September 11th, 2014

moose, transparent

четыре рентгенолога

Из воспоминаний об Эйнштейне физика Леопольда Инфельда, соавтора Эйнштейна:
Я решил поговорить с Эйнштейном о своём финансовом положении. Нелегко было принять такое решение. Я знал, что Эйнштейн захочет мне помочь. Но я знал также, что его возможности довольно ограничены. Это может показаться странным, однако было известно, что его рекомендательные письма значили куда меньше, чем рекомендации некоторых других профессоров, гораздо менее известных.

Эйнштейн несколько раз говорил мне:

— Моя известность начинается за пределами Принстона. В Файн Холле мои слова значат очень немного.

Но и за пределами Принстона рекомендации Эйнштейна имели относительно небольшое значение. Это было вызвано большой его
добротой. Он подписал в своей жизни столько рекомендательных писем, что их рассматривали скорее как ценные автографы. Мне, например, рассказывали историю о свободном месте в больнице, где искали рентгенолога-физика. Подали заявление четыре физика, бежавших от гитлеровского режима; у каждого претендента было рекомендательное письмо от Эйнштейна.
moose, transparent

подавленные воспоминания: теперь и в израиле

В конце 80-х и в 90-х в Америке была целая эпидемия подавленных воспоминаний - под руководством психотерапевтов взрослые люди "вспоминали", что в детстве их насиловали или жестоко пытали родители, и на основании одних таких воспоминаний родителей осуждали за инцест и насилие над детьми, и присуждали к долгим тюремным срокам.

С тех пор таких случаев стало намного меньше (хоть они и не исчезли совсем). Исследователи-психологи, и в особенности исследователи памяти и механизмов вспоминания и забывания, снова и снова повторяли, что научного базиса у "подавленных воспоминаний" нет, что это сомнительная теория, противоречащая тому, что известно о памяти, и строго доказанных случаев такого в научной литературе просто нет. Специалисты по травмам снова и снова повторяли, что все исследования указывают: мы помним травматические события в нашей жизни особенно ярко, переживаем их снова и снова особенно болезненно. Чтобы мы их "вытеснили" из активного вспоминания именно из-за их болезненности, а потом ярко и полностью "вспомнили" много лет спустя под руководством психотерапевта - это может казаться логичным и понятным, такой сценарий вошел в культурное сознание, перешел на страницы книг и в сюжеты множества фильмов и ТВ-сериалов, и привел на скамью подсудимых сотни, если не тысячи, людей - но так и не нашел подтверждения после многих лет изучения психологами.

Наоборот, снова и снова оказывалось, что вспомненные истязания и изнасилования были ложными, потому что находились непреодолимые противоречия, алиби, итп. Психологи снова и снова показывали, как легко подтолкнуть человека к искреннему "вспоминанию" того, что на самом деле не происходило, причем такое подталкивание может быть даже неосознанным, психолог или психотерапевт может искренне считать, что помогает лучше "вспоминать". Настоящим героем в этой области является американский психолог Элизабет Лофтус, которая очень многое сделала для того, чтобы остановить эту волну шаманства:

http://en.wikipedia.org/wiki/Elizabeth_Loftus (и особенно http://en.wikipedia.org/wiki/Jane_Doe_case)

И вот сейчас, с заметной задержкой, как обычно и бывает, это дошло до Израиля. Верховный суд здесь оставил в силе 12-летний тюремный приговор отцу, которого обвинила в каждодневном изнасиловании с 3 до 11 лет взрослая дочь, "вспомнившая" об этом после того, как в возрасте 23 лет записала свой сон. Судя по этой длинной статье на иврите (англоязычная версия несколько короче) никаких серьезных улик, кроме подавленных воспоминаний дочери, не было. Обвиняемому сейчас 75 лет, дочери уже 38, эта история длится 15 лет, и вот сейчас он начнет отбывать свой срок.

Ужасный случай, конечно. Да обвинения на основе подавленных воспоминаний всегда ужасны. Люди не "вспоминают", что им родители в детстве не дали мультик посмотреть, они "вспоминают" насилие и пытки и сатанинские культы и еще много чего. И искренне убеждены в том, что вспомнили правду, конечно. Грустно, что это наваждение пришло в Израиль, в то время как в Америке с ним уже худо-бедно, но справляются (или по крайней мере борются). Может, с каким-то запозданием и борьба эта дойдет до наших судов.