June 25th, 2014

moose, transparent

мимоходом

Если понимать Татьяну буквально, она не отвергает Онегина, а всего лишь говорит об отсрочке:

"Но я другому отдана; Я буду век ему верна"

Для наших потомков, которые добьются бессмертия или очень длинной жизни, это, может, будет звучать примерно как для нас "Я буду год ему верна". Потребуется сноска, чтобы объяснить.
moose, transparent

норильск

Так живут в Норильске.

norilsk

Реакция первой секунды: "Ой, как красиво!"
Реакция после пяти секунд: "Ох, какой ужас".

Еще много фотографий оттуда:
http://gelio.livejournal.com/196897.html

Там объясняют, что дома раскрашивают, чтобы пейзаж не был такой тоскливый (!).
moose, transparent

с огоньком

Я на днях листал старые подшивки "Огонька" за 70-е годы, вспоминал стиль и дух эпохи.

(много номеров "Огонька" выложено например здесь: http://journal-club.ru/?q=image/tid/371)

Позабавил контраст между цветной обложкой и тем, что сразу после нее. Вот самый яркий пример. Смотрите, какая прекрасная девушка на обложке одного из майских номеров 1970 года:

ogon1

А открываешь журнал - и что видишь сразу?

ogon2ogon3

И так всегда!

А, вот еще хотел рассказать, увидел прекрасное в другом номере. Листаю это я праздно номер 18 за 1974 год, смотрю на картинки, читаю заголовки, иногда поглядываю на текст, и вдруг вижу подзаголовок - "Длинные руки «Сохнута»". Статья спецкорра Огонька Цезаря Солодаря Б Ы В Ш И Е. О несчастной судьбе советских евреев, которые уехали в Израиль, увидели, как там плохо, и попытались сбежать оттуда или рассказать миру, но всюду их достанут длинные руки Сохнута. Я не могу не процитировать один из многих рассказов оттуда:

Передо мной подавленный человек. Даже в комнате он пугливо озирается по сторонам, то и дело вздрагивает. Когда же направляется к двери, то заметно волочит левую ногу.

Его зверски избили венские сохнутовцы. Он, видите ли, посмел рассказать корреспонденту шведской газеты "Квелльспостен", как сестра из Хайфы прислала ему в Советский Союз письмо, превозносившее в самых восторженных тонах тамошнюю жизнь. Когда же он прибыл в Израиль, сестра поразилась: такого письма она брату не посылала. Даже официальный вызов от ее имени, мотивированный стремлением к "объединению" семьи, тоже оказался сфабрикованным.

Отдадим должное шведскому журналисту: он предусмотрительно обозначил фамилию обманутого иммигранта и город, где живет его сестра, только начальными буквами. Однако венские сохнутовцы сумели обнаружить "клеветника" и расправились с ним. Особенно возмутило громил, как посмел он сказать шведскому журналисту, что даже религиозно настроенные люди не могут привыкнуть к израильским порядкам.

- Теперь ты на своей шкуре почувствуешь израильские порядки, - цинично сказал сионистский агент, бросив свою окровавленную жертву на улице. - И поймешь, что от нас нигде не скроешься.