November 30th, 2010

moose, transparent

мимоходом

Самый тривиальный и жалкий способ убежать от себя хоть немножко: назвать в кафе во время заказа чужое имя и ждать, пока его назовут. Но меня не хватает даже на это.

Иногда, после разговора с таксистом, я думаю: почему я сказал ему свою профессию и место работы, когда он поинтересовался, а не придумал совершенно другую профессию? Всегда после разговора.
moose, transparent

книги: space between words

Paul Saenger, Space Between Words: The Origins of Silent Reading. Книга об очень (для меня) интересной теме: возникновению современной практики разделять слова пробелами.

У раздельного написания слов сложная судьба: эту идею в истории человечества придумывали, а потом от нее отказывались, а потом придумывали снова. Современный пробел появился в Западной Европе в 7-9 веках нашей эры, его постепенно ввели монахи-переписчики. Но до этого и древние греки, и римляне умели разделять слова (обычно точкой в середине строки, interpunct), а потом и те, и другие отказались от этого умения и перешли к scriptura continua - тексту, никак не различающему слова. Это случилось в разное время: у греков рано, почти сразу после заимствования алфавита у финикийцев; у римлян во втором веке нашей эры.

Ключевой особенностью этих письменностей является то, что в них записывались гласные звуки (греки придумали эту идею, у финикийцев ее не было; а римляне взяли у греков). В языках, в которых гласные не записывались (например, иврит, финикийский итд.) было бы слишком трудно понимать текст без разделения его на слова - это бы превратилось в настоящую головоломку; и соответственно, в этих языках древние тексты обычно разделены. Греки, догадавшись записывать гласные, получили возможность понимать текст и без разделения слов - и этой возможность вскоре воспользовались.

Главный тезис Saenger'а состоит в том, что именно раздельные слова сделали возможной практику чтения про себя, быстрого чтения без проговаривания вслух (или не вслух, заглушая себя, шевеля губами, но все же проговаривая). В античном мире и раннем средневековье так читать попросту не умели; отдельные исключения настолько поражали современников, что дошли до нас в виде легенд и восторженных описаний. Согласно автору, в языке с многосложными словами и фонетической в своей основе письменностью иначе быть не может: чтение текста без разделения слов требует постоянного внимательного выискивания границ слов, которое естественнее всего делать, именно проговаривая читаемые слоги и ощущая, где слово кончается и начинается следующее. Длина, на которую глаза "забегают вперед" относительно текущего слова, при этом намного меньше, чем при раздельных словах (потому что при раздельных словах мы "схватываем" глазами целые слова, узнаем их по их форме), и чтение намного медленнее. Современный вид чтения - бесшумного, уединенного, быстрого - стал возможным только благодаря пробелам между словами (в китайском и японском пробелов нет, но там слова "схватываются" быстро благодаря узнаванию иероглифов).

Собственно, большая часть книги посвящено дотошному изучению процесса распостранения раздельного написания в Западной Европе: от манускрипта к манускрипту, чуть ли не от монастыря к монастырю. Это наверняка интересно специалистам, но я все это читать не смог и пропустил. Мне очень понравились первая глава - история раздельного написания в античности - и последняя - краткое описание того, как изменения в написании повлияли на культурную жизнь Европы к 13-му веку.

В частности, очень интересно понять лучше, как это случилось, что та или иная культура уже умела разделять слова, а потом отказалась от этого умения? С нашей, современной точки зрения это кажется абсурдом. С нашей точки зрения и записывать гласные, и разделять слова - это два разных способа облегчать процесс чтения. Почему же греки, воспользовавшись одним из них, тут же отказались от второго? и почему римляне пошли по их следам? Saenger предлагает следующее объяснение: Collapse )