November 26th, 2014

moose, transparent

минута

СЯУ, что до введения часовых поясов (1919 г.) в России было единое железнодорожное время, на 2 часа и 1 минуту позже гринвичского (точнее, 2 часа 1 минута 18,7 секунд). Оно называлось петербургским, потому что соответствовало долготе Пулковской обсерватории в Санкт-Петербурге. Это значит, что истинный полдень, т.е. самое высокое положение солнца, в Пулковской обсерватории было в 12:00 по этому времени.
moose, transparent

о тестировании (программистское)

Годы работы в Гугле изменили меня кое-где незаметно для меня самого. На днях мне захотелось посмотреть, как обстоят дела в FreeBSD, которой я активно не пользовался лет двенадцать. Установил последнюю версию на сервере, который в сторонке залежался. Установил исходники ядра и юзерленда (svn о боже мой). Посмотрел кое-что, что мне было интересно, в исходниках TCP/IP-стека, и сравнил с линуксовскими исходниками. И вдруг подумал: а если это менять, то где тесты? А тестов-то и нет. Да ладно ядро, у системных утилит тоже нет никаких тестов. И у большинства системных библиотек. Опаньки.

А как жить-то? Как люди живут вообще?

Не то чтобы раньше я не любил и не признавал тестирование, нет, наоборот (я работал много лет на Перле, например, а у Перла была культура тестирования, лет на 6 опередившая другие современные языки). Насколько я помню себя 10 лет назад, у меня было такое отношение, что когда есть тесты, то это хорошо, с ними лучше, чем без них. Теперь у меня скорее другое отношение: если их нет у нетривиального куска кода, то как вообще работать? Нет, если припечет, я смогу конечно, у меня голова соображает. Но это же как передвигаться прыжками со связанными ногами.