March 1st, 2017

moose, transparent

импровизация и платформа

Вот я нашел версию с русскими субтитрами одной очень интересной сцены в жанре импровизации. Меня эта сцена восхищает и я ее время от времени пересматриваю. Но, мне кажется, человеку, который незнаком с этим жанром и сам никогда не пробовал, нелегко понять, что в этом такого уж потрясающего (я ниже попытаюсь объяснить). Попробуйте посмотреть и судите сами. Можно смело начинать где-то с 01:30. Самое главное тут - первые четыре минуты (начиная с 01:30). Помните, что актеры разыгрывают полностью импровизированную сценку - они ничего не репетировали и ни о чем не договаривались заранее.



Теперь попробую объяснить, что особого в этой сцене.

В импровизации есть понятие "платформы". Платформа - это "кто, что и где": кто эти люди, что они делают и где они этим занимаются. В отличие от театра, участники импровизационной сценки не знают, когда они начинают ее, кто они такие (как их зовут, профессия, если это важно, кем они друг другу приходятся - знакомые, друзья, супруги, братья, случайные прохожие...), не знают, что они делают в начале сцены, и не знают, где все это происходит. Иногда часть платформы задается условиями игры или сцены - например, у аудитории просят: назовите какое-то место или какие отношения между людьми, и сразу с этого начинают. Но это всегда только часть.

"Установить платформу" значит сделать так, чтобы у участников создалось общее понимание всего этого, и импровизаторы специально над этим работают, потому что это должно выглядеть убедительно: если сказать что-то вроде "Здравствуйте, я тут принес вам отчеты, которые вы просили, ведь вы же мой начальник", то это будет глупо и эффект пропадет. Но с другой стороны, это делают быстро, обычно в первые секунды сцены, иначе актеры по-разному понимают (или не понимают), кто они такие и что происходит, и почти невозможно вести себя осмысленно и гармонично. Одно из главных умений импровизатора - немедленно "принять" любой намек на платформу своего партнера по сцене. Если ко мне обращаются по имени, то теперь я знаю, что это мое имя. Если я задаю стандартный вопрос официанта, то все понимают, что мы в кафе или ресторане, итд. Если все вышло на "отлично", то аудитория увидела совершенно естественные диалог и поведение актеров, как будто они заранее знали, кто они, где они, и что будут говорить - но при этом аудитория понимает, что это не так. Если нет этого "понимает, что это не так", то непонятно, что тут такого особенного - ну хорошо, несколько актеров убедительно сыграли интересную или смешную сценку.

В этом видео актеры, весьма известные в этом жанре, делают нечто весьма редкое - они очень долго, больше трех минут (это вечность! вечность!) не устанавливают платформу. На отметке в 01:40, когда они просто стоят и смотрят друг на друга, они не знают о своих персонажах вообще ничего, и постепенно вводят один за другим, мало помалу, эмоциональные и фактические подробности. При этом самое главное - в чем состоит конфликт? что происходит? - раскрывается в 05:00, когда зритель наконец понимает следующее: они оба работники компании, и оба играют в любительской лиге по софтболу (упрощенный вариант бейсбола), где команды составляются по месту работы (довольно частая практика в Америке). Один из них только что наорал на начальника, который хочет занимать ключевую позицию на поле, хотя плохо играет - и теперь опасается, что его уволят, а второй сам бы никогда на такое не решился, и его поддерживает и поддакивает.

В свете этой платформы весь предыдущий диалог актеров, их поведение, жесты, тон речи - все совершенно логично и аутентично, как будто заранее разыгрывалась именно такая сценка; но на самом деле все это вводилось постепенно. Если смотреть внимательно, то видишь, как все время один из них вносит какую-то новую деталь, а второй немедленно подхватывает и укореняет, добавлят еще что-то к ней. Первый говорит (02:35): "я даже здесь слышал этот крик", а второй подхватывает и уточняет: это он высказывал, что у него наболело на душе, потому что такой он человек итд. Еще неизвестно, на кого он кричал и почему, но еще через несколько секунд становится понято, что это был один человек, потом - что начальник, но такой, к которому кричавший относится с пренебрежением. До самого конца неизвестно, почему он кричал на начальника и в чем состоял его идеализм, и можно это разрешить сотней разных способов, и только в 05:00 они выбирают один из них. Все это выглядит естественно и непринужденно, но на самом деле это ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО. Оба актера держат в голове развивающееся понимание платформы и мириады еще не "обрубленных" возможностей продолжения, и с огромным вниманием друг к другу уточняют и развивают его дальше. Они ни на секунду не выходят из образа, который по сути еще не существует и создается ими из ничего в эти самые секунды. Когда я в первый раз смотрел, у меня мурашки по коже просто шли при мысли о том, как это тяжело, и как круто. Когда я что-то такое делаю, то если у меня за 5-10 секунд нет платформы, то это все, сцена идет под откос невзирая на все мои усилия. Эти 3 минуты 20 секунд - что-то невероятное.