April 23rd, 2014

moose, transparent

о необычности гей-брака

Ввиду возмутительной истории несколько недель назад с увольнением/уходом CEO Мозиллы Брендана Айка (о чем надеюсь отдельно написать), я немало читал в последнее время статей и дебатов, в основном американских, об однополых браках, об отношении к ним в обществе, о том, насколько они свершившийся факт итд. В недавней записи Брэда Делонга промелькнула важная мысль, которая помогает понять чрезвычайно быструю нормализацию самого понятия гей-брака за последние лет 20, скажем:
There are no good arguments against marriage equality under our current philosophy of marriage.

There were, under a previous one. But because of all the changes that happened in the West's marriage philosophy and laws between 1851 and 1974, same-sex couples now belong. It was NOT obvious that same-sex couples belonged in marriage in 1851, when it was still a highly gendered institution, with legal responsibilities allocated by sex [...]

It's obvious now because an entire movement of people worked to make it obvious--NOT because Olsen & Boies made their argument, but because we delivered an argument and a country we had changed TO them...

Совместное проживание двоих людей одного пола стало возможным представить в виде брака после того, как само понятие брака в течение 20-го века двигалось в сторону равноправного союза двоих людей - причем не только в западных странах, но и в СССР, например. Удалялись и сглаживались неравенства - как с точки зрения закона, так и с точки зрения культурной, того, что ожидается в обществе. Женщины интегрировались в профессиональный мир. Домашняя работа, уход за детьми и их воспитание, зарабатывание денег, принятие важных семейных решений - во всем этом муж и жена, согласно воцарившемуся идеалу, должны принимать равное участие. Все эти культурные сдвиги происходили, разумеется, не ради и не во имя гей-брака, а совсем по другим причинам - но благодаря этим сдвигам гей-брак смог так быстро на западе завоевать общественное мнение. Различие полов становилось все менее и менее важным в том, как функционирует обычная разнополая семья - по крайней мере в идеальном, "правильном" представлении о такой семье - и это позволило увидеть в однополом союзе такую же семью, ничем существенным не отличающуюся от разнополой.