August 27th, 2014

moose, transparent

спорная классика

Татьяна Габрусенко, "Спорная классика"

Прекрасно же:
Никто из поклонников скандинавских писательниц почему-то не замечает, что Карлсон и Пеппи Длинный Чулок - положительные герои книг, предназначенных для детей школьного возраста - активно отказываются учиться, и это им нисколько не мешает в жизни. Сказочные герои нигде не работают, но у них всегда есть дом, еда, деньги, да еще масса времени для развлечений. Как так? Да запросто. У Пеппи есть клад, у Карлсона- краденые монетки. Так вы, мама с папой, точно уверены, что ученье свет, а воровать грешно?

Обитатели Муми-дален тоже перманентно бездельничают. Работает там только Муми-мама, то и дело пекущая торты и оладьи. Продукты она достает из кладовой. Но совершенно не ясно, как они туда попадают, если папа весь день пишет мемуары или курит трубку (и мама высмеивает трусишку Снифа, который уговаривает папу отказаться от этой вредной привычки). Когда маме надоедают кулинарные упражнения, она преспокойно их бросает и предается мечтаниям. И в семье ничего от этого не меняется.

[...]

Давно хочется спросить родителей-любителей этих текстов: вы хотите ходить по чистым улицам? Так зачем же вы читаете детям книги, где хороший герой (Карлсон) регулярно выбрасывает мусор с крыши на мостовую и бросает горшки с цветами на головы прохожим ради смеха. Вам хочется жить в обществе, где люди внимательны друг к другу? Так зачем же вы читаете ребенку книгу, где Карлсон, все ради того же смеха, стреляет из пистолетика в поздний час, будя уставший за день многоквартирный дом.

Вы хотите, чтобы ваш сын пользовался уважением друзей, а не служил шестеркой у какого-нибудь школьного хулигана? Так перестаньте читать ему книгу, где, в угоду психотерапевтическим новациям середины прошлого века, отрицавшим традиционный образ сильного мужчины, мальчик изображен безнадежным терпилой, и его рабское подчинение Карлсону восхваляется как «дружба». Зачем вы, родители, вслед за безответственными авторами, искушаете незрелые души асоциальными моделями поведения, следствие влияния которых вам же и разгребать?


Любопытно, это сознательное подражание классике жанра или просто конгениальность душевных порывов:

"Чуковский и его единомышленники дали много детских книг, но мы за 11 лет не знаем у них ни одной современной книги, в их книгах не затронуто ни одной советской темы, ни одна их книга не будит в ребенке социальных чувств, коллективных устремлений. Наоборот, у Чуковского и его соратников мы знаем книги, развивающие суеверие и страхи ( "Бармалей" , "Мой Додыр" - Гиз, "Чудо-дерево") , восхваляющие мещанство и кулацкое накопление "Муха-цокотуха" - Гиз, "Домок"), дающие неправильные представления о мире животных и насекомых "Крокодил" и "Тараканище"), а также книги явно контрреволюционные с точки зрения задач интернационального воспитания детей (Полтавский "Детки разноцветки" и-во Зиф, Ермолаевой "Маски"- Гиз)."

или

"Смешно также, что крокодил называется по имени и отчеству: "Крокодил Крокодилович", что носорог зацепился рогом за порог, а шакал заиграл на рояли. Все это веселит ребят, доставляет им радость. Это хорошо. Но вместе с забавой дается и другое. Изображается народ: народ орет, злится, тащит в полицию, народ - трус, дрожит, визжит от страха ("А за ним-то народ и поет и орет...", "Рассердился народ и зовет и орет, эй, держите его да вяжите его. Да ведите скорее в полицию.", "Все дрожат, все от страха визжат..."). К этой картинке присоединяются еще обстриженные под скобку мужички, "благодарящие" шоколадом Ваню за его подвиг. Это уже совсем не невинное, а крайне злобное изображение, которое, может, недостаточно осознается ребенком, но залегает в его сознании. Вторая часть "Крокодила" изображает мещанскую домашнюю обстановку крокодильего семейства, причем смех по поводу того, что крокодил от страха проглотил салфетку и др., заслоняет собой изображаемую пошлость, приучает эту пошлость не замечать. Народ за доблести награждает Ваню, крокодил одаривает своих землячков, а те его за подарки обнимают и целуют. "3а добродетель платят, симпатии покупают" - вкрадывается в мозг ребенка."
moose, transparent

мама, не плачь, мы ж не на украину

Репортаж "Новой Газеты" о могилах под Псковом.

Там же - еще один разговор с "живым-здоровым" псевдо-Кичаткиным в воскресенье по телефону из объявления Оксаны Кичаткиной.

И еще вот:
— Я уже 10 суток не сплю, — плачет в трубку мать псковского десантника Елена Баранова. — Мой сын — срочник, 29 октября ему уже домой надо было возвращаться… 15 августа Андрей позвонил мне в последний раз. Сказал: «Мама, мы на учения, не знаю, куда». Но я поняла, что куда-то на границу, потому что перед этим их уже два раза туда отправляли, заплакала. А он мне: «Мама, не плачь, мы ж не на Украину...» Раньше, во время учений, сын, если он не в наряде, каждый день звонил мне и говорил: «мама, всё хорошо» или «мама, завтра я в карауле». В такие дни я звонка и не ждала. Но тут столько дней — и ничего! С 19 августа я звоню в часть. Но там ни один телефон не отвечает! Я обзвонила 16 номеров! Когда я уже ни до кого не дозвонилась, вспомнила: когда ездили на присягу, там было собрание, и командир дал нам телефон, сказал — в любое время дня и ночи звонить. Я и по нему позвонила — опять тишина. А потом поползли по Интернету все эти новости… Я понимаю — учения. Но почему никакого телефона нет, чтобы сын мог матери позвонить?!


Меж тем РИА-Воронеж сообщает, что вчера, 25 августа, в Павловском районе прошли похороны Антона Короленко, командира десантно-штурмового взвода 76-й десантно-штурмовой дивизии, дислоцированной в Пскове.

P.S. Про историю с плененными на территории Украины десантниками - которые "патрулировали границу и заблудились" по версии Минобороны и Путина - мне не хочется писать и разбирать ссылки и видео. Там все и так понятно, и я не верю, что нормальный человек может искренне отстаивать "заблудились".
moose, transparent

дневные стихи (англ.)

Я часто вспоминаю это стихотворение Пушкина. Оно мне очень нравится и я его очень не люблю.

Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем,
Восторгом чувственным, безумством, исступленьем,
Стенаньем, криками вакханки молодой,
Когда, виясь в моих объятиях змией,
Порывом пылких ласк и язвою лобзаний
Она торопит миг последних содроганий!

О, как милее ты, смиренница моя!
О, как мучительно тобою счастлив я,
Когда, склоняяся на долгие моленья,
Ты предаешься мне нежна без упоенья,
Стыдливо-холодна, восторгу моему
Едва ответствуешь, не внемлешь ничему
И оживляешься потом все боле, боле -
И делишь наконец мой пламень поневоле!

Недавно мне хотелось поделиться им с людьми на англоязычном форуме и я отыскал перевод - по-моему, очень хороший. Переводчик Бабетта Дойч:

“NO, NEVER THINK”

No, never think, my dear, that in my heart I treasure
The tumult of the blood, the frenzied gusts of pleasure,
Those groans of hers, those shrieks : a young Bacchante’s cries,
When writhing like a snake in my embrace she lies,
And wounding kiss and touch, urgent and hot, engender
The final shudderings that consummate surrender.

How sweeter far are you, my meek, my quiet one,
By what tormenting bliss is my whole soul undone
When, after I have long and eagerly been pleading,
With bashful graciousness to my deep need conceding,
You give yourself to me, but shyly, turned away,
To all my ardors cold, scarce heeding what I say,
Responding, growing warm, oh, in how slow a fashion,
To share, unwilling, yet to share at last my passion!
moose, transparent

немного о фортепиано

Я снова начал заниматься с учителем, с новым учителем, после долгого перерыва (с декабря прошлого года я не брал уроков). Перед этим у меня был пару месяцев назад прилив интереса к педагогике фортепиано, к тому, какие есть школы, методы и философии преподавания и изучения, я прочитал об этом несколько книг и много думал (и еще собираюсь читать). Поколебавшись немного после этого, я решил все же попробовать.

На первом уроке я попросил учителя вместо того, чтобы собственно заниматься у инструмента, просто поговорить о том, как он работает и что видит важным, чего бы мне хотелось и что мне кажется важным, и так далее. Результатами беседы доволен, но это само по себе ничего не говорит, конечно. Я попробовал сформулировать для учителя четко то, что мне особенно важно от него получить, и это (по памяти) следующее:

  • Мне очень не нравится оставлять пьесу и переходить к следующей, когда я все еще еле-еле могу сыграть ее без ошибок и то не каждый раз, и даже сам слышу кучу музыкальных недостатков (а учитель слышит в 5 раз больше, конечно). Я хочу хотя бы в некоторых вещах (например тех, которые мне больше нравятся) доходить под руководством учителя до уровня исполнения и шлифовки, который можно честно назвать неплохим. Или если это невозможно, я хочу понять почему и над чем конкретно надо работать.
  • Я хочу хорошо понимать, какой у меня на данный момент "уровень" (насколько это можно сформулировать), что я умею хорошо, что средне, что плохо, в чем я улучшаюсь, а что стоит на месте, и почему учитель выбирает эту пьесу, а не другую, что именно она по его замыслу развивает и улучшает. Мне нужно, чтобы это понимал не просто учитель, мне нужно, чтобы это понимал я.
  • Я готов заниматься этюдами, пусть скучными, я готов играть гаммы сколько нужно, если это развивает технику. Какие именно технические задания выполнять, решает учитель, но я не хочу, чтобы за меня принималось решение "взрослый ученик все равно не будет играть гаммы, его некому заставлять, поэтому не надо и пытаться".
  • Я хочу как можно более аналитического подхода к недостаткам и проблемам и внимания к мелочам. У меня цепкая память и внимание, но их нужно кормить данными.

Со своей стороны я решил первое время брать два урока в неделю (вряд ли надолго, но первые несколько месяцев смогу, а там посмотрим). Я также завел для себя музыкальный дневник, в котором пишу отчет о каждом уроке: что сказал учитель, какие советы дал в каких местах, где и над чем надо работать. Начну также записывать себя и вкладывать записи в этот дневник, чтобы потом можно было послушать. Наконец, я очень стараюсь найти час в день для занятий. Получается не каждый день, но... почти каждый, наверное. Но это только самое начало занятий и ему всегда сопутствует энтузиазм, посмотрим, как будет дальше. Пока что прошло три недели уроков, полет нормальный.


(для тех, кто недавно переключился на наш канал, историческая справка: я не занимался музыкой в детстве вообще, три года назад начал брать уроки фортепиано, играю очень плохо, хочу лучше, нереальных амбиций нет, но хочу вложить то время и силы, которые обстоятельства позволяют найти, и посмотреть, что будет)