August 11th, 2009

moose, transparent

первый канал

Контекст: http://drugoi.livejournal.com/3016877.html

Я написал журналисту Дэвиду Эксу, и попросил его прокомментировать. Вот его ответ, перевод мой.

----------------------------
Yes, I'm that David Axe.

No, I did not claim to take that photo. But I did say that was a photo that was clearly not doctored.

I did refer to some of my own photos, that I took in Iraq, that are also not doctored. I discussed how death from explosion and gunfire is very "dirty," unlike some of the Georgia war photos, which depict very "clean" death, and so are suspect, in my opinion.
----------------------------
Да, Дэвид Акс из интервью - это я.

Нет, я не утверждал, что сделал этот снимок. Но я действительно сказал, что это пример фотографии, которая явно не подделана.

Я также привел в пример некоторые из своих фотографий, которые я снял в Ираке, и которые тоже не подделаны. Я говорил о том, что смерти от взрывов и огнестрельного оружия - очень "грязные", в отличит от некоторых снимков грузинской войны, демонстрирующих очень "чистую" смерть, и поэтому они вызывают у меня подозрение.
----------------------------

Дэвид приложил к своему письму пример своей фотографии из Ирака - как пример "грязной" смерти. Я предпочел ее сюда не помещать.
moose, transparent

зрелость? какая зрелость? (израильское)

В сегодняшней газете - статья о том, какой процент израильских школьников получают аттестат зрелости, разброска по месту жительства. В среднем по стране - 44%. На первом месте - престижный поселок Кохав-Яир - 82%. В светских городах в центре страны обычно немногим более 60%.

На последнем месте по всей стране - Бней-Брак (город с почти исключительно ультрарелигиозным населением, недалеко от Тель-Авива) - 15% выпускников получили аттестат зрелости.

Авторы статьи опросили несколько жителей Бней-Брака. Один из них, 17-летний выпускник по имени Йосеф, заявил: "Зачем мне учить все эти предметы? Изучение Торы развивает мозг намного лучше, чем любая математика. Все равно я буду аврехом (т.е. учеником в йешиве). А для того, чтобы прокормить семью, будет жена".
moose, transparent

туманное про политику

Честным консерватором быть тяжелее, чем честным леволибералом, вот в чем дело. Намного намного тяжелее. Я пробовал и то и другое, и чувствовал это, но плохо понимал до сих пор, почему. Кажется, понял что-то наконец. Как обычно, задним умом кажется очевидным.

Консерватор нацелен на прошлое, леволиберал на будущее. Там у них источники вдохновения, на этой основе строится картина мира: на прошлом у консерватора, на будущем у леволиберала. Они смотрят и в другую сторону тоже: консерватор знает что-то о будущем, а леволиберал о прошлом - но это не так важно, это не главное в их мировоззрении. Главное - именно так.

Далее, оба со страшной силой мифологизируют то, на что опираются: консерватор прошлое, а леволиберал будущее. В этом еще нет асимметрии. Это свойственно всем.

Проблема консерватора в том, что прошлое дает сдачи. Прошлое бьет обратно. Самуэль Джонсон беседовал с другом о том, что якобы невозможно опровергнуть крайний идеализм Беркли - будто в мире вообще ничего, никакой материи нет - даже если мы в это не верим. Джонсон подошел к большому камню и с силой ударил его ногой так, что ногу отбросило обратно, с возгласом: "Я опровергаю это так!". Прошлое - это камень, который бьет по ноге, если ударить по нему ногой. Оно реально. Оно может опровергнуть свою мифологизацию, если только внимательней присмотреться, прилежнее изучить, посидеть, почитать, подумать. Будущее - не может.

Консерватор, склонный к рефлексии, неизбежно начинает исследовать свое мифологизирование прошлого и подвергать его анализу. Очень трудно в результате такой процедуры остаться консерватором; есть умные и знающие люди, которым это удается, но их мало. С прошлым дела обстоят вот как: там все было очень плохо. Очень, очень плохо. Сквозь это плохо кое-где проглядывает хорошее, в нем изредка таится прекрасное. На этой смеси хорошего с прекрасным обычно строится миф консерватора о прошлом. Анализ этого мифа приводит его к осознанию того, сколько было плохого, а его было очень много, оно было повсюду и его было намного больше, чем сейчас. Чтобы справиться с этим и остаться консерватором, надо каким-то образом так составить свои принципы, свою систему взглядов, чтобы сохранить хорошее и прекрасное, но не зачерпывать с ним то ведро плохого, которое, как теперь видишь, почти неизбежно зачерпывается. Раньше ты это плохое просто не видел, оно было за границей мифа. Теперь оно повсюду, и отделить его от хорошего, сохраняя основу взгляда в прошлое - почти невозможно.

Только активный анализ мифа приводит к адекватному пониманию того, сколько на самом деле было плохого повсюду, которого больше нет (конечно, и сейчас плохого полно вокруг, но это само собой, я не о том). Причем не в одной какой-то плоскости, не в двух, а объемно, во всем. Какой аспект жизни и существования ни возьми, материальный или духовный по сути. И в главном, и в мелочах (типа как в "Трудно быть богом" Стругацких героя угнетает средневековая вонь будуаров и немытых тел). И все это плохое ускользает от внимания, если специально на него не смотреть, просто потому, что сегодня его нет.

(сегодня ночью я читал случайную дискуссию на одном англоязычном форуме, где люди заявляют: я интересен тем-то, задавайте мне любые вопросы, отвечу. Пришел один, пишет: я старик, старше вас всех и ваших родителей тоже, многое в жизни повидал, спрашивайте что хотите. Один из вопросов: лучше сейчас жить, чем в прошлом, или хуже? Мгновенный ответ: конечно, лучше, ведь сейчас настолько реже видишь детей-инвалидов и детские смерти)

Никакая идиллическая картина прошлого - даже если она не всеобъемлюща, а нацелена только на одну какую-то область мысли или существования: экономика, научная деятельность, литература, отношения между людьми, что угодно еще - никакая идиллическая картина прошлого не выдерживает пристального внимания, спокойной рефлексии, знакомства с предметом. Поэтому самый простой и обычный способ быть или оставаться консерватором - не делать всего этого. Оставить свои мифы в покое, не анализировать их. Либо потому, что не умеешь, либо умеешь, но нашел какую-то психологическую возможность для себя этого не хотеть и не делать (таких лазеек есть много разных). А если не можешь, если обязан чесать Гондурас - то идиллическая картина растворяется в тумане, и остаться консерватором очень тяжело. Есть такие, кому удается. Их мало.

Леволибералу намного проще. Его миф не дает сдачи. Его идиллическая картина будущего столь же абсурдна, как идиллическая картина прошлого консерватора, но у него нет простого, доступного и очевидного способа разоблачать свои мифы. Леволиберал всегда может положиться, в худшем случае, на неуверенную (и оттого особенно благородную) надежду на то, что люди изменятся и его идиллическая картина осуществится. Те люди, что в прошлом, они уже никуда не изменятся. Они уже были. А в будущем - кто знает? Может, вся логика развития людского общества, человеческая психология, история да и вообще здравый смысл свидетельствуют против какого-то мифа леволиберала, но стопроцентной уверенности все равно нет и быть не может, а значит, можно закрыть на это глаза, и благородно верить.