April 18th, 2014

moose, transparent

украинское, всячина

1. На сайте Эха есть полная расшифровка вчерашней прямой линии с Путиным. Там вообще немало интересного, но главное, конечно, это что он признает официально то, что мир знал с начала марта - "вежливые люди" в Крыму были российские военнослужащие. Он говорит об этом несколько раз, самая недвусмысленная цитата - "Россия создала условия, с помощью, конечно, специальных формирований и Вооружённых Сил, я прямо скажу, но создала только условия для свободного волеизъявления людей, которые проживают в Крыму и Севастополе."

Т.е. официально признан факт вторжения войск РФ на территорию соседней страны - именно то, о чем Путин на голубом глазу врал в марте вместе с Шойгу. Это ничего не меняет, конечно - весь мир и так это знал с начала марта.

2. Ситуация с "зелеными человечками" на Донбассе тоже постепенно проясняется. Вот свежая статья о них: фотографии, интервью, знаменитый уже "подполковник".

"— Да не ополченцы мы, — не выдержал вдруг Роман. — Мы спецназ ГРУ. Сколько уже можно…"

3. Самая талантливая обработка темы "няш-мяш", несомненно:



Прилипает причем - вчера у меня полдня в голове звучало. Решил выбить клин клином и послушать снова мегахит двухнедельной давности, который прилипает еще сильнее (осторожно, ненормативная лексика, дети, отвернитесь и закройте уши):

moose, transparent

о серебряном веке

Из интервью с Марией Степановой («Мы наблюдаем крушение старого мира»):

Мунипов: У вас там даже есть обнадеживающая фраза, что, возможно, мы переживаем новый Серебряный век — правда, впечатление немного портит ваше же наблюдение, что аудитория современной поэзии — это примерно полторы тысячи человек.

Степанова: Так ведь тиражи поэтических книг — они примерно всегда такие. К тому же Серебряный век был совсем не таким, каким он нам сейчас представляется. Самым знаменитым, печатаемым, обсуждаемым автором был Амфитеатров. Девушки сходили с ума от стихов Фофанова и Мирры Лохвицкой. Вот у них были невероятные тиражи, переиздания… А тираж ахматовского «Вечера» — 300 экземпляров. «Белой стаи» — две тысячи. Это обычные тиражи современных поэтических сборников. Конечно, все всегда вспоминают Политехнический, и когда приезжаешь куда-нибудь, поэты, которые пишут на латинице, смотрят возбужденным глазом и спрашивают: «А правда, что у вас там стихи собирают стадионы?». Приходится объяснять, что в Советском Союзе конца 50-х-начала 60-х просто ничего не было. Очень ограниченный кинопоказ – и все. И когда открыли этот резервуар со стихами, люди хлынули туда. Если бы вместо стихов разрешили бы ставить мюзиклы, то стадионы бы собирали мюзиклы. Это история искусственно созданного дефицита.