April 29th, 2014

moose, transparent

о круглых числах

"Датировка опусов Черни затрудняется еще и тем обстоятельством, что номера опусов, кратные 100, он оставлял в запасе для особенно важных произведений."

(источник)

Как-то смешно, и одновременно по-человечески понятно.
moose, transparent

исключение лема

История с изгнанием Станислава Лема из рядов американской ассоциации писателей-фантастов SFWA в 1976 году не так проста, как я предполагал. Я смутно помнил, что его исключили за критику американской фантастики, и этого в частности требовал Ф.К.Дик.

Вот Фредерик Пол в письме в NYTimes в 83-м году желает разъяснить, что дело было не совсем так. Лему предложили почетное членство в SFWA в 1973 году, которое он принял. По уставу организации почетное членство может быть только у кого-то, кто не может быть обычным членом, потому что у него нет публикаций на американском рынке. У Лема к тому времени уже были опубликованные в Америке переводы, так что устав запрещал делать его почетным членом, но на это никто не обратил внимания (SFWA была крохотной организацией, почти весь ее директорат работал на добровольных началах, у нее не было своего офиса - все было по переписке и неформально). В 75-м году Лем опубликовал по-немецки резко критическое эссе об американской фантастике, в английском переводе его напечатал внутренний журнал SFWA, после чего Филип Хосе Фармер и Ф.К.Дик написали, что выйдут из рядов организации в знак протеста против почетного членства Лема. Тогдашний секретарь SFWA - такой же доброволец, как и остальные, писатель по имени Эндрю Оффатт, о котором я и не слышал никогда, а умер он год назад, перечитал заново устав и решил, что это отличный повод лишить Лема почетного членства, потому что он его получил по ошибке - пусть записывается обычным членом, если хочет.

После того, как это решение было опубликовано, первой выступила с резкой критикой Урсула ле Гуин, и к ней присоединились многие другие писатели, резонно по-моему заявившие, что даже если почетное членство было против буквы устава, лишать его в ответ на критику американской фантастики очень глупо и бросает тень в первую очередь на SFWA. Фредерик Пол попробовал исправить дело: он написал Лему, позвал его вступить обычным членом и предложил платить за него взносы, если ему трудно переводить в злотых из-за железного занавеса. Но Лем отказался, весьма учтиво притом. Потом еще было немало гневных писем, и наконец скандал утих.

В номерах журнала Science Fiction Studies за те годы я нашел обширную переписку - если вам интересно узнать больше, читайте номера от 11 -го до 14-го включительно. Помимо прочего, в 12-м номере есть подробная хронология событий, составленная Памелой Сарджент. Первое критическое письмо Урсулы ле Гуин - в 11-м номере. И еще много интересного, включая само критическое эссе Лема, действительно очень резкое, и реакцию на него нескольких фантастов. Есть также письмо Ф.К.Дика, в котором он, к его чести, проясняет, что отнюдь не против обычного членства Лема в SFWA, и не собирается хлопать дверью в таком случае (и не согласен в этом с Фармером, который был против Лема в любом виде).

Цитаты из наезда Лема на американскую фантастику:

Someone who had not read War and Peace might presume that Margaret Mitchell's Gone with the Wind is the definitive work on war and peace. Hence it would be impossible to make clear to him in theoretical terms that this was not the case. Similarly someone who has never loved might assume that the acme of this experience is in genital contact. The analogy is reasonable since most science fiction is to authentic scientific, philosophical, or theological knowledge as pornography is to love.

Poul Anderson, a noted sci-fi author, gives his colleagues some advice in the latest issue: "Think of Heinlein's warning—we are competing for our readers' beer money." He goes on to write that unless we clear away every barrier that would block the reader's understanding and pleasure he'll say "to hell with it" and head for the corner bar. [...] put simply, sci-fi readers are neither snobs, experts, intellectuals, bookworms, nor sophisticates. They are part of the mass culture market, a portion of which is captured by sci-fi along with beer and championship games. Put this way, one can either accept or reject the thesis. How can space, the silent, endless void that Pascal so feared, survive as a literary theme and prevail victorious in a contest with beer? It can't unless it is painted over and propped up as some sort of ludicrous imitation. Only an artificial cosmos can compete with beer.