April 24th, 2009

moose, transparent

ночные стихи

Осип Мандельштам

Я скажу тебе с последней
Прямотой:
Все лишь бредни, шерри-бренди,
Ангел мой.

Там, где эллину сияла
Красота,
Мне из черных дыр зияла
Срамота.

Греки сбондили Елену
По волнам,
Ну, а мне — соленой пеной
По губам.

По губам меня помажет
Пустота,
Строгий кукиш мне покажет
Нищета.

Ой ли, так ли, дуй ли, вей ли —
Все равно;
Ангел Мэри, пей коктейли,
Дуй вино.

Я скажу тебе с последней
Прямотой:
Все лишь бредни, шерри-бренди,
Ангел мой.
moose, transparent

how do i love thee, let me count the ways

Одна и та же песня в исполнениях

Георга Отса
Иосифа Кобзона
Марка Бернеса
Дмитрия Гнатюка

Слушал. Даже удивительно, насколько для меня исполнение Отса - на голову выше любого из остальных. У Кобзона каждое слово будто бархатом обернуто; каждое слово красиво, вместе складываются в скучную красивость. Все смысловые ударения не там, вообще нет ощущения идентификации с словами. У Гнатюка весь смысл уходит в тыц-тыц-тыц быстрого ритма. Бернес - единственный, кроме Отса, кто вкладывает столь необходимую слабую усмешку в последнюю строку песни, но в целом его полуразговорное и какое-то самодовольное, что ли, исполнение не понравилось совсем.

Еще у Отса есть understatement, которого нет ни у кого больше. Может, именно этим он мне так и нравится? Кажется, нет; но это очень важно тоже.

(дисклеймер: я ничего не понимаю в музыке и песне).