April 4th, 2017

moose, transparent

язык шекспира

Читаю "Комедию ошибок" в оригинале и думаю о том, как - парадоксально - везет читателям Шекспира в переводах.

Потому что читать по-английски... ну не скажу тяжело, в принципе нормально, если привык к десятку-другому основных расхождений в служебных и очень частых словах, но все равно - взгляд спотыкается все время на несколько странных значениях слов, на вышедших из употребления метафорах, и это постоянно. Из контекста обычно понятно, но не всегда.

Получается странная вещь, что для читателей переводов Шекспир более доступен, чем даже для образованного англоязычного читателя. Это как-то несправедливо.

Когда-то я думал, что "переложения" Шекспира на современный английский - это очевидная профанация. Ведь язык действительно близкий, это не сравнить, скажем, с "Словом о полку Игореве", где такое вполне уместно. Ведь нужно всего лишь немного поднапрячься, взять издание с текстовыми комментариями - и можно читать ровно то, что Шекспир написал.

Но теперь я думаю, что был неправ. Я недостаточно учитывал, насколько важно избегать тривиальных неудобств. Если внимательно вчитываться в каждую строку и держать в уме контекст, если читать комментарии, если позволять себе не замечать странности языка - которые для современников Шекспира не были странностями - то да, можно все понять. Но сколько людей будут это делать по-английски? (да, я понимаю, что если смотреть постановку, а не читать, то поведение актеров тоже подсказывает очень многое, но и оно не решает целиком проблему) А в переводе любой образованный человек может прочитать. И ведь не скажешь даже, что в таком случае перевод неправомерно "сглаживает" сложные углы оригинала, потому что, опять-таки, для той эпохи это был нормальный и обыденный язык.

Вот в "Комедии ошибок", например, на каждой странице полно таких мелких вещей. Я читаю "серьезное" издание, с кучей текстовых комментариев, и многие из них такого вида: "demean yourself" -> conduct yourself, "displeasure" -> injury, "sad" -> serious, "attach" -> arrest.

То есть слова, чуть сдвинутые по смыслу в сравнении с современными, но без пояснений выходит такое смазанное впечатление. И это несправедливо даже по отношению к автору, не говоря о читателях, потому что у него все точнее, чем при наивном прочтении современным читателем кажется. В любом переводе все эти проблемы исчезают, их просто нет.

При этом есть, конечно, англоязычные переложения Шекспира на современный язык, не то чтобы особо популярные. Но они идут намного дальше, например, "переводят" тексты пьес в прозаическое изложение. Например, "переведено в легкий для чтения, увлекательный роман для тинейджеров", пишут авторы одного такого перевода - и, видимо, считают это достоинством.

Интересно было бы посмотреть на версию, в которой поправлены именно такие не-очень-важные слова, вроде указанных выше, с сохранением стихотворного размера, с сохранением знаменитых фраз в том виде, в каком люди их помнят. Скромно, ненавязчиво, но так, чтобы вернуть - для современного читателя, не ползающего по сноскам, шекспировскую точность образа и метафоры. Учитывая то, сколько всего шекспировского есть, подозреваю, что и такие "модернизации" существуют.
moose, transparent

500 слов о гендере

В современном около-феминистском дискурсе есть несколько соревнующихся между собой взглядов на то, что понимать под словом "гендер".

1. "Социальный гендер". Гендер - это конгломерат "гендерных норм", которые навязывает людям общество и культура, в которую они погружены. Все вместе стереотипы того, как должны вести себя мужчина (или женщина), что от них ожидается, как с ними следует себя вести итд - все это вместе составляет гендер. Все эти нормы, согласно этому взгляду, слабо связаны или вообще не связаны с биологическими реалиями (половые признаки, гормоны, мускульное строение итд.) и в разное время в разных обществах бывают разными.

Люди, которые так определяют гендер, часто считают, что гендерные нормы - это зло, и лучше бы было, если бы их не было. Следует обращаться с женщинами точно так же, как с мужчинами (за пределами определенных биологических реалий), столько же денег платить, не открывать дверь именно женщинам, не налагать только на них работу по дому, итд. итд.

2. "Психологический гендер". Гендер - это определенный способ самоосознания и самоопределения разума, когда мы внутри "ощущаем" себя мужчиной или женщиной (или ни тем и ни другим в продвинутых случаях genderqueer, agender итп.). У подавляющего большинства людей он совпадает с биологическим полом, но у трансгендеров не совпадает; наиболее часто это описывают как гипотетический переключатель в мозгу, который независимо от половых признаков, гормонов итд. может стоять в положении М, а может Ж, и у трансгендеров по неизвестным причинам он стоит в противоположном биологическому полу положении.

В этом определении гендер может коррелировать с "гендерными нормами" выше, хотя от них прямо не зависит. Трансгендеры часто (не всегда) стремятся именно что перейти к гендерным нормам своего "настоящего" гендера, как они его понимают, и не заинтересованы вообще говоря в уничтожении гендерных норм.

Возьмем для простого примера одежду. Люди, которые понимают гендер в первом смысле выше, считают неправильным, что платья и юбки для женщин, а брюки для мужчин (и реже для женщин). С их точки зрения было бы хорошо, если бы любой человек мог одевать что угодно, не подвергаясь косым взглядам и насмешкам, и по одежде вообще не принято было бы судить о поле. Теперь возьмите трансгендера М->Ж. Часто (хоть и не всегда) она как раз мечтает носить юбки и платья, которые будут подчеркивать ее истинную женственность. Она вовсе не заинтересована, чтобы платье и юбка никак не указывали на разницу между мужчинами и женщинами. Ей нравится подчеркивать, что она женщина, и ощущать себя женщиной в том числе путем ношения юбок-платьев, но при всем при этом ее истинный гендер, с ее точки зрения, не зависит от юбок-платьев, а является чем-то гораздо более фундаментальным (так же, как обычная женщина не перестанет себя чувствовать женщиной в мужском платье).

Между первым и вторым определением есть некоторые противоречия или трения, которые некоторые активисты/феминисты/трансгендеры стремятся скорее игнорировать, а некоторые наоборот водружают их на знамена и спорят друг с другом.

Наконец, есть точка зрения

3. "Нет никакого гендера". Нет причин создавать некую социальную или психологическую категорию, отличную от собственно биологического пола. Несомненно, есть люди, которые считают себя трансгендерами и ощущают сильную гендерную дисфорию (т.е. чувства разочарования, депрессии, душевной боли от того, что их внешний пол не совпадает с внутренним ощущением), но это не значит, что существует внутренний "переключатель" - возможно, это "всего лишь" сильный невроз или психическое расстройство. То же самое касается "социального гендера" - несомненно есть гендерные нормы, и можно к ним так или иначе относиться, но обобщать и объединять их в социальную категорию гендера, отличную от биологической категории пола, нет собственно научных причин.

В современном западном либеральном обществе растет популярность варианта "самоощущение", и снижается популярность варианта "общественные нормы". Третий вариант "нет никакого гендера" популярен среди консерваторов, анти-феминистов итд., хотя твердой зависимости тут нет - несомненно есть либералы, которые его придерживаются, и анти-либералы, которые придерживаются первого или второго варианта.