August 31st, 2009

moose, transparent

нравящийся всем

То, что меня действительно удивляет - разговоры в духе "большой человек ушел". "большого масштаба". В чем - большой? Где - масштаб?

Я действительно не понимаю. Не ощущаю нужды злорадствовать, ненавидеть, обличать. Но масштаба и большого человека - не вижу. Были действительно большие люди в одном с ним поколении, если уж использовать эту фразу. Были. Большинство умерли давным-давно (один - год назад). Но он не из них.

Да, он написал несколько прекрасных детских стихов. И если помнить его только за них - я за, давайте. Но ведь не за это его называют "большим человеком"; других авторов замечательных детских стихов так не называют. Нет, это за все вместе: за гимны, за пожал-руку-Сталина, за долгую карьеру литературного чиновника, за то, что был на виду, за детей, и прочая, и прочая. Так вот, прекрасные детские стихи составляли ничтожную часть всего этого - и даже если говорить только о стихах для детей, ни о чем другом, то и среди них те прекрасные, что вы помните - редкие исключения в потоке говна. Нет, не посредственных стихов, а именно сознательный поток говна. Для детей.

Давайте помнить и ценить эти несколько редких исключений в долгой, серой жизни чиновника, который всегда умел сказать, как надо. Но называть его за это умение большим человеком и усматривать в нем гигантский масштаб? Нет, не согласен.