October 19th, 2010

moose, transparent

как бы сквозь тусклое стекло

Исайя Берлин о встрече с Ахматовой:
"Потом она спросила меня, хочу ли я послушать ее новые стихи. Но перед тем как прочитать их, она хотела продекламировать отрывки из "Дон Жуана" Байрона, имеющие, как она считала, непосредственное отношение к ее последним произведениям. Хотя я хорошо знал эту поэму, я не мог понять, какие именно строки Ахматова декламирует: она читала по-английски, и из-за ее произношения я мог различить лишь несколько слов. Она закрыла глаза и декламировала по памяти, с глубоким чувством. Я же поднялся и стал смотреть в окно, чтобы скрыть замешательство. Позже я подумал, что подобным же образом мы, очевидно, читаем классические греческие и латинские поэмы, произнося слова так, что их авторы или другие представители того времени ничего бы не поняли."

Жак Барзен о встрече с Евтушенко (из книги "An Essay On French Verse", перевод мой):
"Евгения Евтушенко избрали в почетные члены Американской Академии Искусств и Литературы. На торжественном обеде по этому случаю я сидел рядом с ним, и мы беседовали на смеси английского и французского. В основном мы говорили о поэзии, и особенно, к концу беседы, о французской поэзии. Внезапно поэт запрокинул голову и с восторженным выражением лица начал декламировать какие-то строки. Где-то в течение минуты или двух я не мог опознать ни одного знакомого слова. Наконец, мне повезло - я смог уловить несколько слогов. Применив ускоренный индуктивный анализ к этой основе, я пришел к выводу, что слушаю Il pleure dans mon coeur comme il pleut sur la ville Верлена."