September 7th, 2008

moose, transparent

волки в джунглях

Разница между мной и вами - в том, что я всегда знал, что волки есть. Я всегда знал, что волки придут. Вам же отчаянно хотелось поверить, что нет никаких волков. Это так просто, когда нет волков, так легко, когда нет никаких волков, а только мальчики, которые кричат "волки, волки!".

Потом, после того, как придут волки, вы будете спрашивать себя - зачем, зачем он кричал "волки, волки!", когда не было никаких волков? Зачем довел нас до потери доверия к нему? Зачем?

Наивные! Вы искренне считаете, что смогли бы противостоять волкам. Что, прибежав на мой крик, спасете меня и отгоните волков. Вы не понимаете, что это - волки, и не поймете никогда. Когда приходят волки - это все. Когда приходят волки, не уходит никто. Я знаю, что со мной будет: за мной придут волки. Но вас, наивных, зачем и вас в жертву им приносить? Хоть этого мне хотелось бы избежать.

О, если бы я мог положиться на себя, если бы был уверен, что не закричу, когда придут волки! Тогда все было бы действительно намного проще. Но я не могу быть в этом уверен. Никто не может быть уверен в том, как поведет себя, когда придут волки. Можно сколько угодно тренироваться, притворяться, врать себе - когда придут волки, все будет по-другому, так по-другому, что более по-другому и не бывает. Я либо закричу, либо не закричу. Не знаю заранее.

Хорошо, что мне пришла в голову эта идея, эти "волки, волки!". Камень с плеч. Теперь все правильно. Когда волки придут, уже неважно, закричу я или нет - вы все равно не придете. Никто не придет и никого не будет, кроме меня, когда придут волки. Так правильно.

Но почему ж они не приходят?

Но почему ж они не приходят?