November 23rd, 2012

moose, transparent

средняя дорога

Я довольно часто читаю рецензии на Амазоне, чтобы решить, читать какую-то книгу или нет. Точнее так: обычно я решаю не по рецензиям, но хорошо написанная и убедительная рецензия может изменить мое решение, и я просматриваю рецензии, чтобы дать ей этот шанс.

Только что я поймал себя на том, что автоматически открываю вначале страницу с рецензиями на три звездочки (из пяти). Думаю, это потому, что они чаще бывают "хорошо написанными и убедительными", чем пяти- и одно-звездочные.
moose, transparent

о другом историке

Я начал читать книгу "Что такое история?" британского историка Эдварда Карра - о том, чем занимается история и каковы ее методы - после того, как несколько раз прочитал о ее влиянии на современных историков.

И черт меня дернул пойти заодно и почитать статью в Википедии про Карра - очень подробную - из которой складывается грустная и в одном месте трагичная картина.

В отличие от Роберта Конквеста, который в юности заигрывал с коммунизмом, но вырос из этого, а потом написал первую на западе историю сталинских чисток, Карр начал с британского либерализма, а потом всю жизнь медленно, но неуклонно двигался к марксизму, и благополучно к нему пришел. В 40 лет он мог еще написать биографию Маркса под названием "Карл Маркс: этюд о фанатизме", а несколько десятилетий спустя так стыдился этой книги, что отказался переиздать ее.

При этом исторической специальностью Карра была - современная российская и советская история; и об этом он писал многочисленные статьи и книги, включая "Историю Советской России" в 14 томах (!), написанную хоть и с независимой точки зрения, но с очевидным про-советским уклоном и тенденцией верить официальным советским цифрам и заявлениям.

В 37-м году Карр решил посетить СССР и посмотреть своими глазами на прогресс советского строя. Выходя из гостиницы в Ленинграде, он столкнулся с Дмитрием Святополком-Мирским, с которым был дружен в Англии: Мирский был эмигрантом, литературным деятелем, но в 32-м году, после того, как вступил в британскую компартию и получил разрешение советского правительства, вернулся жить в СССР. Карр с радостью приветствовал Мирского, но к его удивлению Мирский сделал вид, что его не узнает. Карр в ответ начал настаивать на знакомстве, и Мирскому пришлось в конце концов признать, что он его знает.

Когда Карр вернулся в Британию, он прочитал лекцию о своем визите в СССР и Германию и упомянул, в частности, странное поведение своего старого друга. Он выглядел сконфуженно, сказал Карр, говорил какие-то очевидные глупости невпопад, а потом взял и отвернулся от меня.

Через пару месяцев после отъезда Карра Мирского арестовали за шпионаж; он умер в лагере под Магаданом два года спустя.