September 11th, 2011

moose, transparent

щадящая версия

У меня это не укладывается в голове, но в детской книге, привезенной нам из Ленинграда, известный стишок-считалка переиначен следущим щадящим образом:

Раз, два, три, четыре, пять -
Вышел зайчик погулять.
Вдруг охотник выбегает,
Прямо в зайчика стреляет.
Пиф, паф, не попал -
Быстро зайчик ускакал!
moose, transparent

переводческое, вкратце

Дочитываю "Дублинцев" - особенно зацепил рассказ "A Painful Case" (кстати, где-то встретил упоминание, что Джойс его считал одним из более слабых в сборнике; ну что ж) - и любопытства ради решил взглянуть на русский перевод -

Увы, по-моему, перевод названия этого рассказа очень неудачный и полностью затирает его смысл - "Несчастный случай". Я бы назвал, может быть, "Неприятный случай". Во-вторых, там есть ключевая фраза, совершенно замечательная -

"They agreed to break off their intercourse: every bond, he said, is a bond to sorrow."

- настолько замечательная, что я когда прочитал, подумал, что это Джойс цитирует что-то известное, но вроде бы нет. В переводе это вышло "Они решили не встречаться больше: всякий союз, сказал он, сулит горе" - все в этой фразе исчезло, умерло. Я подумал над этим - лучшее, что мне пришло в голову: "любая привязанность, сказал он, привязывает к скорби".

P.S. Вот еще один пример, из последнего рассказа "The Dead". О юноше, который сильно болел, говорится

"He was going to study singing only for his health. He had a very good voice, poor Michael Furey."

В русском переводе это вышло так: "Он учился петь, потому что это полезно для груди. У него был очень хороший голос, у бедняжки." Но на самом деле смысл оригинала совершенно противоположный: он собирался учиться петь, но не смог из-за своего плохого здоровья. Это действительно легко спутать, синтаксис немного необычный - но контекст должен подсказать правильное прочтение.
moose, transparent

мимоходом (политическое)

Замечательная сцена. Президентские дебаты республиканских кандидатов в Америке. Ведущий задает вопрос Рику Перри, текущему губернатору Техаса:

"За то время, что вы находитесь в должности, в Техасе применили смертную казнь к 234 заключенным - больше, чем у любого другого губернатора в современной практике..."

и тут, на этом самом месте, до того, как вопрос закончен, только на факте 234 казней и больше всех - благодарная аудитория прерывает ведущего аплодисментами.
moose, transparent

не стоит прогибаться

Душечка Макаревич высказывается об известной речи Шевчука во время встречи с Путиным:

— Я считаю, что это было не вполне уместно.
— Почему?
— Потому что... Юра пришел, грубо говоря, на чужой праздник. Ну запишись к Путину, приди к нему, и обличай его. Вот здесь другой повод был для встречи.


А мне вспомнилось - благо, не пришлось долго вспоминать, вчера прочел - из воспоминаний Ходасевича о Максиме Горьком:
Осенью 1920 года в Петербург приехал Уэллс. На обеде, устроенном в его честь, сам Горький и другие ораторы говорили о перспективах, которые молодая диктатура пролетариата открывает перед наукой и искусством. Внезапно А. В. Амфитеатров, к которому Горький относился очень хорошо, встал и сказал нечто противоположное предыдущим речам. С этого дня Горький его возненавидел - и вовсе не за то, что писатель выступил против советской власти, а за то, что он оказался разрушителем празднества, trouble-fête. В "На дне", в самом конце последнего акта, все поют хором. Вдруг открывается дверь, и Барон, стоя на порог, кричит: "Эй... вы! Иди... идите сюда! На пустыре... там... Актер... удавился!" В наступившей тишине Сатин негромко ему отвечает: "Эх... испортил песню... дур-рак!" На этом занавес падает. Неизвестно, кого бранит Сатин: актера, который некстати повесился, или Барона, принесшего об этом известие. Всего вероятнее обоих, потому что оба виноваты в поpче песни.

Такие дела.

[via polenova]