May 3rd, 2011

moose, transparent

лытдыбр

... или вот в спортзале, иду по беговой дорожке, и думаю вяло, то ли наклон поднять, то ли скорость увеличить, а она мне внезапно мой пульс говорит, только это не мой пульс, она умеет измерять, если схватить ее крепко за рога, в металлической их части, но я ее не держу сейчас, так что это она подхватила сигнал с чьих-то специальных часов или ремешка, и думает, что это мой. У кого из соседей подхватила? Начинает раздражать постепенно, потому что у этого пульса в сравнении с моим очевидный сдвиг по фазе, это только 93, успокаивает машина, когда я бегу и пот ручьем, и наоборот, взмывает в полуторные высоты, когда я плетусь и отдыхаю. И ведь не переубедить ее, я тщетно обнимаю пальцами прохладные ручки, сжимаю, сильнее, вот он, мой пульс, ну же - но радио-сигнал главнее; где-то внутри у нее сидит какая-то логика, которая выбирает, какой сигнал главнее, и наверное, эту логику можно как-то настроить, наверное должна быть кнопка где-то, как бы она могла выглядеть, тьфу, что я делаю, станки, кругом станки опять? Профессиональный программизм, неизлечимо, но можно смягчать симптомы, и все-таки, кто из соседей?

Слева бодрый старик накинул полотенце на панель машины. Он не хочет видеть свою скорость, расстояние, время, он врубил программу и дойдет до ее конца, а больше он ничего не хочет знать. Лицо девушки справа застыло в повороте к самому левому из телевизоров на стенке, на нем идет один из фильмов про Гарри Поттера, только не понять так сразу, какой из них. Губы приоткрылись и сузились, как будто сейчас она ойкнет, и ее лицо в этот момент ойканья остановили. Без наушников, но видны ивритские субтитры, наверное, ей хватает. И я зачем-то пытаюсь проследить, кто из них посылает мне сигналы, когда на моей панели цифра растет, кто из них идет или бежит быстрее, уже минут пять слежу, закономерность не появляется, кажется, это не они вообще. Может, кто-то дальше или вообще сзади, ну и даже нашел бы, так что, попросить, перестаньте, пожалуйста, стучать своим сердцем мне в глаза. Вот досада. Что это за сердце? отдайте мне мое обратно.
moose, transparent

слова

Читаю Набокова, "Отчаяние".
Да, в жаркие лeтние дни она, бывало, в сиреневых шелках, томная, с вeером в рукe, полулежала в качалкe, обмахиваясь, кушала шоколад, и наливались сeнокосным вeтром лиловые паруса спущенных штор.



Когда я наконец дошел до верху, там оказались кривые домики, да на веревке надувались мнимой жизнью подштанники.
(но обратите внимание: просто подштанники, без дополнительных эпитетов, какие именно. Очень точно: гениальный образ мнимой жизни только потускнел бы от, казалось бы, более точного и наглядного описания подштанников).


(Контекст: рассказчик с женой Лидой заехали за ее братом, сидят в машине перед домом, гудят, а он спит и не слышит)
Оставив Лизу в отдрожавшем автомобиле, я пошел поднимать Ардалиона.



Автобус удалился, в нем остались три старухи, черных в мелкую горошинку, мужчина в бархатном жилете, с косой, обернутой в рогожу, девочка с большим пакетом и господин в пальто, со съехавшим на бок механическим галстуком, с беременным саквояжем на коленях, - вероятно ветеринар.
(но что такое механический галстук?)