May 20th, 2016

moose, transparent

одних стихов полсотни

(из комментариев в ФБ к записи про Евтушенко)

"Легко прочитаю по памяти полсотни стихов Евтушенко, к которым можно предъявить любые претензии, но они ЕСТЬ в русской литературе, хотим мы этого или нет. Так что, любезные несуществующие фб-юзеры-лузеры, идите баиньки, и пусть вам приснится хотя бы обожаемый графоманами Бродский."

Есть и в наше время в жизни место подвигу.

(интересно - это уже не про Евтушенко и никак не связано с ним, просто подумалось - какой процент носителей русского языка может самостоятельно вспомнить, перечислить и прочитать по памяти 50 стихотворений любых авторов (детские и слова песен не считаются)? Ну или в абсолютных величинах, сколько есть таких людей, как вы думаете? Я бы оценил верхнюю границу в 5000 человек)
moose, transparent

волчек

Интервью с Дмитрием Волчеком, издателем "Митиного журнала".

Много жесткого жжения глаголом. Я не буду цитировать более политические высказывания - о России, Украине итд. - посмотрите сами. Но вот об, извините, гетто русской литературы. Что вы думаете о нижесказанном?

Клянусь вам: я понятия не имею, кого там номинируют на «Большую книгу», не знаю лауреатов и не собираюсь их читать. Жизнь коротка, и у меня просто нет времени на ерунду. Я честно не понимаю, почему я должен читать Сенчина после Пруста, Кафки и Вирджинии Вулф. Чего ради? Спросите литературного критика или просто компетентного читателя во Франции, Канаде, Дании и ЮАР, что он думает о последнем романе Юзефовича или шорт-листе «Большой книги». Ничего он не думает. С какой стати это должно быть интересно мне? Да, я родился в России, думаю по-русски, отвечаю вам сейчас по-русски, но, ей-богу, это не значит, что упомянутая вами Гузель меня должна увлекать больше, чем Кадзуо Исигуро или Эльфрида Елинек. Я очень много читаю, вообще не выхожу из дома без книги. У меня огромная библиотека, я постоянно покупаю новые книги, в том числе и в России. Но это не означает, что я должен жить в унылом гетто и следить, кого там выбрали старостой.


(меня интересует эта тема, потому что я уже много лет читаю по-английски намного больше, чем по-русски, несмотря на периодические попытки окунуться в родной язык поглубже. Т.е. выходит, что я веду себя противоположно тому, что пишет Волчек - может, лауреатов и не назову, но интересуюсь тем, что пишут по-русски, стараюсь найти для себя больше интересного - а результат выходит тот же).

P.S. О, еще Волчек упоминает феномен писателей типа Фадеева или Кочетова, "описанный, например, Михаилом Золотоносовым в замечательных исследованиях о нравах советских писателей". Судя по всему, речь идет о книге с совершенно подкупающим названием

Гадюшник. Ленинградская писательская организация: Избранные стенограммы с комментариями (Из истории советского литературного быта 1940—1960-х годов).

На первые несколько взглядов она выглядет очень интересной; наверное, буду читать.
moose, transparent

дабы не слышать

Интересный репортаж о том, как снимали последний клип группы "Ленинград" - "В Питере пить".



Меня позабавила фраза "Массовке из учеников было предложено надеть наушники дабы не слышать нецензурных слов из текста сценария".

В этой сцене произносится одно нецензурное слово "нахуй". В массовке участвуют ученики примерно 4-6 класса, судя на глаз. Какой есть шанс того, что кто-то из них не знает этого слова и будет травмирован его использованием?

Представил себе как продюсер или там режиссер беседуют с этими ребятами, объясняют им про наушники.
moose, transparent

лытдыбр

Каждый год в День независимости Израиля мы едем вечером в парк в центре города, погулять среды огромной толпы, купить потешные надувные сине-белые молотки с флагом, чтобы бить друг-друга по голове, и баллончики, чтобы стрелять пеной (да-да, честное слово), и браслеты, что светятся в темноте - и посмотреть на фейрверк. И каждый год я сталкиваюсь с одной и той же проблемой - не знаю, в какое время точно начнут стрелять разноцветными огнями, и не хочу пропустить или наоборот слишком долго ждать. И каждый год я захожу на сайт муниципалитета, на котором почему-то каждый год приводят полный список певцов и артистов, выступающих на разных площадках города, а о времени начала фейрверка умалчивают; и каждый год ищу в гугле и не нахожу; и в конце концов от друзей узнаем, что то ли в 9:30, то ли в 10 вечера, но точно никто не знает (на самом деле в 9:30, оказалось); и каждый год, уже когда вечер закончился, я думаю, гм, надо бы не забыть в следующем году это время и не метаться, наверняка в то же время начнут. И забываю, конечно. Как заставить себя помнить что-то через год? Написать записку - потеряется, сказать Р. - она тоже забудет, может написать запись в ЖЖ? Но тогда через год я и не вспомню, что писал ее год назад, вполне возможно.

На первый взгляд нетривиальный, можно сказать глубокий, чуть не философский вопрос, но минутное размышление его решило: я посмотрел, в какой день в следующем году будет День Независимости (он в разные даты каждый год, потому что по еврейскому календарю), и поставил себе напоминалку на этот день в Гугл-календаре.

А когда мы гуляли в парке - огромная толпа, много тысяч людей вокруг полностью забили бульварную аллею и все проходы мимо нее, с трудом можно протолкнуться - примерно в 9:27 мы потеряли младшего ребенка. Ему два года и он безбашенный, когда видит что-то, что ему нравится - прет туда, а уже потом вспоминает, что потерял маму. Мы высматривали место встать поудобнее, чтобы смотреть на фейрверк, Даник стоял смирно рядом с нами, и мы не смотрели прямо на него буквально несколько секунд, и вдруг его уже нет рядом с нами.

Первые 10 секунд ты просто не веришь в то, что что-то случилось, бегаешь вокруг, зовешь ребенка и знаешь, что он просто чьей-то спиной заслонен и сейчас отзовется. Следующие 20 секунд у тебя нарастает тревога в груди и такое странное чувство - ощущаешь раздвоение реальности, только ты не знаешь еще, в какой ты копии - в той, где мальчик совсем рядом и сейчас ты его углядишь и это еще не считается, или в той, где он Потерялся. А потом врубается адреналин и становится реально страшно. Вокруг ОЧЕНЬ много людей, которые еще несколько часов не будут расходиться (концерт же щас начнется после фейрверка). Ни одного полицейского или охранника в поле видимости нет - они все стоят в 200-300 метрах, на периметре огороженной зоны в центре города. Плотность людей такая, что даже если мальчик ушел на 20 метров, его можно искать и искать - а если он испугался, заблудился и пошел куда-то по парку, забитому людьми - то это надолго. Умом понимаешь, что вряд ли что-то случится, ну какие-то взрослые возьмут его за руку и приведут к охранникам и через несколько часов информация с разных сторон от нас и от него протолкнется, соединится и мы будем знать, куда бежать. Но когда думаешь, как он будет бояться и реветь это время (а он очень маменькин сынок пока что), и что мы эти несколько часов будем думать, и что если что если что если

Я поставил Юлю у забора, сбросил рядом эти идиотские надувные молотки и наказал ей стоять и не двигаться. Мы с Р. бегаем раздельно вокруг, ищем ребенка и кричим его имя. Проходит минута, две, три, самое близкое пространство мы уже обыскали. И тут врубается фейрверк. Точно по графику. Огромный грохот и ни фига не слышно, и вся толпа замерла на месте, задрав голову. Представьте вид сверху на этот пятачок парка: весь усыпан людьми, и все неподвижны и задрали головы, кроме двоих фигурок, которые зачем-то бегают между ними зигзагами, протискиваются меж неподвижных тел в самых узких местах - и что-то вроде кричат, но за грохотом ферйверка никакой двухлетний малыш не может их услышать. Я мечусь туда, сюда, кричу "Даниииик", хоть и сам еле слышу себя - и одновременно у меня в голове крутятся картинки, вне моей воли, как будто я проецирую себя в будущее: я вижу себя еще через полчаса все еще бегающим тут, еще через час объясняющего что-то охранникам, еще через три часа пересекающего весь парк в поисках в совсем уж нелогичных местах. Странная пустая взвинченность; вроде и паника, но под контролем.

Еще минут через пять такого потешного метания я решил подбежать поближе к детской песочной площадке неподалеку, где уже проверял несколько раз, но она ж может для него послужить магнитом - и испуганный заплаканный Даник вышел мне навстречу. Мы вернулись с ним к Юле, дозвонились до Р. с четвертого раза (потому что грохот, не слышно), и стали смотреть на фейрверк. Детям очень понравилось.