November 1st, 2011

moose, transparent

занимательная филология

1. Знаменитая разведчица Анна Чапман написала колонку про Пушкина. Глубокое проникновение в самую суть:
Творчество Пушкина в случае продолжения его жизни поставило бы лидерство России не на военную, а на духовную основу.

Пушкин прошел либеральную и романтическую стадии творчества. Как раз перед самым убийством он становился зрелым консерватором, чрезвычайно сблизился с «реакционным» царем Николаем Первым и претендовал на роль его главного советника. Поскольку Пушкин (по словам Аполлона Григорьева) - это «наше все», то получилось, что «наше все» прервалось на самом интересном месте, оно застряло в вечной молодости, чуть не дойдя до настоящей зрелости.

Уже через полвека либералы и социалисты переполнили Россию и убили царя, а дальше взяли курс на революцию. Уверена, что все было бы по другому, если бы Пушкин успел написать свои зрелые произведения.
Ну и так далее.

2. Уже не помню, через какие ссылки я на это вышел, но вот некий Владислав Сафонов написал и издал книгу с гениальным, мне кажется, названием:
В новой моей книжке «Б.Пастернак не гений, а графоман» в дополнение к ранее мною озвученным приве­дена еще довольно внушительная порция оче­видных пас­тернаковских литературных ляп.

Всю длинную статью я не осилил, но из просмотренного многое впечатлило, как например этот отрывок из подробного разбора стихотворения "Гул затих...":
Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

Пока нет никаких оснований сомневаться в том, что на подмостки (очевидно, настоящие, так как нет кавычек) вышел Гамлет. Однако по­вел он себя весьма странно: вместо того чтобы лицедействовать по Шекспиру, прислонился к оказав­шемуся вдруг на подмостках дверному косяку и стал ловить в каком-то непонятном далеком отголо­ске «Что случится на его веку». Гамлет явно вышел из своей роли и действует, как хочет. Это, похоже, не тот Гамлет, какого мы знаем и к какому при­выкли.