November 4th, 2008

moose, transparent

скоро, скоро выборы (амер. политика)

В прошлой записи на эту тему я процитировал один правый англоязычный веблог. Но, оказывается, не надо было так далеко идти - реакции такого рода со стороны правых есть и по-русски в ЖЖ.

Вот zeevlad в комментариях у arbat'а:
на то она и красно-коричневая чума.
Потому-то Обама и страшен- Гитлера выдвинули,а вот обратно задвинуть уже было невозможно. И Муссолини.

Он же дальше:
Обама- враг Америки с любой точки зрения. НО леваки всегда саморазрушители своей страны.
И ОБама и Нэнси Пелоси заявили, что собираются уничтожить единственную отдушину, где консерваторы ещё имели голос- радио. Свобода слова будет только для леваков.

А вот журналист Виктор Топаллер (гм, памятный мне еще по тем давним временам, когда я читал израильскую русскоязычную прессу... теперь он, оказывается, в Америке):
Мы и ахнуть не успеем, как увидим, вернее унюхаем, вонь социализма, которой наполнится воздух Америки. Работяги будут кормить лоботрясов и бездельников, которые обнаглеют до предела, хотя казалось бы, дальше уже некуда. Разгул преступности, безобразный уровень медицинского обслуживания, зажим свободы слова, дикий экономический кризис – все эти «прелести» ждут нас, можете не сомневаться. Куда денемся? «Дальше ехать некуда».
Но это еще «цветочки». Нас ждут и «ягодки» - торжествующие террористы, преступники-нелегалы, исламские фанатики, кремлевские «братки»... Всю эту мерзость мы хлебнем в полной мере. [...]
Я уже писал о том, что параноидальная тяга к «переменам», о которой визжат демократы, ничто иное, как по сути подсознательное стремление к суициду. Какие, к чертовой матери «перемены»?! Пропасть социализма? Превращение мощной сверхдержавы в разодранную, трусливую страну, с которой внутреннему и международному отребью можно делать все, что угодно?

Если есть столь же занимательные реакции в ЖЖ со стороны левых (или еще других правых, собственно), поделитесь в комментах.
moose, transparent

буквальные песни

Забавный новый жанр: "озвучка" видеоклипов известных песен словами, которые буквально описывают, что происходит в клипе, а не то, что в песне. Лучше всего работает с песнями, у которых слова не имеют почти никакого отношения к видео-версии, как это части бывает.

Вот пример, который мне очень понравился:

(если вы не знаете оригинала этой песни 80-х, послушайте его здесь).

Много ссылок на другие образцы жанра есть в этой записи (англ.)

Да, и еще невозможно не упомянуть в этой записи гениальную песню Da Vinci Notebook's Title of The Song - если вы не знакомы с ней, обязательно послушайте (если ссылка не работает, то вот она на Ютюбе, хотя это исполнение мне меньше нравится).

[via crooked timber]
moose, transparent

диалоги

Когда я впервые прочитал несколько диалогов Платона, меня поразило то, насколько они не были похожи на "сократовские диалоги", как я их себе до того представлял: в них всегда было совершенно понятно, кто тут говорит умные и правильные вещи (Сократ), а кто задает ему уточняющие вопросы или выдвигает нелепые аргументы, чтобы Сократ мог их разгромить (все остальные). Есть несколько исключений, но в целом это выглядело именно так.

Мне кажется, что диалог у Платона - литературная форма, которая - как бы это сказать, чтобы не звучало по-глупому заносчиво - необязательна; она отлично работает, но те же мысли, те же аргументы можно было бы успешно выразить и без нее.

Но, может, все диалоги такие, а мое представление об этой форме просто неадекватно? Действительно, с тех пор я читал какое-то количество литературно-философских диалогов разных авторов, и мне не попадались (или почти не попадались) такие, в которых эта форма была бы необходимой для изложения мыслей. Что я подразумеваю под "необходимой"? Что двое (или несколько) участников диалога высказывают каждый свой поток мыслей, и все эти потоки одинаково важны для автора; у нас не создается при прочтении впечатления, что мы понимаем, "за кого автор", кто тут главный, а кто второстепенный, какую куклу предпочитает кукловод.

В художественной литературе такое несомненно встречается, и часто, у хороший авторов - что у каждого из нескольких главных персонажей "своя правда", а автор как бы отходит в сторону и хочет, чтобы я, читатель, сам за себя все решил без его помощи. В литературе - да, а в "диалогах" - как-то не очень. Может, я неправ, и просто незнаком с хорошими, важными примерами таких равноправных диалогов? А может, я прав в том, что таких очень мало, но это как раз хорошо и правильно, потому что мое представление о ценности "равноправных" изложений нескольких точек зрения одновременно - наивно?
moose, transparent

и солнца золотой налив

У замечательного переводчика Григория Кружкова есть, оказывается, журнал - g_kruzhkov. Там много интереснейших записей с комментариями разных фрагментов переводов и переводческих проблем.

Но я эту запись пишу для того, чтобы процитировать один перевод из недавней записи, который привел меня в восторг - знаменитой строфы Йейтса о золотых и серебряных яблоках:

Though I am old with wandering
Through hollow lads and hilly lands.
I will find out where she has gone,
And kiss her lips and take her hands;
And walk among long dappled grass,
And pluck till time and times are done
The silver apples of the moon,
The golden apples of the sun.

Это, конечно, очень трудно перевести, в первую очередь из-за последних двух строк. У Кружкова вышло, на мой взгляд, гениально:

Пускай я стар, пускай устал
От косогоров и холмов,
Но чтоб ее поцеловать,
Я снова мир пройти готов, –
И травы мять, и с неба рвать,
Плоды земные разлюбив,
Серебряный налив луны
И солнца золотой налив.
moose, transparent

отрывок из Селинджера

Вышел новый перевод Селинджера; переводчик spintongues, редактор nastik.
Обсуждения я видел вот в каких местах:

- у Макса Немцова
- вот здесь, причем выложены два отрывка в оригинале, переводе Райт-Ковалевой, и новом переводе.
- у р_л



Я сначала думал написать, что мне нравится в новом переводе, а что не нравится, а потом передумал, и вместо этого перевел один из этих отрывков сам. Если кому-то интересно, то по моему переводу, наверное, можно понять, какие решения переводчиков я считаю удачными, а какие - не очень. Текст перевода ниже, и его можно сравнить с Райт-Ковалевой, Немцовым и оригиналом. Критика принимается.

----------------------------------------------

Когда мы ушли от морских львов, она не захотела идти рядом со мной, но далеко не отходила. Она шла как бы с одной стороны дорожки, а я с другой. Не подарок, но лучше, чем когда она за милю от меня шла. Мы поднялись посмотреть на медведей, на этом их холмике, и постояли там немного, но не было особо на что смотреть. Снаружи там был только один медведь, который белый. А тот, который бурый, засел в своей чертовой пещере и не думал даже вылезать. Только задница торчала. Рядом со мной стоял пацан, у него еще ковбойская шляпа прямо уши закрывала, он все время теребил отца: "Папа, скажи, чтоб он вышел. Скажи, чтоб он вышел." Я глянул в сторону Фиби, но она даже не засмеялась. Ну, дети всегда такие, когда злятся. Ни засмеяться, ничего.

После медведей мы вышли из зоопарка и пошли по парку, сначала пересекли такую аллею, а потом прошли по тоннелю, ну знаете такие тоннели в парках, всегда пахнет мочой. Там был проход к карусели. Фиби со мной все равно не хотела говорить, но уже как бы рядом шла. Я ее взял за ремень пальто сзади, просто для прикола, но она вырвалась и сказала "Не трогай меня, пожалуйста". Она все еще злилась на меня, но уже не так как раньше. В общем, мы уже подходили к карусели и было слышно эту дурацкую музыку, которую она всегда играет. Она играла "О, Мари!" Сто лет назад, когда я был ребенком, она то же самое играла. В каруселях хотя бы это хорошо, что они играют всегда то же самое.

"Разве карусель не закрывают зимой?" - спросила Фиби. Это она в первый раз рот раскрыла, можно сказать. Наверное, забыла, что должна на меня злиться. "Может, рождество потому что?" - ответил я. На это она ничего не сказала. Наверное, вспомнила, что должна на меня злиться. Тогда я ее спросил: "Хочешь прокатиться?" Я знал, что она наверняка хочет. Когда она совсем маленькой была, и мы с Алли и Д.Б. ходили с ней в парк, она с ума сходила по карусели. Ее от этой хреновины нельзя было оттащить.

"Я уже большая", говорит. А я думал, она уже не ответит.

"Да нет, что ты. Давай. Я тебя подожду. Давай.", говорю. Мы как раз подошли. На карусели было несколько детей, в основном совсем маленьких, а снаружи ждали их родители, на скамейках там. Я тогда пошел к окошку, где билеты продают, и купил один для Фиби. И отдал ей его. Она совсем рядом стояла. "Вот", говорю, "стой, вот еще бабки остались". И протянул ей то, что осталось от ее бабок.

"Не надо, оставь у себя. Держи их для меня" - говорит, и сразу так - "пожалуйста".

Как-то это очень тоскливо, когда тебе говорят "пожалуйста". То есть если это Фиби например так говорит. Мне сразу очень тоскливо стало. Но я засунул бабки обратно в карман.

"А ты разве не покатаешься?" - спрашивает. Она на меня смотрела как-то странно. В общем, было видно, что она уже не очень злится.

"Может, в следующий заход. Я на тебя посмотрю" - говорю. "Билет есть?"
"Да."

"Ну давай тогда - я тут на этой скамейке посижу. Я на тебя посмотрю." Я подошел к скамейке и сел, а она подошла к карусели и зашла на нее. Она ее всю обошла. То есть, один полный круг обошла. Потом она села на такую большую бурую побитую лошадь. Потом карусель поехала, и я смотрел, как она крутится, снова и снова. С ней было только пять или шесть еще детей, а песня была - "Дым разъедает глаза". Такой типа джаз, смешно. Дети все старались схватить золотое кольцо, и Фиби тоже, и я в общем боялся, что она свалится с этой чертовой лошади, но я ничего не сказал и ничего не стал делать. С детьми только так и надо: когда они хотят схватить золотое кольцо, то надо им дать и ничего не говорить. Если свалятся, значит свалятся - но тогда только хуже будет, если что-то говорил.