-year-old Talmud scholar) and his wife live in a two-bedroom apartment with their seven children, all younger than 13. They get by each month "with heavenly help," he said, on her $1,000 salary, $640 in child subsidies from the state and his $625 scholar's stipend, part of which comes from the state and part from his yeshiva. Soft-spoken and polite, Weil does not confront his neighbors when they turn up the radio on Friday night and Saturday. Instead he calls the police, to no avail.

Типа такой положительный герой, тихий и вежливый. Живет на зарплату жены (которая заодно родила и воспитывает семерых детей) и соцпособие от государства и ешивы, причем наверняка то, что от ешивы - частично тоже от государства косвенным путем. Жалуется, что соседи в субботу радио слушают, вызывает полицию, а она им ничего не делает.

Дело не в том, что он не может прокормить свою семью - мало ли что бывает, какие беды, несчастья и неудачи, и я совсем не против того, чтобы часть моих налогов помогала выжить тем, у кого не получается иначе. Дело в том, что он не хочет. Зачем работать, если можно послать работать жену? Зачем работать, если есть ненавистное ему сионистское государство, у которого можно высасывать деньги? Зачем работать, если наберется несколько миллионов работающих израильтян, которые всю жизнь будут его субсидировать, а после него - пойдущих по его стопам семерых детей?

Так оно и было, так оно и будет.

А светское население меж тем покидает Иерусалим, медленно и верно. Все 9 лет, что я в нем живу. Через месяц уеду отсюда и я.

Жаль.

moose, transparent

об исходниках

О ценности исходников вне конкретного проекта:
Is your code worthless?

...There is extraordinarily little code theft in this industry (even though we’re in the era of burnable DVDs and USB keys) because most code - above and beyond the industry-wide frameworks and libraries - has no value at all outside of a specific project with a specific group of developers. Trying to use it for other projects is often worse than starting with nothing at all.


Верно подмечено, и мне приходилось об этом не раз задумываться.

Вот взять например код ЖЖ, над которым я работал почти три года. Все это время он был open-source. Любой мог взять его, построить свой клон ЖЖ, причем LiveJournal.com это не просто приветствовал, а еще и помогал советами, подсказывал, где что починить, если не работало, итд.

Казалось бы, готовая система для блог-сайта, с комментариями, с френдлентами, весь код уже написан, все работает. Бери и делай что хочешь: вставляй в свой сайт, меняй на свой вкус, добавляй новые возможности. И какое-то время многие пытались! Где-то в конце 2001 и на протяжении 2002 было довольно много сайтов и проектов, основанных на коде ЖЖ, судя по тому, сколько людей к нам обращались за советами и предложениями. Довольно много - больше десятка, скажем. И это те, о которых мы знали, ведь никто не обязан доложиться, а если сайт внутрикорпоративный, так его снаружи и не видно.

Но постепенно количество таких сайтов уменьшилось и почти сошло на нет. Почему? Потому что трудно оказалось на основе кода ЖЖ построить что-то, что не является идентичной копией ЖЖ (плюс-минус оформление). Для того, чтобы какие-то мелочи заменить, можно немного покопаться в исходниках, и все. Но предположим, вам захотелось бы сделать, чтобы комментарии шли не деревом, а линейным списком, как во многих других системах. Или ввести новую систему стилей для пользователей, чтобы у них было столь же много контроля над видом дневника, как в MySpace. Или еще что-то относительно глубокое. Для этого надо долго, долго сидеть над исходниками, разбираться; сделаться специалистом в MySQL и его репликации; изучить memcached и perlbal; перелопатить тонны перловского кода. Но для этого всего нужно столько вложить усилий, что за то же время, ну или не за то же, но за тот же порядок времени, можно было бы свою систему с нуля написать. А свою, ясно, с многих точек зрения привлекательней получается.

И это ведь не следствие, скажем, того, что мы плохо код писали. Код ЖЖ очень хорошо разбит на модули, библиотеки, итд. Хорошему программисту его легко читать и изучать. Это хороший код. Но ничего не поделаешь - его много. И ничего не поделаешь - он заточен под тот набор возможностей, которые LJ хотел дать своим пользователям. И вместе - выходит большая сложная система, которую тебе дают бесплатно, а все равно брать ее оказывается невыгодно. В результате что осталось из всех сайтов, основанных на ЖЖ? Deadjournal, GreatestJournal, и Lj.Rossia.org. Кажется, больше никого заметного и нет.

И это не какой-то особый случай, редкий. Нет, с почти любой сложной системой так обстоят дела.

Есть, наверное, исключения. Пожалуй, важность исходников больших проектов чаще заключается не в том, чтобы их использовать в другом месте, а в том, чтобы изучить их и выяснить какие-то подробности имплементации. Скажем, исходники Windows полезны тем, кто хочет найти дырки в Windows и написать вирусы; или тем, кто хочет написать эмуляцию Windows под Линуксом; но вряд ли они полезны тем, кто пишет само ядро Линукса. Исходники поисковой системы Гугла, над которыми я работаю сейчас, если бы их украли, вряд ли пригодилось кому-то для создания конкурентной поисковой системы; но тщательное их изучение могло бы принести многомиллионные прибыли какому-нибудь веб-спаммеру или SEO (Search Engine Optimizer - люди, которые за деньги стараются поднять посещения на вашем сайте из поисковых систем; я был совершенно поражен, узнав, насколько это большой бизнес). И так далее.

Но настоящее использование большой и сложной системы в другом месте, без команды, которая ее создала и поддерживает - редкое и почти невозможное явление.